ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Выбора не оставалось — вождь охотников снова просвистел, только теперь это был сигнал к атаке. И сразу же рванулся вверх, с шумом развернув крылья. Главное — успеть набрать высоту и скорость, думал он, вытаскивая короткий меч.
Отважные разведчики услышали команду Браана — захлопали крыльями и устремились на перехват, скользя по мокрым камням. Тинн резко развернулся в сторону опасности, взмахнул крыльями, поднимая с земли фонтан брызг и грязи, подпрыгнул. Тактически их маневр не удался — оба воина разлетелись в разные стороны, но медлить было нельзя. Охотники издали боевой клич и набросились на врага.
Орел нацелился на Тинна, но, по мере приближения других противников, его внимание рассеялось. Браан бесстрашно несся прямо вперед, целя мечом в злобный желтый глаз хищника. Столь прямая угроза со стороны явно опасного противника заставила орла уклониться, но Браан отреагировал на маневр и, резко развернувшись, нанес удар. Однако остановить инерцию он уже не мог: от столкновения охотник потерял управление и камнем полетел вниз, в последний момент все же успев расправить крылья и смягчить удар о мягкую влажную землю. Перекувыркнувшись, вождь снова взмахнул крыльями, пытаясь взлететь и поскорее набрать высоту.
Орел пострадал меньше. Издав ужасный крик, он, влекомый той же инерцией, переключился на первоначально выбранную жертву. Полуослепший и разъяренный от боли, хищник устремился к Тинну, явно намереваясь разорвать несчастного на кусочки. Охотник, заметно уступая в высоте, конечно, мог только обороняться. Продолжая скольжение, он ждал до последнего момента и лишь тогда, когда враг уже был рядом, ринулся вниз, пытаясь уклониться от смертельного удара клювом, но пространства для подобного маневра уже не оставалось — коготь птицы рассек спину Тинна, и тот мгновенно камнем рухнул на землю.
Оба разведчика отчаянно пытались отвлечь орла, но они заметно уступали ему в скорости. Браан, поднимаясь все выше и выше, видел, что хищник опускается к раненому противнику, выпустив смертоносные когти. Времени уже не оставалось, и вождь вытащил лук, положил стрелу и прицелился. Орел, наклонив голову, чтобы получше рассмотреть добычу оставшимся глазом, повис над Тинном. Браан выпустил стрелу. Мелькнув в воздухе, она воткнулась в глаз птицы, железный наконечник рассек крохотный мозг. С громким криком чудовище свалилось рядом с Тинном, накрыв его крылом.
Орел еще бился в конвульсиях, когда разведчики опустились, держа наготове луки. Браан приготовил еще одну стрелу. Тяжело дыша, охотники осторожно подошли к поверженному врагу. Он вздрогнул и затих.
— Давайте… — едва дыша, прохрипел Браан, — посмотрим, что с нашим товарищем.
Вождь приблизился к раненому: воин лежал на боку, еще живой, судорожно хватая ртом воздух. Браан поправил сломанное крыло, но больше ничем помочь не мог — у Тинна была сломана спина. Веки воина дрогнули, глаза открылись.
— Я был недостаточно быстр, вождь, — прошептал он.
Браан промолчал, ему предстояла тяжелая обязанность. Он поднял голову к небу и запел песнь смерти. Негромкая и размеренная, скорбная и нежная, она разнеслась над равниной, поддержанная голосами разведчиков, и даже Тинн, для которого участие в этой скорбной церемонии оплакивания самого себя было высокой честью, присоединился к соплеменникам. Охотники плакали, не скрывая слез и не испытывая стыда. В нужный момент Браан опустился коленом на грудь Тинна, бережно и с любовью взял его голову и быстрым, резким движением повернул, сломав шею. Они вырыли неглубокую могилу, положили в нее тело и засыпали грудой камней: Тинн из клана Ботто, воин при жизни, погребен с головой орла в руках — славная смерть для охотника.
* * *
Буккари проснулась от запаха жарящегося мяса и звона посуды. Вставать не хотелось, и она с трудом заставила себя вылезти из теплого спального мешка, а затем и из палатки. Утро выдалось холодное, все кругом покрывал слой изморози, а из-за скалы поднимались тонкие струйки пара. За робкой пеленой тумана резкая линия горизонта уже обещала новый день. Солнце еще не встало, но его лучи уже окрасили одиноко плывущее облако нежным розовым цветом. Над костром колдовали Макартур и Честен. Капрал поднял голову.
— Доброе утро, лейтенант, — весело поприветствовал он Буккари. — Сегодня нам повезло, поймали сурка в капкан. Прибережем рыбу к обеду.
Буккари тяжело вздохнула — опять это жирное мясо.
— Вы не заболели, лейтенант? — заботливо спросил Макартур.
— Нет, капрал, все в норме, — ответила она и принудила себя улыбнуться. — Немножко занемела спина.
— Не у вас одной. Едва растолкали О'Тула — не хотел выползать из мешка. Он сейчас на посту, еле ходит — такая вот походная жизнь.
Она потерла глаза. Из тумана вынырнул О'Тул, растирая полотенцем грудь. Наверное, умывался, подумала Буккари.
— Где Джонс?
Макартур кивнул в сторону палатки, откуда послышался тяжкий стон, вслед за которым появился и сам боцман, точнее, его широкое красное лицо — все остальное покрывало одеяло.
— Ч-черт! Ну и холод! — Джонс поежился и открыл второй глаз. — Извините, лейтенант! — смущенно поправился он, увидев Буккари. — Я хотел сказать, что тут чертовски приятно. Освежает после сна, — он сбросил одеяло, от души потянулся и повернулся к костру, где жарился сурок.
— М-м, пахнет неплохо! — промычал он. — Надеюсь, что на завтрак не одна эта крыса.
— Ты что, собираешься это слопать целиком? — удивился О'Тул, подходя к огню. — Мало того, что занял всю палатку, мне и приткнуться негде. У меня такое чувство, будто мы женаты. Ты не ирландец? Джонс улыбнулся.
— Было холодно. Самое время хорошенько подружиться, — объяснил он.
— Кстати, о друзьях, лейтенант, — продолжал О'Тул. — Ваша записная книжка исчезла во время моего дежурства. Я проверил ее, когда заступил на пост — она была на месте, но час назад ее не стало, а на траве — следы. Уходят вон туда, за скалу.
— Наконец-то, — обрадовалась Буккари. — Они что-нибудь оставили?
— Ничего.
* * *
Когда над восточным горизонтом поднялось солнце, посланцы за солью оставили за спиной уже много пядей. Издалека доносился едкий запах овцебыков. Само стадо разведчики обнаружили к востоку от отряда. Охотники пожевали кореньев и чуть изменили курс, чтобы не столкнуться с животными. Их всегда сопровождали всевозможные хищники — жадные, прожорливые, не обращающие внимания на вонь, они упорно следовали за стадом, время от времени нападая на отставших, больных и старых. Браан решил уклониться к западу, чтобы не встречаться с ними, Соленые озера уже недалеко.
Вождь присоединился к разведчикам. Рельеф местности заметно изменился: вокруг расстилалась унылая равнина с уклоном на север, туда, где лежали озера с белыми берегами. Судя по разбитой тысячами копыт земле, здесь недавно прошло стадо. В воздухе еще плавала бурая пыль. Один из разведчиков подал сигнал. Браан посмотрел в его сторону и тут же услышал пронзительный вой, пронесшийся над равниной: так и есть — дракон. Они крались в нескольких десятках метрах от них в ложбине, две жуткие длинноногие твари. Одно из чудовищ замерло и, повернув голову, злобно уставилось на колонны охотников. Его мощная шея вытянулась вверх, слегка покачиваясь над плоской, укрытой костяными пластинами спиной. Склонив голову, рептилия принюхалась, ее усеянный шипами хвост нервно подрагивал. Так же внезапно, как и остановилась, тварь неуловимо повернулась и скрылась из вида. Браан с облегчением вздохнул.
Обычно драконы не появлялись в светлое время суток. Эти «красавчики» были превосходными убийцами, но по каким-то неясным причинам избегали охотников, как будто понимали, что обитатели скал способны дать достойный отпор. Браан был рад этому, он уважал чудовищ. Ему доводилось видеть, как дракон расправлялся с овцебыком. Сила и жестокость этого существа превышали все известное охотнику.
— Вождь! — разведчик поднял руку. — Рыкуны!
По склону долины, не скрываясь, но и не проявляя агрессивности, ленивой трусцой передвигалась большая стая рыкунов. Вероятно, идут по следу драконов, подумал Браан. Серые гривы и серебристые шкуры уже начали линять, через два месяца они оденутся в толстые меховые шубы. Браан инстинктивно повернулся в противоположном направлении — еще одна стая. Разведчик подал сигнал тревоги. Рыкунов было всего шесть, но они неслись прямо на колонны охотников, их облезлые хвосты молотили воздух, как плети.
Один из разведчиков поднялся в воздух и полетел навстречу надвигающейся опасности. Описав два круга, опытный воин буквально свалился с неба в нескольких шагах от обескураженных хищников. Звери отскочили в сторону и, ощетинившись, поднялись на задние лапы. Желтые клыки и острые крепкие когти внушали уважение. Рыкуны злобно заворчали.
Хитрый разведчик подпрыгнул три-четыре раза и, шумно хлопая крыльями, взлетел. Рыкуны, задрав хвосты, оправились от удивления и рванулись за добычей.
Охотник опустился, стряхнул с крыльев усталость и снова взлетел. Так повторилось несколько раз. Стая уходила все дальше от колонны охотников, увлекшись преследованием. Браан одобрительно смотрел вслед воину. Когда рыкуны скрылись из вида, усталый разведчик поднялся выше и спикировал в арьергард колонны, оставив растерянных рыкунов ни с чем.
ГЛАВА 23
СТОЛКНОВЕНИЕ
Перед колонной охотников, шедшей по берегу соленого озера, открылся безжизненный сюрреалистический пейзаж без перспективы: жизнь здесь существовала как бы в двух измерениях — плоская гладь неживой воды да мерцающие холодные потоки, в которых терялись расстояния и горизонты. Само озеро казалось подвешенным в серой пустоте серебристым миражом. Вождь ушел далеко вперед, время от времени посылая к колонне разведчиков. Охотники уже миновали места старых раскопок, размытых дождем и вылизанных ветром. Браан знал — нужна соль высшей чистоты, ценен каждый гран. Недаром ежегодный поход за ней считался самым важным событием в жизни обитателей скал.
Вождь остановился. В зыбком мареве испарений, струящихся с блестящей поверхности влажной соли, виднелись маленькие животные, тревожно замершие на задних лапках.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики