ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Совсем другое дело, когда есть возможность дать отпор.
— Да, прогресс, — проворчал Рунакрес.
ГЛАВА 3
ОРБИТА
Буккари почувствовала, что улыбается: радость спасения, радость ощущать себя живой пронзила все ее существо. Однако чувство это длилось недолго. Мысли вновь возвратились к реальности, которая не располагала к веселью: возможно, противник уничтожен, но оперативная группа флота ушла в гиперпространство, оставив их в чужой и враждебной системе. Улыбка погасла, мускулы напряглись, на лице появилось привычное выражение сосредоточенности и озабоченности.
— Шкипер, пушка нам еще может понадобиться, — сказала Буккари.
Квинн вздрогнул и снял руку с кнопки, инициирующей лазер.
— У вас есть связь с Хадсоном?
— Да, сэр. Мы держим их на радаре. Дайте мне немного времени, и я назову вам вектор движения, — ответила лейтенант, отключая боевой режим.
— Машинное отделение! Положение с основными двигателями? — потребовал Квинн. В ответ донесся громкий голос Родса.
— Энергообеспеченность — шестьдесят восемь процентов, но система работает со сбоями, так что я не могу ничего гарантировать. Основные двигатели будут готовы через три минуты.
Буккари установила лазерную связь с ВПМ и начала прием телеметрической информации. Она уже идентифицировала радиомаяк спасательной шлюпки, когда заметила сигнал сближения на навигационном дисплее.
— Командор, — окликнула Буккари.
— Да, Шал, — Квинн повернулся к ней.
— Сэр, Хадсон взял шлюпку на буксир. По данному вектору он приведет модуль через пятнадцать минут, но теперь у нас другая проблема!
— Что на этот раз? — спросил Квинн.
— Эта планета… Р-К-3. Следуя этим курсом с той же скоростью, мы столкнемся с эффектом гравитационного поля первого порядка, может быть, даже войдем в плотные слои атмосферы.
Буккари переключила индикатор расстояния на тактической панели: символ планеты зловеще замигал в секторе 2, а индикатор курса указал на пересечение с орбитальной плоскостью. Квинн нажал кнопку предупреждения и выпустил серию маневровых ракет, изменив положение корвета. На экране обзора появилась планета, она ползла медленно, полностью освещенная, кроме тонкого полумесяца тьмы. Пилот еще раз воспользовался маневровыми двигателями, и вот уже Р-К-3 прямо перед ними!
— Посмотрите-ка на это! — ахнула Буккари. Совсем рядом, планета уже начала заполнять экран обзора. Близкая и прекрасная! Над ослепительно сияющим телом кружили синие, зеленые и белые вихри. Мраморная статуя!
«А почему они белые и синие?» — подумала второй пилот.
— Вода и облака! Значит, можно надеяться…
— Определите параметры для стандартной разведывательной орбиты, — распорядился Квинн. — Какая у нас информация по массе? По электромагнитным полям?
— Наши сенсоры в данный момент не работают. Компьютер обрабатывает данные спектрального анализа, — ответила Буккари. — Пока еще ничего нет. Показатели электромагнитной эмиссии отсутствуют. Вообще ничего. По данным электронной разведки — планета необитаема.
— Моя жена говорила… — Квинн запнулся и замолчал. После короткой паузы спросил: — Что у нас с основными двигателями?
Лейтенант вздохнула и сверилась с приборами.
— Предстартовая проверка закончена. Вспомогательные дублеры функционируют. Генераторы работают неустойчиво, так что есть риск. Родс еще не пробовал перекрестное соединение — занимается этим сейчас, — Буккари наклонилась, насколько позволяли коннекторы, и повернула переключатель энергетической консоли. Предстояло проверить системные данные для определения орбиты.
— Вас понял, предстартовая проверка, — задумчиво повторил Квинн.
Транспортировка спасательной шлюпки прошла гладко. Теперь, когда все члены экипажа заняли свои места, началась окончательная подготовка к выходу на орбиту.
— Системы наблюдения все еще не отрегулированы, но компьютер уже синтезировал предварительный анализ массы, — сообщил из своей рубки Хадсон.
Буккари запросила данные компьютера на основной монитор. Планета, получившая название Рекс-Калиф-3, поменьше Земли, сила притяжения на поверхности — 0,91g. Точный расчет траектории движения показал, что столкновения не случится, если, конечно, не менять курс или скорость: корвет пройдет мимо планеты по отклоняющейся траектории и под воздействием гравитационного толчка соскользнет на эллиптическую.
Предпочтительнее было бы выйти на пересекающуюся траекторию, иначе… — скитания по орбите вокруг местного солнца без топлива и пищи.
— Признаки разумной жизни? — осведомился Квинн.
— Нет, сэр, — ответил Хадсон. — Какие-то бессвязные сигналы, но ничего такого, что свидетельствовало бы о технологической цивилизации, и определенно ничуть не похоже на то, что мы отметили на второй планете. Узнаем больше после выхода на орбиту. Сейчас у нас действуют только телескопы и камеры, но инженеры надеются наладить работу сенсоров, помимо всего прочего.
— Главные двигатели подключены и готовы к включению в режиме «ретро», — сообщила Буккари. — Траектория для выхода на орбиту оптимальная. Нам потребуется не более пяти минут работы двигателей. Топливо — 10,4. Возможность ошибки — две десятых.
— Три минуты до включения основных двигателей, — доложил Хадсон.
Квинн не ответил. Буккари повернулась к нему: пилот сидел неподвижно, уставившись на планету — ее величественное сияние отражалось на визоре шлема.
— Прекрасно! — грустно прошептал Квинн. Буккари тоже не сразу отвела взгляд от сверкающего в дымке облаков небесного тела.
— Да, и как похожа на Землю, — она покачала головой и взглянула на дисплей.
— Одна минута. Орбитальная проверка закончена, — доложила лейтенант. — Машинное, что у вас там? У меня неустойчивый прием. Вы уверены, что перекрестное соединение выдержит?
Ответ Родса перемежался восклицаниями и междометиями, что подтверждало его полную убежденность в благополучном исходе вверенного ему дела. Буккари молча выслушала его, не спуская глаз с дисплея.
— Что-то не так, Шал? Ты чем-то обеспокоена? — спросил Квинн. Она подняла голову.
— Ничего определенного, командор. Вышли из строя блокираторы, но это еще не все. Вся система изрядно пострадала во время боя;
Вирджил делает все, что в его силах, если кто и может обеспечить ее нормальное функционирование, то это он. Будем надеяться, ничего другого не остается.
— Альтернативные варианты имеются, только вряд ли они нас устроят, — заметил Квинн. — О'кей. Беру управление на себя. Мистер Хадсон, всем приготовиться. Торможение 2,2g.
Квинн включил предупредительную сирену и повернул корабль таким образом, чтобы сопла основного двигателя располагались вдоль обратного вектора.
Время истекало.
— 5… 4… 3… — резкий голос второго пилота разносился по всему корвету через общую коммуникационную сеть. Она проверила осевое равнение, еще раз убедилась, что маневровые двигатели действительно подключены и функционируют. — 2… 1… 0…
— Включаю. — Квинн убрал блокиратор… И вдавил кнопку зажигания. Ничего не случилось.
Квинн отжал кнопку, вернул блокиратор на место и повторил операцию. Ничего.
— Машинное отделение! У нас отказывает зажигание, — чуть повысив голос, сказал он. — Что произошло?
После короткой паузы послышался голос Родса. На этот раз только глухой мог услышать в нем оптимистические нотки.
— Дайте минутку, шкипер. Есть кое-какие идеи.
Буккари пересчитала «ретро»-профиль. Каждая минута задержки означала сужение временного «окна» и увеличение расхода топлива для выхода на заданную траекторию, а это, в свою очередь, ограничивало возможности по доставке экипажа и оборудования, необходимого для выживания на незнакомой планете, с орбиты на поверхность.
— Нэш, дайте мне расход топлива по времени. Исходите из худшего варианта, — приказала она.
— У меня есть расчет, лейтенант, — отозвался Хадсон. — При условии работы двигателей на полную мощность, в нашем распоряжении девять часов для выхода на орбиту. Но в этом случае мы израсходуем весь запас, и для спускаемого модуля ничего не останется — повиснем на орбите. Временные рамки для эвакуации экипажа на планету с грузом пятьдесят килограммов на каждого — девяносто минут. Через шесть часов придется высаживать людей. Конечно, многое зависит от того, насколько низкой окажется орбита.
Квинн немного помолчал.
— Просчитай еще раз, — сердито бросил он.
— Сэр, я уже пересчитывал… три раза, — с обидой в голосе ответил Хадсон. — Все именно так. У нас есть шесть спускаемых модулей и по меньшей мере столько же квалифицированных специалистов.
Квинн отключил автостабилизаторы, топливо приходилось беречь.
— Родс! Что там у вас? Дайте мне оценочные сведения! — приказал он.
Буккари уже собиралась продублировать команду, когда на связь вышел Мендоса, старший техник из инженерной группы. Тяжело дыша, он прокричал:
— Командор Квинн, мы вычислили… это… Тишина. Оборвалась не только связь — весь корабль погрузился в темноту, и только резкий, холодный свет приближающейся планеты позволял различить смутные очертания предметов и людей. Буккари переключилась на интерком. Тишина. Откинув контрольную панель на левом предплечье, она привела в действие индивидуальный приемопередатчик.
Ее примеру последовали остальные, перегружая рабочую частоту. Контроль над ситуацией взял на себя Хадсон, внеся порядок в сумятицу. Однако связаться с машинным отделением не удавалось — масса корвета блокировала передачу радиосигналов в эту часть корабля.
— Я иду туда, — сказала лейтенант, отсоединяя коннекторы и протирая визор. Она уже вплывала в длинный, похожий на трубу проход, когда включилось аварийное освещение.
Сорокаметровый туннель озарился красноватым сиянием, и Буккари на мгновение зажмурилась, привыкая к монохроматическому туману. Из люка в дальнем конце туннеля появилась фигура Родса.
— Мне нужен… еще один час… — тяжело произнес он, — усилить вторичный контур. Перегрузка энергетических линий. Замыкание в распределителе… Мне пришлось перекидывать напряжение на вспомогательный контур. Мы потеряли всю загрузку компьютера. Голдберг… она перезаряжает энергораспределитель.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики