науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Но, Тристрам, что же они все на нас окрысились? В школе и даже дома?
– В школе?
– Синтия со мной больше разговаривать не желает. А другие девочки вообще в мою сторону не смотрят.
– Дуры потому что. Все дуры.
– Так не бывает, чтобы все. А наши семьи? Тоже, что ли, все дураки и дуры?
– Почему нет? Что они про нас знают?
– А как тогда объяснить? Другой-то причины нет. Мы же никому ничего не сделали.
– А пошли они все в болото, – прошептал Тристрам, уткнувшись носом в одеяло.
– Тристрам!
– А что? Если они к нам так – что остается делать? Плевать я на них хотел?
– Как это «плевать»? Это же родители, семья!
– А я?
– Что «ты»?
– Вот мы с тобой и есть семья. Настоящая семья. Ты и я. Вдвоем. А все остальные – побоку. Не должны они вмешиваться в нашу жизнь. Понимаешь?
Она согласно прижалась к нему, сунула голову под одеяло.
– Тристрам! А ты… ты ведь меня… любишь? Любишь?
Он вздохнул и уставился на крышу сарая.
– Ну зачем, – спросил он вдруг усталым голосом, – зачем ты все время задаешь такие вопросы?
Она высунула голову из-под одеяла и выжидательно смотрела на него.
– Любишь ведь, правда?
Он снова вздохнул и обнял ее.
– Дурацкий вопрос, потому что… потому что об этом можно и не спрашивать. Так же?
Она забралась на него и поцеловала его в нос.
– И никто нам не нужен, правда? – Она улыбнулась. – Никто-никто.
Я весь извелся – тут не хватит никаких сил. Проскользнув через кусты, я вернулся в дом.
ГЛАВА 31
– По-моему, надо что-то предпринять.
– Насчет чего, дорогая?
Реймонд Траншан опустил газету с кроссвордом и посмотрел в сторону кровати жены.
– Насчет Дженнифер и Тристрама, разумеется.
– Что теперь?
– Уж больно часто встречаются. Рановато им еще.
– Что рановато?
– Столько времени проводить вместе.
Ну, завелся у нее приятель – что здесь плохого?
– Ты просто слепой. Ничего не замечаешь, да? Они все время вместе. Буквально все время. В ее возрасте это никуда не годится.
– По-моему, она вполне счастлива. Насчет уроков претензий к ней нет. Если за кого надо опасаться, так это за Веронику. Уж скорее бы сдала свои экзамены – сдала или провалила.
– Что еще за теория?
– Ее всю трясет от зависти. А на тебе это аукается.
– Конечно, кругом виновата я. Если бы ты иногда отрывал взгляд от телевизора, ты бы сам все увидел.
– Что именно?
Он откинулся назад на постели, пытаясь заглянуть в кроссворд.
– Да этот ее выдуманный мир. Их выдуманный мир. Только посмотри – сразу увидишь. Ты же отец в конце концов! Прояви отцовский авторитет. А то все я да я. Понимаешь?
Он снова сел в постели, нахмурился.
– Ты это серьезно?
– Ты же ее отец. Поговори с ней.
Дженни вошла в гостиную, бросила на диван ранец, чмокнула отца в голову и рухнула в кресло.
– Снова задержалась, – сказал он, почти с вопросительной интонацией.
– Да. Мама мне уже сказала.
– А-а. – Он потер подбородок. – Вообще-то она права, если честно.
– Насчет чего?
– Насчет тебя. Что все время приходишь поздно. – Изучающим взглядом он обвел комнату. – С Тристрамом была?
– Немножко. Вместе шли из школы домой.
Отец взглянул на часы, потом на дочь. Снова окинул взглядом комнату.
– Как поживает Синтия?
– Нормально.
– Что-то ее давно не видно. Все внимание – Тристраму?
– Синтию я целый день в школе вижу. А Тристрам мне нравится. Я думала, тебе тоже.
– Да, мне тоже. Симпатичный паренек. Но вы очень много времени проводите вместе.
Глаза Дженни широко раскрылись, рот чуть перекосился.
– Я не говорю, что это плохо. Просто вы очень много времени проводите вместе.
– Он тебе не нравится. Голос ее задрожал.
– Нравится. Я же тебе сказал. Просто вы все время вместе.
– Ну и что? Он мне нравится. – Голос взлетел до фальцета, в нем появились враждебные нотки. – Что ты имеешь против?
– Дженни, успокойся. Зачем сразу так? Я просто хочу поговорить. Поболтать – от этого никакого вреда не будет. Я ведь твой отец.
– Ничего себе «поболтать»! Ты хочешь мне что-то сказать, а сам не говоришь! И все вы так! Но мне все равно.
– Дженнифер.
Голос его зазвучал строго.
– Все равно. Так и знай! Она уже плакала.
– Успокойся. Я просто хотел поговорить насчет тебя и Тристрама. Я не…
– Вот и не надо. Не хочу, чтобы ты говорил о Тристраме. Никогда. У него с тобой ничего общего. Ничего, понял? Ничего. Ничего. Ничего.
– Дженнифер. Я не позволю тебе разговаривать со мной в таком тоне. Я твой отец. Я люблю тебя. И просто хочу поговорить о тебе и Тристраме. Только и всего.
Он старался сдерживаться.
– Нет! Нет! Нет! Ты меня не любишь! Никто из вас меня не любит, а ты – тем более! Но мне все равно! Все равно!
Терпение отца лопнуло.
Тогда слушай, что я тебе скажу, девушка. Кричать на меня в моем доме я не позволю никому. Ни тебе, ни твоей сестре. Можешь считать меня выжившим из ума стариком, но вести себя вот так я тебе не позволю. Человек не всегда может делать, что хочет, и ты уже достаточно взрослая, чтобы так реветь, понятно? Такого отношения к себе я терпеть не буду. Ни при каких обстоятельствах. Понятно? На улице делай, что хочешь. Но в этом доме – не смей. А теперь иди к себе в комнату Слышишь? Иди к себе.
Утирая слезы рукавом, Дженни подобрала ранец и поплелась в свою комнату. Села на кровать, обняла подушку и еще немножко поплакала – не больше минуты Потом посмотрела на кукол, что сидели на шкафу, и улыбнулась им.
Отец внизу все еще дрожал от гнева.
Через час она спустилась к обеду. Прежде чем зайти в кухню, поцеловала отца в щеку и извинилась. Он что-то пробурчал в ответ, принимая извинения, хотел даже обнять дочь за плечи. Но не смог.
ГЛАВА 32
Миссис Траншан широким шагом шла по Хай-стрит и то и дело нетерпеливыми окриками подгоняла Дженни и Тристрама, которые все время отставали. Они тащили ее сумки с покупками и отнюдь не шли вразвалочку, но, стоило им приблизиться к ней, она тут же ускоряла шаг. В магазинах дети держались в сторонке, словно прятались, не хотели, чтобы их замечали. Зеленщик улыбнулся им из-за прилавка.
– Скромничаем сегодня, да? – крикнул он.
Они либо не услышали, либо не захотели отвечать.
– Вот молодежь пошла! Никакого уважения. Дженни и Тристрам, едва перебирая ногами, подошли поближе, чтобы продавец высыпал овощи в сумки. Неловко взяли пакет с морковкой – и уронили его.
– Дети! – взвилась миссис Траншан.
– Все они одинаковые, – согласился зеленщик. Закончив с покупками, они вернулись к машине. Миссис Траншан бросила свое тело на сиденье водителя, дети устроились сзади.
– Не понимаю, что сегодня с вами творится. Как два лунатика. Все из рук валится. Люди внимание обращают.
– Извини, мамочка.
– Мы не нарочно.
– Извини. Ха-ха.
В тот день уроки обоим давались с трудом. Они сидели в своих комнатах, и, казалось бы, ничто их не отвлекало, но сосредоточиться на учебниках никак не могли.
Вечером они смотрели телевизор вместе с родителями Тристрама.
– На разговор не тянет, да? – дружелюбно спросил Джеффри Холланд.
– Устал, – отозвался Тристрам.
– Устал – значит, твое место в постели. – Отец нахмурился, потом усмехнулся. – В смысле, спать пора.
Тристрам оставил шутку без внимания, но Дженни слегка покоробило. Через несколько минут, не говоря ни слова, не подавая никакого знака, они дружно поднялись.
– Уходишь, Дженни?
– Пойдем проветримся, – ответил за нее Тристрам. – В город и обратно.
– Свежий воздух – великое дело. То, что надо. – Отец протянул Дженни руку. – Рад был вас видеть, девушка.
Дженни взяла протянутую руку. Они обменялись официальным рукопожатием, и он подмигнул ей.
– Долго не задерживайся, сынок, – раздался им вслед голос миссис Холланд.
Они прошли по Малберри-роу и направились в сторону собора.
– Странно он себя ведет со мной.
– Кто? Мой отец?
– Подмигнул мне. Я так удивилась.
– Это он так, для юмора. Келвин тоже иногда подмигивает.
– Ну, Келвин – это другое дело.
– Может, и другое. Не знаю.
Чтобы срезать путь к собору, они пересекли Хай-стрит. Откуда-то впереди доносился шум. Слышались песни, выкрики. Оказалось, это ребята из школы Тристрама – двое из его класса, еще пятеро – классом старше.
– Смотрите-ка! Холланд. С подружкой. Они окружили Дженни и Тристрама. Общество друг друга придавало им уверенности в себе – шайка вышла поразмяться. Но вид у них был вполне безобидный.
– Тут рядом с почтой вечеринка. Вы туда?
– Нет, просто гуляем. Это ребята из нашей школы, – объяснил Тристрам Дженни.
Ребята дружно отвесили Дженни поклон.
– А это кто?
– Я Дженни.
– Неужели? Прекрасная Дженни! Как же, нам про тебя все известно.
Дженни взглянула на Тристрама. Тристрам замер.
– Нам про тебя все известно, – повторили они хором.
– Болтаете, сами не знаете, что, – сказал им Тристрам.
– Так уж и не знаем. Значит, прогуливаемся субботними вечерами, да? Тут все ясно, а, братва?
– Заткнитесь. Ни черта вы не знаете, – зловеще прошипел Тристрам.
Дженни сжала его локоть. Парни это заметили, кто-то показал на них пальцем и подмигнул.
– Нас семеро, а он – заткнись. Ох, важная птица, этот Холланд. И ведь не боится! Ну, понятно, когда рядом такая поддержка. Значит, девушку прогуливаем, да? Прогуливаем!
Дурных помыслов у них все же не было.
– Сказал же вам, заткнитесь!
– Нервы! Нервы! – закричали они хором. Тристрам взял Дженни за руку и попытался пройти мимо ребят. Но их не пропустили.
– Шли бы на свою дурацкую вечеринку! – Эти шутки Тристраму явно надоели.
– Тристрам, не надо, – попыталась успокоить его Дженни.
– «Тристрам, не надо», – скопировал ее кто-то из ребят. – «Тристрам, не надо», – закричали все они фальцетом. – Тристрам, Тристрам, Тристрам, – затянули они нараспев. – Не гуляй по вечерам. Тристрам, Тристрам. Гуляет по вечерам с Дженни. Дженни. Прогуливается с Дженни. Дженни. Дженни.
Тристрам неожиданно улыбнулся, поднял глаза к небу, скривился – и врезал ближайшему из парней по лицу.
Парень отступил на шаг, и секунд пять стояла полная тишина.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики