науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– но я его успокоил, мол, мне это совсем не мешает, а улыбка сама так и расползалась по лицу. Они распевали вместе с радио, а когда стал подвывать и я, стали хихикать. Собственно, я не подвывал, а бухал – бум-бум – густым басом. Я замолчал, и они запели снова, и тогда я снова подключился с моим бум-бум, и они снова захихикали. Получилась как бы игра, но наконец они разрешили мне петь вместе с ними, и Дженни изредка вставляла: «Как он смешно поет, да, Тристрам? Ты только послушай!» И я хихикал вместе с ними.
Машин на дороге почти не было, но, когда мы кого-то объезжали, Дженни махала рукой и как бы посылала им свою песню. Люди радостно махали в ответ.
Я съехал на проселочную дорогу. Я не знал, куда поеду, но чувствовал: подходящее место рано или поздно встретится. Мы ехали лесом, над дорогой нависали деревья. Время от времени набрасывался ветер и срывал с деревьев листья, некоторые залетали в машину. Дженни все стояла и распевала, один листик прибился к ее лицу, и, вздрогнув от неожиданности, она села. Теперь мы ехали по узенькой дорожке между деревьями. Еще сто ярдов – и я остановил машину.
– Как место? – спросил я их.
– Прелесть.
Они выскочили из машины, не успел я заглушить двигатель.
– Играем в прятки, Келвин. Считаем до ста, потом идем тебя искать. Только не убегай очень далеко. Раз, два, три, четыре…
Я не стал противиться. Зачем? В конце концов, это был их день, да и мой – с некоторого расстояния. Я побежал к деревьям.
Было важно, чтобы к игре я отнесся серьезно, спрятался как следует. Я огляделся по сторонам. Они, должно быть, уже досчитали до семидесяти, а я еще не нашел, куда спрятаться. На дерево. Конечно, на дерево! Когда я последний раз взбирался на дерево? Да было ли такое вообще? Неуклюжий толстяк, размазня. Спортом и не пахнет. Пыхтя, я все же подтянулся и вскарабкался наверх. Ну, где тут спрятаться? Чтобы без дураков, чтобы не нашли. Прутья царапали лицо. Будь у меня веса поменьше…
– Мы идем искать!
До земли было футов тридцать, я распластался на толстом суке. Не шевелиться. Ничего не выронить. Не дышать. Легко сказать, не дышать, когда пыхтишь, как паровоз. Я посмотрел в сторону машины. К ней тихонько подкрадывались Тристрам и Дженни. Они заглянули в машину, под нее. Да, невысоко они ценят мои умственные способности. Пошептавшись, они разделились и стали брать меня в кольцо, сами того не предполагая. Я ясно видел обоих, но они друг друга не видели. Они искали за деревьями, заглядывали в кусты, раздвигали папоротник. Это продолжалось минут пятнадцать, наконец они замкнули свой полукруг и встретились почти прямо подо мной.
– Мы же попросили, чтобы далеко он не убегал.
– Может, просто спрятался так здорово.
– Если будем стоять здесь и ждать, он обязательно пошевелится или как-то себя выдаст.
Я посмотрел сверху на их головы. Тристрам обнял Дженни за плечо, она положила руку ему на пояс, они стояли и ждали. Я знал – сейчас они будут целоваться, это неизбежно, и, если они потом меня все-таки обнаружат, им будет до жути неловко. И я уронил прутик на голову Дженни. Она вздрогнула, но голову вверх не подняла. Я уронил еще один – тот же результат. Тогда я пронзительно, дьявольски захохотал. Они подпрыгнули от неожиданности и лишь тогда посмотрели наверх.
– Класс.
– Ты меня напугал. Фу, ты даешь.
– Как ты туда забрался?
Я посмотрел на них сверху. Хороший вопрос.
– Залез, как же еще.
– Класс.
Пожалуй – ведь нас разделяло тридцать футов. И правда, класс. А спуститься поможет закон всемирного тяготения. Только куда же подевались все сучья? Я попробовал потихоньку скользить вниз. Сейчас спущусь к ним – если спущусь – потный и грязный. Господи. Будь здесь кто-то другой, мне было бы плевать, но выставиться на посмешище перед этими детишками – нет, никак нельзя. И я скользил вниз, цеплялся за обломки сучьев, царапал себе руки, даже чуть порвал брючину – и вот до земли всего восемь футов. Дженни и Тристрам молча наблюдали за моим спуском. Улыбнувшись нервной улыбочкой, я прыгнул. Ха-ха – ничего не сломал. Все на своих местах. Тут я позволил себе улыбку победителя.
– Ты цел?
– Как новенький. Пара царапин, но это ерунда.
Возвращение героя-победителя.
Мы поменялись ролями – я и Дженни должны были искать Тристрама, он спрятался, и мы с ней понеслись по лесу, оглашая его боевыми кличами индейцев. Мы легко его нашли – он даже слегка расстроился. Дженни прятаться отказалась: одной в лесу ей страшно, и Тристрам обозвал ее трусишкой – сереньким зайчишкой. Она с этим согласилась и прятаться не стала. Я был вполне доволен.
– Хватит, наверное, – сказал я им. – Мои старые кости этого больше не выдержат. Я посижу в машине, почитаю газетки. Минут через сорок будем сниматься.
– Тебе точно надоело? С нами не хочешь?
– Точно. Я едва дышу, разве не видно? Давайте – у вас сорок минут. До скорой встречи.
Они улыбнулись и пошли в лес.
– Только не заблудитесь, – крикнул я им вслед, и они помахали мне – не бойся, не заблудимся.
Я сел в машину, включил радио и открыл воскресную газету: Эфиопия, Вьетнам, Камбоджа, моды, искусство, подгузники с пластиковой прокладкой. Я отложил газету, выключил радио. Откинулся на сиденье, через оконце в крыше взглянул на небо. Оно светилось дружелюбием – как и все в этот день, – и я мирно заснул.
Вдруг весь мир закружился вихрем, стал надвигаться на меня. Я в ужасе открыл глаза, на мгновение меня ослепило солнце – но тут я услышал их смех. Эти мерзавцы нашли меня спящим и принялись раскачивать машину.
– Эй, хватит, – закричал я. – Сдаюсь. Сдаюсь. Они остановились, и я выбрался наружу. Меня чуть покачивало, пришлось даже прислониться к дереву.
– Ну, братцы, у вас шуточки.
Но они улыбались. Что мне оставалось делать? Я засмеялся.
Вид у них тоже был бравый – на одежде зеленые пятна от травы, кое-где пристала грязь.
– Вы, что же, думаете, я пущу таких грязнуль в мою чистенькую машину? Вы чем занимались?
– Катались по траве.
– По траве, значит, катались. Понятно.
– Вон с той горки. На боку съезжали. Кто быстрее.
– Так. Так. И кто же победил?
– Дженни меня обставила по всем статьям. У нее мягких мест больше, вот и катилась быстрее.
– Тристрам! Ты просто злодей!
– А что? Я разве неправду сказал?
– Вы оба – злодеи. Парочка монстриков. Если родители будут спрашивать, где вы так уделались, на меня чур не кивать. Я взялся свозить вас за город в чудесный осенний день – а не в грязи валяться.
Они были совершенно прелестны.
Я застелил пол и заднее сиденье газетами, выдвинул сиденье рядом с собой как можно дальше вперед, и только потом велел им садиться.
– Оба сзади?
– Грязные монстрики. Да. Оба сзади. Залезайте. Собственно, это их вполне устроило. Я снова включил радио, развернул машину и повел ее к дому. Вернее, хотел повести. Да-да, я заблудился, никак не мог выбраться на главную дорогу и даже возникло неприятное чувство, что мы кружим вокруг одного и того же места. А дети знай себе распевали во все горло. Наконец мы все-таки выбрались на дорогу, нам тут же попалась табличка – впереди Кентербери, – и я рванул к родному дому.
С заднего сиденья не доносилось ни звука, и я посмотрел в зеркало. Они свернулись калачиком друг рядом с дружкой и пребывали в полудреме. А я, как всегда, оставшись один, стал подпевать льющейся из приемника музыке.
ГЛАВА 39
Чистенький, свеженький и отутюженный, Тристрам сидел с родителями.
– Хороший сегодня денек, правда, милый? – спросила его мама.
– Да, отличный. Мы ездили за город.
– Ты, Дженни и Келвин? – спросил отец.
– Да. Машинка у него классная. Там и радио, и крыша раздвижная.
– А Филип не ездил?
– Ты же знаешь, что нет. Он весь день сидел дома.
– Дело не в этом. – Джеффри Холланд взглянул на сына. – Почему ты не взял его с собой?
– Но Келвин его даже не знает. И он его не приглашал. Что я мог поделать?
– Вполне мог Келвину подсказать. Брат только что приехал. Неужели тебе не хочется с ним побыть? Показать город. Познакомить с кем-нибудь.
– Ты прав, папа.
– Почему же ты этого не сделал? – Не подумал.
– Это не ответ, Тристрам. Я спрашиваю, почему ты не взял с собой брата?
Диана Холланд опустила журнал.
– Но он уже ответил, Джеффри. Он сказал, что Келвин Филипа не приглашал. А взял их за город именно он.
– У нас с Тристрамом мужской разговор, так что просьба не вмешиваться. И он прекрасно понимает, о чем идет речь. Я прав, Тристрам?
Тристрам смотрел прямо перед собой.
– Понимаешь ведь, а? Мама думает, что ты все еще нуждаешься в ее защите, но ты прекрасно знаешь, к чему я клоню. Я жду ответа.
– Но я уже сказал – Келвин его не звал.
– Это отговорка, а мне нужен ответ. Тебе последнее время слишком многое сходит с рук. Твоя мама готова разрешить тебе все.
– Джеффри!
Диана Холланд поднялась.
– Видимо, она и сейчас хочет защитить. Оставь его, Диана. Он сам за себя может постоять.
– Господи, Джеффри, Тристрам тут совершенно ни при чем, ты сам знаешь. Оставь мальчика в покое. Если тебе кого-то позарез нужно ударить, ударь меня, но ребенка не трогай.
– Ты считаешь, что без тебя ничего обойтись не может. Но тут разговор действительно мужской. Либо сиди и молчи, либо выйди, если не хочешь выглядеть глупо.
Она посмотрела на Тристрама, но тот словно окаменел. Сидел и молчал, чуть побледнев.
– А-а, все вы одинаковые. Что ж, поиграйте в мужчин. Ничего вы не понимаете. Ни тот, ни другой.
И она вышла, хлопнув дверью.
– Итак? Я жду ответа. Так больше продолжаться не может. Я надеялся, что с приездом брата все придет в норму. Но ты стал еще хуже. Так вот, послушай. Ты взял себе в голову, что можешь делать все, что тебе заблагорассудится. Я не знаю, чем вы там целыми днями занимаетесь с этой девочкой, но этому надо положить конец. Я не говорю, что ты должен перестать с ней встречаться, но надо и о семье не забывать. Твоя мама из-за всего этого совсем извелась, а теперь, значит, брата тоже побоку? Дженни – замечательная девочка, не сомневаюсь, что она тебе очень нравится, но ты еще совсем ребенок, а мы все-таки твои родители…
Тристрам, еще сильнее побледнев, встал и взглянул отцу прямо в глаза.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики