науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

машинально пошарил по карманам пальто и вынул бумажку салатового цвета. Это был странный счет за номером 3221 кафе с не менее странным названием: ПК "Миф"
Счет для масштабов Кирилла так же был мифологическим - в нем перечислялось: порция пельменей - 1. Ценою в двенадцать рублей, 150 гр. водки "Крестал" - 17рублей 70 копеек
Кристалл обозначался именно так - через "Е" и с одним "Л", и именно за такую цену. Далее соус - один - 0-50
"Докатился!" - мелькнуло в его голове, и он понял, что помнил все, но только не кафе "Миф". Это кафе совершенно озадачило его и отвлекло от более серьезный переживаний.
Изнеможенным сыном он вернулся домой к собственной маме. Но в меню мифического кафе "Миф", видимо входила долгоиграющая программа. Ни упреков умирающей, ни выразительного молчания с грохотом кастрюль на кухне... Квартира была пуста. Поняв это, Кирилл упал на колени в коридоре. Картина смерти матери застыла в его мозгу. Слов не было. Он громко стукнулся лбом об пол и замер. Сил не было. Мыслей тоже.
Шорох ключа, повернувшегося в замке, вывел его из оцепенения, Кирилл приподнялся, но тут же упал на диван в холле. Дверь раскрылась. На пороге стояла Любовь Леопольдовна. Не спрашивая его о том, где и как он провел эту ночь, не причитая, что волновалась и не спала, она легким движением руки скинула пуховый оренбургский платок и, покрутив головой перед видящим все словно в тумане сыном, спросила:
- Ну как?
Кирилл заметил, что в его собственной маме что-то изменилось: то ли помолодела, то ли просто - она ему снилась.
- Ты где была? - еле выговорил он.
- Где-где? Сынок, неужели ты не видишь, что в парикмахерской?..
ГЛАВА 17
Алина прошла мимо парикмахерской, даже не замедлив в задумчивости шага, и вошла в знакомое с юности кафе. Как всегда за столиками полудремали, полукадрились, вели полоумные, ни к чему не ведущие беседы. Алина присела за стол, занятый старыми знакомыми, с легким коктейлем и, медленно потягивая его через трубочку, даже не пытаясь принять участия в разговоре, смотрела на все творящееся перед ней. Ей казалось, что она смотрит в аквариум, отделенная от его жизни толстенным стеклом. Гул голосов доходил до неё подводной мелодией, но смысла слов она не различала. Да и не нужен был ей этот смысл. Собственные слова не рождались в ней. Пустота заполняла её. Но... пустота не заменяет покоя. Она укачивает настолько, что доводит душу до состояния морской болезни.
За её столиком целовалась Ирэн с известным бездельником, но везунчиком по части женских страстей - Николаем. Этот Обломов, по сути, дон Жуан, по приключениям, вовсе не был похож ни на того, ни на другого героя. Подражая команде Эдуарда Лимонова, выдерживал внешность русского политического экстремиста - ходил во всем черном: джинсах, рубашке при погончиках, но в коричневых казаках. Высказывая мысли бритоголовых националистов, самих их сторонился, по лености - в их компании надо было что-то делать, отчитываться за проявленную дерзость по отношению к мирным приезжим и прочим. Не то что бы именно этого он делать не хотел - вообще ничего. Наголо тоже, все-таки, не брился - то ли боялся, что задергают милицейские проверки, то ли гордился своими светлыми, есенинскими волосами. Скорее последнее, поскольку слишком картинно дергал головой, смахивая шелковистую прядь, случайно опадавшую на лоб и, время от времени, вынимая из нагрудного кармана розовую мелкозубчатую расческу - причесывался. Причесывание у него походило порою на нервный тик. Чем он жил, на что - для всех было загадкой. Говорили: "женат на богатой", говорили: "друзья субсидируют". Но зачем ему были жена и друзья, когда почти всякая женщина, из отягощенных личной историей, с удовольствием расплачивалась за него. Ирэн же была очарована в энный раз и, естественно, что очарованность ослепляла её, глушила опыт. Она, чувствуя в себе неотъемлемое право на любовь, надеялась на счастливый поворот судьбы.
- Я снова думаю, что жизнь только начинается. Только никак не пойму, отчего она все никак не начнется, - шептала она одни и те же фразы, каждые пять минут склоняясь к уху Алины. Алине казалось, что уши её заложены ватой. Но она не трудилась понять, о чем верещит её легкая на подъем подруга, просто кивала, привороженная подвижностью верхней губы Ирэн.
- Сколько лет мы знаем друг друга и не теряем из виду, - подумать страшно. И даже не понимаем, что любим друг друга. Любим просто, незаметно... - обращаясь к компании, дидактически громко говорила Ирэн.
Впрочем, кроме Николая её никто не слушал. Один, пожилой, в очках с разбитыми наискосок линзами, только что изгнанный за неизлечимое пьянство из очередного журнала, бывший спортсмен и спец по спортивным страничкам, невнятно кивал в такт какому-то своему ритму.
Другой же - Вячеслав, в народе просто Слава, внешне похожий на разгулянного купчика, но по жизни - бесславный конформист, редактор мятого десятилетиями журнала, подмятый старыми авторитетами, опустив голову на руки, просто храпел.
Но такое общество вовсе не смущало ни влюбленную парочку, ни невольно сопровождавшую их Алину. Наоборот, Алине было хоть и муторно, но при этом спокойно на дне этого колодца.
- ... любим незаметно, сами того не понимая... - продолжала взволнованно упорствовать Ирэн.
- И я люблю, - поднял голову ещё полусонный Слава-комформист.
Его заявление застало врасплох Ирэн и Николая. Как-то не предполагалось, что бесславный Слава обрящет слово.
- О! Ты чего это проснулся?! Спи! - приказал Николай.
- А чего это... спать? Вы тут веселитесь...
- Проспись, а то до дома не дойдешь, - пояснил Николай.
Он сидел довольный собой, нога на ногу, откинувшись на спинку стула, закинув за неё левую руку, а правой обнимая Ирэн. Ему вовсе не хотелось, чтобы его чувство себя королем компании потерялось от включения ещё одного мужчины.
- А... проспался я и подумал... - затряс дремучей головой, похожий на Рогожина, Слава.
- Ново, но верится с трудом! И что же ты подумал? - усмехнулся Николай.
- А то... люблю я... Вы думаете, вы одни...
- Но Слава! Ты же женат! - перебила его Ирэн.
- А оттого и женат, что как вы не умею. А ту... которую люблю, не могу просто так... Мне все серьезно надо. А для этого надо сначала развестись. А развестись не могу, потому что у меня двое детей. Вот. Оттого и пью.
- Как будто бы - не пил ты ране?.. - покачал головой Николай.
- А... пил, - кивнул пробужденец. - Но... - он с трудом вырулил голову с траектории падения, - ... не постоянно. П-периодами.
- Не может быть! - подтрунивал Николай.
- А... А как же. Я ведь до главного... этого... отдела... того... дослужился.
- Вот именно, что дослужился. - Усмехнулся Николай.
- А что ж... Ты знаешь, брат, каково мне... сироте белорусской. Вы то все - вон какие!.. А я приехал сюда в семнадцать лет - ничего не понимал. А потом - понял... - и рухнул головой на стол.
- И что же понял?
- А то... - вновь очнулся Слава, опасливо огляделся мутными глазами, ... что все враги. - И тряхнув густой, начинающей седеть шевелюрой, очнулся окончательно.
- Хватит! Хватит вам о политике, - вмешалась Ирэн. - Мы же о любви. Я хочу сказать...
- И я люблю, - вновь перебил её Слава.
- И кого же ты любишь? - усмехнулся Николай.
- Хватит, хватит! Пошли погуляем! Проветримся. Там, наверное, на улице снег идет! Алюнь! Подъем! Все встали! Пошли смотреть на снег!
Над переулком висел зловеще лунный диск. Казалось стоит лишь нарушить что-то, какую-то былинку, мелочь... и он падет... полетит, раскручено, и отсечет как диск пилы... головы ли, судьбы...
Алина дрогнула от мысли об этом, дернула головой, сопротивляясь, и впала в отчаянное веселье. Они носились по улицам и переулкам, играли в снежки, пили сухое вино из горла и смеялись. Очарование влюбленных придавало их путешествию по лабиринту города особую поэзию. Даже Слава очухался и развеселился.
- Э-эх! - горланил он на всю спящую Большую Никитскую, - берегись!
И несся купчик на убегающих женщин со снежком как с палашом, полы его дубленки развевались, борода, волосы блестели от снега, не менее чем глаза от алкоголя. И казалось, век двадцатый растворился в лунной мгле, и пошел на них опричник, после купчик, после барин девятнадцатого века. И сужался ему вслед ровный строй особняков. Просвещенным наблюдателем, словно битый и не раз пьяными барами, которые только что вывалили из Славянского базара городовой, наблюдал за ними, прячась и улыбясь из будки азиатского посольства, милиционер.
- Э-эх! Распахнись доха, лети ко мне на меха! - ревел Славка.
- Да, ты сказочный тип! - вдруг вернулась в реальность Алина, когда он, обняв её с криками "Валять! Валять!" - пытался свалить её в снег. Славка! Да почему же ты в своей редакции такой невнятный. Тебе идет быть пьяным!
- Пи-ить! - смеясь, стонала Ирэн.
- Чашу бражную!.. - басил Слава, откупоривая очередную бутылку "PAUL MASSON". Из её широкого горлышка радостно плескало вино, полноценно, словно млеко из крынки. Они пили, как подростки, из горла, и неслись, неслись вперед, пока не выскочили на Площадь Восстания.
- Ой! А я все детство мечтала посмотреть на Москву с самого верха этого дома! - искренне воскликнула Ирэн, застыв перед высоткой.
Не было в ней раздражающего трухлявостью кокетства, это было кокетство влюбленной, оттого и свежее, оттого и вдохновляющее, словно яблоко с мороза. Даже Алину.
- Посмотрела? - откликнулась Алина.
- Нет. Там же консьержки... - вздохнула Ирэн.
- Ха! Консьержки! Это с нашими-то удостоверениями?! Да попробуют не пустить, правда, Славк?!
- Я вот тоже люблю! У-ух, как я люблю! - сгреб в охапку Алину Слава вместо ответа. - И что за женщина! Каждый раз, как в первый раз!
- Тогда идем. Мы должны, хотя бы сегодня, исполнить чье-нибудь несбывшееся желание!
Они без труда прошли в огромный подъезд. Никто не спрашивал у них никаких пропусков, куда и к кому они идут. Демократия соскоблила шик с этого дома, и уже не поражал его холл видавших виды, как мог бы поразить воображение в детстве.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики