науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

.. Но это было, как ни странно, сладкое нытье. Он готов был ещё и ещё перенести и эту боль, и это растворяющее унижение. Он попытался привлечь её внимание. Ему было бы достаточно не то, что слова, а хотя бы пол взгляда, брошенных на него. Но если она смотрела в его сторону, то словно сквозь него. Не было его в её взгляде.
Бесславный Слава понял, что потерпел фиаско как мужчина в её глазах, но она!.. и продолжал твердить ей все самые хорошие слова и распался в них, упорно помня поговорку о том, что женщины любят ушами. Он должен был, он обязан оставить о себе хоть какое-то приятное воспоминание.
Она оделась и вышла. Через некоторое время он услышал, как хлопнула входная дверь. Это она ушла.
Он тоже оделся и нерешительно вышел на кухню. На кухне сидела Ирэн. Свеженькая, словно и не было ничего вчера, словно её никогда не мучило похмелье.
- А где все? - растерянно спросил он.
- Николай на рассвете смотался, у него какие-то дела, Аля же - пошла деньги занимать у соседей.
- Такая женщина!.. И занимать?! Да что же это такое в мире творится?! Что ж получается - мы, мужики, ничего не стоим?! А муж-то её зачем бросил?! К дуре какой-нибудь ушел?! Знаю я этих новых русских! Да они!..
- Тише, тише ты. Распалился. А сам-то ты кто? Что сам-то можешь?
- А... я...
- Вот и не суди.
- Да я сейчас удостоверение заложу! Такой женщине шампанское с шоколадом! - заорал он и побежал на улицу, в чем был.
Мороз чуть просветлил его мозги, но не охладил пыла. Он влетел в коммерческий магазинчик и, громко крикнул, бросил журналистское удостоверение на стол:
- Праздник любви!
- О-о-о! - отдало гулом ханыг, мечтающих опохмелиться задарма.
Две продавщицы сменили тут же зеленовато-бледный цвет лиц на здоровый.
- Закладываю документ! Всем по бутылке пива. Мне тоже три. А моей самой лучшей женщине на свете - шампанского и шоколада! Завтра...
- Уж лучше послезавтра отдашь. Моя смена будет. А завтра бы проспаться не мешало, - буднично ответила старшая, окинув его покровительственным взглядом.
- Отлично! - согласился он. - Собирайте пакет!
- Во Алюша какая счастливая! - восхищалась поступком Славы Ирэн. - Во как мужиков раскручивает! Так и надо! За тебя!
- Так и будет! Так и будет! - кивал Слава и, поглядывая на Алину, занимающуюся чем-то ежедневно-домашним, чувствовал, что задыхается. - Такая женщина ещё не той жизни достойна. Она ещё у меня на иномарке ездить будет! Я тут дня два назад сидел в своей редакции, вдруг влетает ко мне в кабинет бизнесмен окровавленный, у него офис рядом... Я рубаху свою порвал, его перевязал. Он "Скорую" не хотел вызывать... Так он мне и говорит, - как получит несколько вагонов тушенки, так один мне дарит. А получает он её сегодня! Так я все деньги эти случайные на Алину потрачу. Сколько я их, Господи Боже, за последние годы пропил! А теперь... теперь она у меня на иномарке ездить будет.
- Ты чего? У тебя же жена, дети... - покачала головою Ирэн.
- Так об этих деньгах же в семье не узнают.
- Ну, Алька! Ну, Алька! Вот счастливица! Едва от мужа ушла... И чего ж это твой Кирилл не догадался... - Ирэн обернулась на Алину. Алина сосредоточенно мыла посуду и не оборачивалась.
- Аль! Да сядь ты с нами! Выпей шампанского!
- Мне некогда, - тихо ответила Алина и вышла из кухни.
Вернулась в шубе.
- Я пошла. Когда уходить будете, дверь просто захлопните.
Когда Алина вошла в кабинет Михаила, в нем было полно народу. Все свои. Все те, что пили вчера, отмечая юбилей главного редактора, а сегодня, с утречка, опохмелялись. После вчерашнего. Все были в курсе о том, что около двух месяцев назад произошло между Михаилом и Алиной. Алина представала теперь в их глазах маньячкой, неожиданно, в самый неподходящий момент и в самом неподобающем месте способная броситься и изнасиловать мужчину. Краски Михаилу даже не приходилось сгущать. Достаточно было все вспомнить в мельчайших деталях. И наблюдать, как балдеют мужики, слушая подробности. Теперь её былая внешняя сдержанность и репутация недоступной и верной жены казались им просто личиной. Личиной опасной сумасшедшей. Никто бы не хотел вот так... И все-таки - это было заманчиво.
Она вошла, и все, видавшие виды, седые ли, лысые, но ещё крепкие ветераны местной компании, оглянулись на нее. Былых возгласов, приветствий, комплиментов она не услышала на этот раз. В гробовой тишине она прошла к столу Михаила. Михаил покраснел у всех на глазах и замер.
Этого от него не ожидали. И теперь все были готовы к тому, что Алина, все поняв, сходу отвесит сплетнику хлесткую пощечину.
Алина действительно сразу поняла, о чем они. Но, сдержав презрительную усмешку, как ни в чем не бывало, попросила Михаила подписать запрос на разрешение ей и фотографу Фоме посетить зоны в ГУИД, в Управление, за которым, как бы оно не меняло аббревиатуру, на века закрепилось былое название ГУЛАГ - Главное Управление Лагерей.
Михаил, стараясь скрыть волнение, негнущейся рукой изобразил свою подпись.
- Привет всем, - мило улыбнулась Алина и ушла.
Комната загудела. Теперь всем стало ясно, что Михаил не врал. Маньячка рванула за легкой добычей в самую гущу страждущих баб-с. Да ещё для прикрытия берет с собою Фому, который совсем спился.
ОСТАЛОСЬ ДВЕСТИ СЕМЬДЕСЯТ ДЕВЯТЬ ДНЕЙ.
ГЛАВА 18
- Алька! Аль! Да что же это такое творится! - кричала в телефонную трубку Ирэн. - У меня на этих мужиков юмора уже не хватает. Захожу в Домжур, смотрю твой... ну тот... твой герой-любовник, что с шампанским, носится по столам и пристает ко всем "Слушай, купи у меня вагон тушенки" Все ему опохмелиться дают, а один вдруг среагировал и серьезно так говорит: "Куплю, только ты сначала купи у меня фуру ножек Буша". Во - бизнесмены!.. А я-то думала!..
- А я и не думала. - Ответила Алина, и прошептала в сторону: "Невозможно!.." Но едва положила трубку, вновь звонок:
- А можно... можно я снова буду за тобой ухаживать? - спросил Кирилл по телефону Алину.
- О, господи, - тихо воскликнула Алина. Сосредоточенным, ничего не видящим вокруг, взглядом она посмотрела на сигарету.
- Я буду снова носить тебе цветы... как это было раньше, помнишь? Ты помнишь, как мы поссорились, а я ушел и вернулся с розами. Их было тридцать три. Мы были счастливы тогда...
- Мне некогда, извини.
- Ты уходишь? Давай, я за тобой заеду. Подвезу
- Ты что?! Ты издеваешься надо мною?! Лучше просто женись ты ней и не мучай ни меня, ни её.
- Нет! Ну почему мы не можем понять друг друга?! Но что, скажи, что я могу для тебя сделать?
Это "для тебя" всегда почему-то ранило Алину. Он никогда не говорил "для нас". Но впрочем, теперь ей было все равно.
- Все, что мог, ты уже сделал.
- Ты уж прости меня, я бываю груб-с... Прости! Ты думаешь, мне легче? Я тут пережил такое! Тебе что... вот решишься все-таки на операцию - и как рукой снимет. А у меня... Я такое пережил... Я чуть не умер от разрыва сердца. Ты думаешь...
- Ни о чем я не думаю. Знаю только, что не хочу умирать на твоих руках.
- А вот я бы хотел. Теперь я точно знаю, что именно этого я бы хотел.
- Отлично, теперь ты! До этого твоя мамочка... Как вам нравится умирать! А я...
Она посмотрела куда-то далеко за окно... за деревья, дома, за горизонт и тихо произнесла, кивнув: - Ладно, прости и прощай.
- У тебя по гороскопу год борьбы за свободу. Вот и пошла, как чернобыльский реактор, вразнос, а кому от этого легче?..
Она молча повесила трубку.
Не было в ней никаких эмоций. Словно лопнули и исчезли отвечающие за сигналы эмоций клетки в мозгу. А дни шли своим чередом. Ей было уже все равно - сколько дней ей осталось. Песок пустыни её души ритмично скрипел в такт шагам.
- Почему, вы - изящная, юная женщина - и вдруг решили ехать в зоны? спросил её начальник одного из отделов Главного Управления Исправительными Учреждениями.
Этот самодостаточный и самодовольный толстяк Димитрий Сидорович сидел перед ней, развалившись в кресле и, цинично разглядывая Алину, проводил с ней обязательное личное собеседование, перед тем, как выдать разрешение на посещение зон.
Алина же волновалась:
- Я хочу... я...
"Да ничего я не хочу. Просто - не могу так больше. Не могу, не могу и не хочу. Куда мне еще, как не в зоны - в Сочи, что ли, на три ночи?!.. В театр, музей?.. Но почему именно в зоны?.. Этого не объяснить..."
Он явно приглядывался к ней. Он оценивал её. Он понимал, что журналистов надо бояться, но ее?.. Он тяжело вдохнул в себя воздух и так же тяжело выдохнул:
- Жалею я вас, - произнес нараспев.
- Что? - растерянно спросила Алина.
- Да женщин-то вот таких.
- Каких?
- Интеллигенточек. Журналисточек... Артисточек всяких... Бьетесь вы, бьетесь всю жизнь, а ничего в результате не выходит...
"О чем он?! О чем?! Или он специально уводит меня от нашей темы, чтобы лучше понять-рассмотреть?.. А быть может, он вообще не понимает, о чем он должен со мною разговаривать? Приходят к нему маститые журналисты-экстремисты с руками, толще, чем моя нога, с ними все ясно, а тут вдруг я..." - размышляла, сосредоточенно контролируя диалог, Алина. А Димитрий Сидорович тем временем продолжал:
- У нас в доме одна актриса пожилая живет... Были времена - в бриллиантах да соболях ходила, а теперь - нищета...
- Пережить наши перестройки, да экономические революции в преклонном возрасте и не впасть в нищету...
- А что возраст. Вот кто живет, так сказать, не мудрствуя лукаво, те все и в старости имеют. Был у нас один генерал... теперь в особняке живет. А на пенсии. Гроши, казалось бы... А все за счет чего?
- Чего?
- Властный был. Все на него работали. Вот, в зонах у нас как... Сейчас-то мы их к работам особо не принуждаем, но раньше были такие характеры - все на них работали. А по доходности Государству - мы в первую четверку министерств входили! Вот и подумайте, отчего народ не бедствовал от нефти ли нашей, или других ресурсов. А мужик-то где пашет?
- В поле, - растерянно ответила Алина.
- Да не. Я говорю: где муж работает?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики