науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А рыцари медленно спускающиеся с холмов на восходе солнца?! И солнце так палит за их спинами, что видны лишь черные силуэты на конях, продвигающиеся параллельно к единой цели... И никто не касается друг друга!.. Нет! Так просто сдаться смерти все одно, что погрязнуть в безразличном хаосе! Давай! - махнула Алина рукой и Карагоз, прощупав подушечками пальцев замок, вынул из кармана отмычку.
Не успел вскрыть дверь, как дверь распахнулась и Карагоз, онемев от увиденного им человека, рухнул на колени. Все помешалось в его уме.
На фоне каких-то фантастических конструкций, странно мерцающих в полутьме и голубых лучах направленного света, на фоне пения тяжелых голосов, перед ним стоял начисто лишенный волос, даже безбровый человек-нечеловек в длинном серебристом халате с черной повязкой на носу.
- А-а! Клянусь мамой! Мамой клянусь! - завопил Карагоз, рухнул на колени и гулко стукнулся лбом о пол.
- Что Вам надо?! - Горловым басом выдавил из себя чуть было сам не онемевший от удивления Алексей, и на шаг отступил назад.
- Твоя жизнь в опасности, гуру! - обезумевший Карагоз вновь ударил лбом об пол и прополз несколько сантиметров вперед, Алексей опять отступил.
- Клянусь мамой, мамой клянусь! Гуру, гуру! Твоя жизнь в опасности.
Алина, внутренне готовая ко всему, такого и представить себе не могла, "ой, ай, что ж это с ним?!" - единственное, что приходило ей на ум в процессе взятия мистического бастиона. А Карагоз все бился об пол и бился, Алексей отступал, Карагоз снова продвигался вперед. И когда уж не было видно ей подошв его ботинок, Алина подтянулась, сосредоточилась и вошла в оставшуюся распахнутой дверь. Прогуливающейся походкой, словно не видя никого, обошла Карагоза клянущегося мамой, Алексея, пытающегося показать бицепсы сквозь рукава халата, и утверждающего, что его жизнь в его руках, обогнула по серебряной дорожке скелет оркестра, состоявший из подставок под барабаны и прочего, уселась на диван. И тут, словно туман сошел с её глаз, и чувство реальности вернулось к ней. Алина в голос захохотала.
И хохот её с подвываниями был похож на кошмарный сон о Лысой горе.
Алексей окончательно растерялся.
Под глухие удары Карагоза головой об пол, он обернулся, оттого что не понял - показалось ли ему, что мимо прошла женщина, тень ли... или вправду прошла?.. Он обернулся и словно оглох, от её хохота - он увидел как в немом кино - настоящую древнюю жрицу тайны тайн. В полутьме пышные волосы Алины, светящиеся пропускаемым голубым светом, обрамляли её затененное, с тайным блеском глаз, лицо, а над её головой клубился туманно-серый дымок... Против света лампы она казалась совершенно инфернальным видением. Алексей дрогнул и вновь услышал её хохот!.. Так должна была хохотать птица сирин.
Сознание Алексея и без того переполненное текстами литературы по мистике, на мгновение окончательно помутилось, и он застыл в пол-оборота к бьющему гулкие поклоны и к ней, стараясь удержать в поле зрения их обоих одновременно, как советовал Карлос Кастанеда. Тут влажные руки Карагоза коснулись пальцев его босых ног. И в последний раз, полный немого удивления, взглянув на распростертого пред ним в поклоне пришельца, Алексей схватил его за шкирку, и резким движением вышвырнул в коридор. Захлопнул дверь, провернув замок на два оборота и замер, боясь повернуться. Ведьмаческий хохот за его спиною тут же смолк.
Но тот, что оказался за дверью продолжал биться в её черную плоскость.
- Уходи, - обернулся Алексей к Алине.
Она молчала. Он повторил.
- Я никуда не уйду.
- Ты что, не понимаешь, я никого не хочу видеть. - Он весь дрожал, лоб его покрылся испариной.
- Потому что ты болен. - Мрачно прозвучал её голос.
- Да я болен. Я болен этой болезнью двенадцать лет! Это моя жизнь. И никому не позволяю вмешиваться в мою жизнь.
- А я и не спрашиваю у тебя разрешения - голос её звучал глухо, словно эхо, - Не время спрашивать. Тот, кто действительно нуждается в помощи, не просит о ней.
- Но... я не связываюсь с женщинами, я ни с кем не связываюсь, потому что я не могу нести ответственности... я каждый такой раз жду смерти.
- А я могу нести ответственность.
- Но зачем я тебе?! У меня... у меня рак крови! - и он взглянул в неё глазами полными отчаяния, покорившегося смерти человека.
- О! - даже радостно воскликнула она, - Ну я тебе устрою веселую жизнь! Она вскочила с дивана, потирая руки. Я тебе такое устрою! Такой полтергейст! Ох, ты у меня и полетаешь!..
- Ты что? Ты что говоришь? Ты что не понимаешь?
- Я-то как раз очень хорошо понимаю... Только что с тобой? Почему ты думаешь, что это рак?
- Для меня уже больше десяти лет мука носить одежду. От соприкосновения с ней то тут, то там начинает гореть, потом образуется красное пятно, уплотнение и растет шишка. В этот период меня всего трясет, как от тока. И нет сил ни общаться с людьми, ни говорить по телефону. И когда вырастают эти шишки - становится легче. Я сам научился их вырезать.
Боже мой, Господи, мама мия, - вопило все внутри её, и чувствовала, как губы немеют от его боли, едва представила, как он встает, идет в ванную, берет скальпель и медленно врезается по кругу в собственное тело, вырезая бугорок с корнем. "Без новокаина, с обезболивающим нельзя, иначе не поймешь - все вырезал, или нет..." Коленки её онемели, а сердце словно заливали расплавленной магмой, и вся боль - она продолжала слушать на грани обморока.
- ...У меня все тело в шрамах, не только лицо. А нос... мне приходиться замазывать белилами, чтобы не было видно красных рубцов. Я ходил в первый год к врачам, они брали анализы крови, но ничего не нашли. Рак тоже так сразу определить невозможно.
- Это не рак, - с неким прискорбием сообщила Анна, - Это не рак, повторила она, - При раке крови ничего такого не происходит. Просто растет печень, пухнет селезенка, а потом... потом уже поздно... Может, это сифилис? Как это у тебя началось?
Алексей сел на противоположный конец дивана, и долго смотрел ей в глаза, - Знаешь, я ведь раньше совсем другим был, - начал он, - Я был веселым парнем из элитарной, благополучной семьи, художником с отличным образованием, академическим стипендиатом... Мы весело жили тогда - вино, девки, компании... Я был мастером перфоманса. У меня была коллекция лучших костюмов для лондонских денди с начала века, вон она ещё висит, он кивком головы указал на каскад костюмов у выхода из комнаты, покрытых пылью. Нарядился и пошел по улицам шокировать народ. А чего - пописал картинку четыре месяца - и год можно было жить. Однажды, шел дождь, я только что получил деньги за проданную в музей картину, и купил себе в "Березке" дорогой японский зонт, за такими тогда в очередях стояли, деньги на них копили, доставали по блату, а я, когда дождь кончился, сложил его и сунул в урну. Мне нравилось - как я живу. Я был мастер подобных акций в этой тухлой совдепии.
- Ты был её рабом, механическим клоуном. Тебе было необходимо хоть чем-то подцепить её, утрировать её голодные пороки. Вот и она тебя догнала.
- Чем же?
- Больными блядями и бесплатной медициной. Ведь никто не мог тогда определить твою болезнь, потому, как и не было у них такой задачи. Им было все равно - есть ты или нет тебя. Оно надо - надрываться за мизерную зарплату. А ты и поверил им, равнодушным, не проявил должного упорства. Ты сдался. Ты, как и все совдеповцы, думал, что та жизнь, что была - будет продолжаться вечно, и ты будешь играть с её проявлениями, как мальчик с кубиками. Ты не был сам по себе. Иначе бы ты не тратил заработанные деньги на дорогие зонты, ты строил бы жизнь по своей независимой абстракции, а не ради того чтобы шокировать. Но теперь!..
- Оставь в покое мою болезнь. Я благодарен ей. Если бы не она, я так бы и шел по жизни талантливым разгильдяем, и все бы превратилось в ничто. Но за годы одиночества, я столько постиг!.. Ты не можешь себе представить, - насколько по-другому относиться к тому, что ты делаешь, что создаешь, что творишь, когда чувствуешь за спиною тень смерти.
- Знаю, - кивнула она,
- Да откуда ты знаешь? Ты обыкновенная тусовочная журналистка и нет в тебе никакой крутизны.
Господи, - подумала она, закатив глаза к высокому потолку, - ну что же мне так везет, то один по колено в могиле, то другой - и все судят меня. Куда не повернись - уже ждут с ярлыком. Обалдеть!..
- С тех пор... - она не смогла проговорить дальше и несвязанно окончила, - ...я иду по жизни затаив дыхание. И я знаю, какой бы я не выбрала путь, все кончаются смертью. Но главное - это качество пути. А оно зависит лишь от того, соответствует ли истинному тебе то, что ты делаешь.
- Но что ты делаешь сейчас!
- То, что соответствует мне - прекратить твои заблуждения. Хватит мучаться! Теперь ты стал другим, ты уже никогда не станешь тем, былым, талантливым шалопаем! Ты уже научился постигать, копать в глубину, относиться к себе и к своей жизни серьезно. Ты теперь должен быть свободен от этого физического ужаса! Чтобы идти дальше той же дорогой! Чтобы творить! Я пришла дать тебе свободу... - полушепотом окончила она.
- Освобождает от всего лишь смерть.
- Нет. Смерть это полное потеря всякой возможности быть. Только жизнь дает шансы явить себя. И я не дам тебе умереть. Умереть - это сдаться. Ты будешь жить.
- Но как? А если это, сифилис, как ты говоришь! Я же заражу тебя! Лучше уходи!
- Опомнился. Да хоть сто раз. От сифилиса теперь можно вылечиться, но это не сифилис... двенадцать лет... нет. Ты бы разложился сто раз за это время. У тебя бы провалился нос, да и сам бы ты стал полным дебилом. А вдруг это такая замедленная чума, и у тебя выступают чумные бубоны? увлекшись, перебирала она.
- Люди добрые, помогите! - носился по коридору тем временем совсем ополоумевший Карагоз.
"Нет, не чума... Я докопаюсь. Иначе, что моя жизнь? Зачем? Зачем надо было побеждать собственную смерть?.. И столько раз её, гоняющуюся за другими?! Я найду название и изничтожу его. Если он не захочет ходить по врачам, я притащу их к нему, если он устанет ходить на обследования, я заражусь от него, и найду причину его кошмара через себя, а потом мы вылечимся вместе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики