науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И почему позволила слепой жажде мести заставить таиться от Кости? Менчерес был прав: месть - самая пустая из эмоций. Кажется, она к тому же толкает людей на невероятные глупости.
- Я уже принадлежу Кости, - сказала я, в отчаянии разыгрывая последнюю карту. - Он кусал меня и проделывал со мной в постели вещи, которые в некоторых штатах караются законом!
- Происхождение бьет право собственности, милая моя Смерть, - шелковистым голосом отозвался Джэн. - Хотя у Криспина, безусловно, останутся о тебе приятные воспоминания... Но лишь воспоминания.
- Разреши тебя поправить, Джэн, - ответил Кости, выпрямляясь. - Ты прав, происхождение выше права собственности. Но у тебя нет никаких прав на нее, если она - моя жена!
Джэн, кажется, смутился. Как и я.
- Но она не твоя жена! - без надобности напомнил он.
Кости вытащил из кармана нож. Я напряглась, решив, что это сигнал к началу общей свалки. Но Кости просто провел лезвием по своей ладони и ударил окровавленной ладонью по моей.
- Клянусь кровью, что ты - моя жена, - отчеканил он. И тихо добавил, обращаясь только ко мне: - Я надеялся сделать это в более романтичной обстановке, Котенок. Однако обстоятельства не позволяют.
- Ты, верно, сошел с ума! - бушевал Джэн, вытаскивая из кармана собственный нож.
- Не двигаться! - В зале будто гром прогремел.
Джэн застыл как статуя; Кости, уже нацеливший на него окровавленный нож, тоже. Темноволосая фигура скользила по проходу, и люди расступались перед ней. Даже не видя лица, я узнала бы Менчереса - его выдавала катившаяся впереди волна беспредельной мощи.
- Менчерес... - Кости склонил перед ним голову. - Прав ли я в своем предположении?
- Во всем, кроме одного, - ровно ответил вампир.
- Ты всегда за него заступаешься! - выкрикнул Джэн, утратив выдержку.
Кости закатил глаза:
- Хватит уже об этом, а?
- Дело не в том, на чьей я стороне, - холодно проговорил Менчерес. - Я сказал, что Кости прав во всем, кроме одного. Кэт еще не признала его своим мужем.
Джэн ухватился за соломинку:
- Ты не понимаешь, что это значит. Мы не люди, для которых разводиться так же естественно, как дышать. Если ты согласишься, будешь привязана к Криспину до конца жизни. Нельзя ни передумать, ни освободиться от него, пока один из вас не умрет окончательно. И если ты позволишь другому себя трахать, он будет вправе безнаказанно убить того мужчину.
Менчерес улыбался, но в его улыбке не было и следа веселья.
- Да. Если брак объявлен, обратного пути нет.
Я отвела взгляд от лица Менчереса и встретилась с карими глазами Кости. Он ждал, вопросительно подняв брови.
- А ты не думаешь, что пора тебе познакомиться со своим отцом? - искушал меня Джэн.
На этот раз он меня поймал. Я повернулась к нему, и моя рука стиснула рукоять ножа, который я только что приняла от Кости.
Джэн развивал полученное преимущество:
- Я заключу с тобой сделку, Кэт. Иную, нежели предполагал. Ты сможешь уйти, заручившись моим словом, что я не стану предъявлять на тебя права и беспокоить твоих людей. Больше того, я отдам тебе Макса. Делай с ним что хочешь. Взамен я требую одного: ты откажешься от предложения Криспина и навсегда с ним расстанешься. Дашь слово!
Мой рот приоткрылся. Пальцы, сжимавшие нож, побелели.
- Максимильян, сюда! - трубно крикнул Джэн.
Дверь зала открылась. Ниггер посторонился, пропустив высокого мужчину. Как видно, фотография в газете была не слишком удачной. Лицом к лицу сходство между нами не оставляло сомнений. Я действительно была его копией.
От изумления я выдернула руку из руки Кости. Макс дошел до края арены и остановился. Последние несколько шагов, разделявшие нас, сделала я.
Его волосы отливали багрянцем, как у меня. И были такими же густыми. Господи, а глаза - серебристо-серые, точь-в-точь мои. И высокие скулы. Полные губы, прямой нос, сильная линия подбородка... Все как у меня, но с мужскими пропорциями. Даже стоял он в той же позе. Я будто смотрелась в колдовское зеркало, превращающее женщину в мужчину. Целую минуту я только и могла, что пялить на него глаза.
Макс тоже молчал. Когда он переводил взгляд от меня к Джэну, на его лице поочередно сменялись вызов и покорность. Однако он ни у кого не просил пощады. Что это: отвага или понимание неизбежности гибели?
Я наконец обрела дар речи:
- Знаешь, в чем я себе поклялась, когда мать рассказала мне, кто я и как все случилось?
Я придвинулась к нему, насколько это было возможно, не прикасаясь. Он стал походить на одну из тех статуй в саду. Только глаза следили со мной с напряженной сосредоточенностью. Я обошла его кругом, скользнув пальцами по плечам. Он съежился под их тяжестью, и я тихо, злобно засмеялась.
- О Макс, я ощущаю твою силу! И она не слишком велика. Я намного сильнее тебя. Впрочем, тебе это известно. Иначе к чему было так стараться оставить меня без головы прежде, чем я до тебя доберусь. Ты хоть представляешь, как давно я мечтаю тебя убить?
Он продолжал молчать. Джэн вопросительно взглянул на меня, но я ему не ответила. И так ясно, что он не в курсе затей Макса. Я кружила вокруг отца, и его молчание все сильнее меня злило.
- Я впервые услышала о тебе в свой шестнадцатый день рождения. Милая юность... А что я получила в подарок? Полные сведения о своей кошмарной наследственности. Тогда я поклялась, что однажды найду и убью тебя за нее. Что ты заплатишь жизнью за насилие над моей матерью. Слышал, что сейчас предложил мне Джэн? Твою задницу со всем, что к ней прилагается!
Гнев сочился из моих пор, глаза вспыхнули зеленью.
- Ну, Макс, что скажешь? Хорош подарочек, а? Кто мог бы от такого отказаться? Это я к тому, что хочу убить тебя так сильно, как ничего не хотела в своей исковерканной, ненормальной и пустой жизни!
Нож, полученный от Кости, дрожал в моей руке; ему не терпелось пронзить сердце врага Номер Один. Я еще долго глядела на него, а потом хихикнула. Со сладкой горечью. Обуреваемая местью, я один раз уже чуть не потеряла Кости. Не позволю себе дважды за одну ночь повторить ту же ошибку!
- Ты, никудышный кусок дерьма! У тебя есть первый и последний шанс выступить в качестве моего отца, потому что в моей жизни есть тот, кто для меня еще дороже, чем возможность навсегда избавиться от тебя. Поздравляю, подонок! Ты выдаешь дочь замуж.
И вместо того чтобы повернуть нож в сердце отца, я резанула им себя по ладони и хлопнула по бледной руке, все еще протянутой ко мне.
- Навеки вместе, а? Мне нравится, как это звучит. Клянусь кровью, Кости, ты - мой муж. Так полагается говорить? Я все правильно сделала?
Я откинулась назад под его поцелуем и решила, что другого ответа не требуется.
38
Макс нарушил молчание, только когда Кости оторвался от моих губ. Он пронзил меня взглядом и оскалился леденящей улыбкой:
- Если сразу не получилось, пробуй снова и снова. Ты в это веришь, малышка? Я верю. Мы с тобой еще встретимся, помяни мое слово.
- Это угроза? - с холодной вежливостью обратился Кости к Джэну. Я смотрела в стальные глаза отца. - Может быть, тебе стоит напомнить, что всякий, кто вздумает повредить моей жене и всем, кто ей принадлежит, например ее дяде, фактически объявляет мне войну. Это и есть твоя позиция, Джэн? Он говорит от твоего имени?
Джэн послал Максу воистину угрожающий взгляд:
- Нет, не от моего. Ему больше нечего сказать по этому поводу. Не так ли, Макс?
Макс посмотрел на людей Кости и в каждом взгляде прочел угрозу.
- Нет, по этому поводу нечего, - ответил он тоном, ясно говорившим, что при иных обстоятельствах нашлась бы «пара ласковых». - Зато я хочу сказать кое-что о ее матери. - Он снова смотрел только на меня. - Тебя ввели в заблуждение: я имел твою мать, и еще как, но я ее не насиловал.
Кости крепче обнял меня, почувствовав, что я готова взорваться. Джэн тоже это понял:
- Ты уже отказалась от своего шанса, Кэт! Договор действует в обе стороны. Макс - мой и под моей защитой. Тронь его, и ты начнешь войну.
Я овладела собой. Не здесь и не сейчас. Нельзя допустить бойню между людьми Кости и Джэна.
- Ты, верно, столько женщин изнасиловал, что ее и не помнишь, - ровным голосом отозвалась я.
Макс улыбнулся:
- Первая никогда не забывается, а она была у меня первой после превращения. Красивая брюнетка с большими голубыми глазами и славными округлыми грудками. Такая молодая и жадная, свежая... Так замечательно было трахать ее на заднем сиденье машины! И она не возражала, пока я не кончил. А когда открыла глаза и увидела, что мои светятся зеленым светом, заприметила клыки... чуть не лопнула от визга. Еще и расплакалась. Закатила истерику и все твердила, что я - исчадье ада или что-то в этом роде. Смешно было, настолько, что я не стал отрицать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики