ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я думаю, старуха точно знает, что здесь происходит. Где она? Она живет здесь, в Иннсмауте?
Губы Темплза задрожали. На лбу у него выступил пот, а его кадык быстро двигался вверх и вниз, когда он тщетно пытался ответить на мой вопрос. Но все, что ему удалось произнести, это несколько нечленораздельных звуков.
Все произошло очень быстро. У меня вновь появилось ощущение, что я не один, я явно ощущал присутствие чужого, невероятно злобного духа. И вдруг Темплз приподнялся, издал пронзительный короткий крик и умер.
– Что случилось? – сдавленным голосом испуганно спросил Рольф.
Я медленно опустил обмякшее тело Темплза на пол, встал и обернулся.
– Он умер, – сказал я озадаченно. – Я не понимаю этого, он…
– …был убит, – закончил фразу Шэннон.
Я уставился на него.
– Убит? – переспросил я. – Почему тебе пришла в голову такая мысль?
Шэннон нервно сглотнул. Его лоб покрылся потом, а руки дрожали. Он медленно поднял руку, подошел ко мне и прикоснулся к моей правой ладони.
Это было как удар молнии – неожиданно, ярко, болезненно и так внезапно, что я инстинктивно отпрянул назад и попытался вырваться. Но рука Шэннона крепко держала мои пальцы.
И я увидел…
В первый момент я подумал, что нахожусь в совершенно незнакомом месте в мире, который не имел ничего общего с реальностью, но потом я понял, что нахожусь в маленьком домике в Иннсмауте. Только теперь я смотрел на все глазами Шэннона!
Все краски исчезли, остались только черная и белая и все мыслимые оттенки серого, но и они оказались странным образом извращены. То, что должно было быть светлым, стало темным, и наоборот. Мерцающая свеча на каминной полке излучала темноту, а лица Шэннона и Рольфа выделялись как светлые контуры на черном прямоугольнике двери.
Но я видел не только две их тени. Над нашими головами, под самым потолком, казалось, невесомо парила паутина из тонких, белесых светящихся нитей. На первый взгляд она казалась беспорядочно спутанной и связанной узлами, и все-таки она образовывала искусный рисунок, как бесконечно сложная сеть.
И эта сеть двигалась. Повсюду, где ее нити перекрещивались, пульсировали крошечные ослепительно-белые светящиеся точки, похожие на звездочки, а сами тонкие нити, казалось, мягко покачивались вверх и вниз, словно развеваясь под неощутимым ветром.
А из середины паутины вдруг вырос похожий на шланг отросток, который опустился вниз и слился с затылком Темплза…
– О, Боже! – прошептал я. – Что это такое?
Шэннон не ответил. Вместо этого он показал на дверь на другом конце помещения. Паутина продолжалась и там, тонкая, пульсирующая часть огромной серой сети прорастала сквозь закрытую дверь и исчезала в соседней комнате.
Я знал, что я там увижу. Несмотря на это, мое сердце бешено заколотилось, когда я, крепко сжав руку Шэннона, пересек комнату и открыл дверь.
Жена Темплза все еще спала, но из колыбельки рядом с кроватью доносились слабые хныкающие звуки, которые издавал младенец.
Я неохотно наклонился над колыбелью и широко раскрытыми от ужаса глазами уставился на серебристую, пока еще тонкую нить, которая как щупальцы опустилась из паутины под потолком и прикоснулась к затылку младенца.
Я рывком вырвал свою ладонь из руки Шэннона, развернулся и бросился вон из комнаты. Странное видение исчезло. Помещение приобрело нормальный, уже знакомый, вид, но перед моими глазами продолжала стоять ужасная паутина.
Шэннон последовал за мной, но когда я обернулся, то увидел, что его взгляд был совершенно пустой. Его пальцы непроизвольно подергивались, а губы непрерывно шевелились, однако он не произносил ни малейшего звука.
– Что это с ним? – спросил Рольф. Он тоже обратил внимание на странное поведение Шэннона, но в отличии от меня он не видел сеть, которая вместе с нами незаметно присутствовала в помещении.
Я взял Шэннона за руку и заставил посмотреть мне в глаза.
– Шэннон! – громко позвал я. – Что с тобой? Говори!
– Пожиратель душ, – пробормотал он. Казалось, эти слова предназначались не для меня; он все еще был какой-то оглушенный. Нет, не оглушенный – потрясенный. Потрясенный так сильно, как я редко наблюдал до сих пор. – Это… это он, Джефф. Я не ошибаюсь.
– Кто он ? – с ударением на последнее слово спросил я.
Шэннон уставился на меня широко раскрытыми глазами.
– Они все такие, да? – вдруг он резко повернулся, подскочил к лежавшему без сознания человеку-волку и оцепенел. Он не сказал ни слова, но я знал, что он видел: пучок блестящих пульсирующих паутинок, которые слились с затылком жалкого существа, точно так же, как с затылком Керда, Ларри и многих других. Всех жителей деревни Иннсмаут мужского пола.
– Нет, – пробормотал он, – Нет… только не это. Нет…
Я вытянул руку, чтобы успокоить его, но так и не решился дотронуться до него, а лишь со все возрастающим беспокойством смотрел ему в глаза.
– Что случилось, Шэннон? – спросил я – Что с тобой?
– Он наконец понял, что они его обманывали, Роберт, – раздался голос за моей спиной. Голос, который был мне знаком.
Голос моего отца!
Он стоял позади меня – темная полупрозрачная фигура, как тень; высокий, стройный и окутанный легкой дымкой угрюмости и печали, как всегда, когда он говорил со мной из мира мертвых.
Но не только я услышал его голос, Шэннон очнулся от своего оцепенения и повернулся. Его глаза округлились, когда он увидел темноволосого мужчину с белой прядью в волосах.
С такой же самой прядью, какая была бы у меня, если бы я смыл краску со своих волос.
– Роберт? – удивленно прошептал он. Его взгляд блуждал. На мгновение наши взгляды встретились, он смотрел на меня с выражением такого ужаса, что я инстинктивно отступил на шаг назад.
– Роберт! – повторил он. – Это значит, что ты…
– Я не тот, которого ты должен был убить, Шэннон, – мягко сказал Андара. Его взгляд был серьезен, но та суровость, с которой он смотрел на Шэннона за день до этого, исчезла. Двадцать четыре часа тому назад он хотел убить Шэннона, но сейчас я мог прочесть в его глазах лишь глубокое, искреннее сострадание. – Я тебе говорил, что ты должен прийти сюда, чтобы узнать правду, – продолжал он.
Шэннон шумно вздохнул. Его голос дрожал так сильно, как будто он изо всех сил старался не сорваться на крик.
– Вы… Андара, – сказал он. – Родерик Андара. Великий… колдун.
– Да, Шэннон, – ответил я вместо Андары. – Этот человек – мой отец. Ты преследовал не того. Это я Роберт Крейвен.

* * *

Деревня лежала перед нами, словно вымершая, когда мы покинули дом Темплза. Холодный ветер поднимал пыль и заставлял плясать сухие листья. Нигде не было видно ни души; даже дома казались мертвыми.
А над деревней парила сеть.
Шэннон снова прикоснулся к моей правой руке, и я смотрел на мир его глазами. И я чувствовал, как юного чародея охватывал ужас при виде этой странной пульсирующей паутины.
Как он ее назвал? “Пожиратель душ”? От одного только звучания этого слова у меня по спине побежали мурашки.
Паутина парила над крышами деревни, как серебристое, светящееся облако, невесомое и не подверженное влиянию порывов ветра, поднимавших пыль на улице.
Во в многих местах из пульсирующего облака вниз спускались длинные, похожие на шланги отростки и сливались с домами, чтобы внутри них снова расщепиться и невидимыми руками коснуться мужчин, которые там проживали…
– Там!
Рука Шэннона показала на восток, на противоположный конец деревни. Там паутина казалась более плотной, она образовала серо-серебристый шар, светившийся жутким, зловещим светом. Под ним находился маленький, одиноко стоявший домик, связанный с облаком над Иннсмаутом тысячами пульсирующих, светящихся нитей. То, что имело власть над этой странной паутиной и управляло ею, должно было находиться в этом доме.
Мы медленно двинулись в путь. Мы были одни. Рольф покинул дом раньше нас, чтобы освободить Говарда, и призрачный образ моего отца тоже снова исчез, но только после того, как Шэннон и он несколько бесконечно долгих минут смотрели в глаза друг другу. Каким-то образом, что даже для меня осталось загадкой, они беседовали. Я не знал, о чем, но Шэннон производил впечатление человека, который внутренне был сломлен, когда образ Андары вернулся наконец в мир теней, из которого он появился. С того момента мой спаситель почти все время молчал.
Когда мы приблизились к дому, ветер резко усилился. Облако заклубилось: яркие всполохи волнами прокатывались по странному образованию из света, обретшему форму ужаса. Внезапно налетел шторм – ледяной, ураганный ветер, который словно невидимыми руками принялся рвать нашу одежду и волосы. Крошечные шары света, как огненные белые звездочки, отделились от сети и понеслись, разбрасывая во все стороны искры, нам навстречу. Они погасли, не долетев всего лишь несколько метров до нас с Шэнноном.
Шэннон вел меня за собой, как безвольного ребенка. Исключительно его магическая сила защищала нас от урагана и огненных энергетических шаров; невероятно огромный потенциал энергии, который был скрыт в таком хрупком на вид юноше и о котором я до сих пор лишь смутно догадывался.
Когда мы подошли к дому, буря утихла также внезапно, как и возникла. По живому облаку пробежала сильная дрожь, сопровождаемая тысячами сверкающих молний, и неожиданно стало тихо, повсюду воцарилась жуткая тишина. Шэннон отпустил мою руку, шумно выдохнул и сильным ударом ноги открыл дверь маленького домика.
Я вытащил свою шпагу, когда мы плечом к плечу вошли в дом. Шпага была на ощупь холодной и мертвой, и что-то подсказывало мне, что несмотря на свою магическую силу, она не сможет меня защитить от нового противника.
В первый момент я ничего не увидел, так как, когда Шэннон отпустил мою руку, исчезли все видения, которые я мог наблюдать только через его глаза. Потом мне показалось, что я вижу какие-то тени; тонкие, вспыхивающие серым линии, которые, казалось, беспорядочно рассекали воздух.
И вдруг перед ним возникла Айрис. Тени расступились, как невидимый занавес, и появилась старуха, узкоплечая и сутулая, какой я ее уже видел.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики