ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Мы доберемся до тебя, Роберт Крейвен! – пропищал голос.
Передо мной возникла перекошенная рожа, и сквозь бешеное биение моего сердца мне послышался глухой скрип, как будто на старых ржавых петлях поворачивалась дверь…
Некрон резко повернулся.
– Что это значит, Крейвен? – нервно воскликнул он. – Если это какой-нибудь трюк, я вас убью!
– Это не трюк, – ответил Говард. – Он болен. Уже давно.
Я едва слышал его голос. В моей голове звучал пронзительный детский смех химеры. Лицо Некрона постоянно расплывалось, а из глаз старого мага мне ухмылялось безумие.
– Болен? – Некрон уставился на Говарда. – Что у него болит?
– А почему вас это интересует? – ответил Говард. – Вы получили, что хотели. А теперь забирайте свою банду убийц и уходите!
– Мы доберемся до тебя, Роберт Крейвен! – пищал голос. – Ты мертвец!
Некрон колебался. Я не понимал, что означали слова Говарда и почему Некрон не убивал меня. Видимо, за время моего отсутствия что-то произошло между ним и Говардом.
Но мысль ускользнула от меня. Смех химеры стал громче.
– Мы доберемся до тебя! – пищала она. – Ты мертвец!
Еще одно бесконечно долгое мгновение Некрон смотрел на меня сверху вниз, потом повернулся, зажал книгу под левой рукой и быстрым шагом пересек библиотеку.
Но он направился не к двери, а к огромным напольным часам в углу. Он подошел к ним ближе, поднял правую руку и прикоснулся к двери.
И в тот же самый момент, когда она со скрипом отворилась наружу, я понял. Но было уже поздно. Дверь полностью открылась, и жуткий, мерцающий зеленый свет залил библиотеку ядовитым сиянием. Некрон вскрикнул и отпрянул назад, когда часы полностью открылись.
За дверью стояла химера.

* * *

Все произошло мгновенно. Некрон издал душераздирающий крик, и, шатаясь, попятился назад, но его крик потонул в безумном визге кошмарного существа. Чудовище одним прыжком выскочило из часов и сбило старика с ног.
Некрон взревел от боли. Два–три воина подскочили к нему и попытались оторвать беснующееся чудовище от своего господина, но бестия отбросила их в сторону, словно те были малыми детьми, и продолжала молотить старика. Его черное одеяние разорвалось и во многих местах покраснело от крови.
Воины-драконы, все шестеро, еще раз одновременно атаковали чудовище.
Монстр в образе Присциллы взревел от боли и ярости, когда кривые сабли вонзились в его тело. Со страшным визгом он выпрямился, отшвырнул от себя тело старика и попытался ударить людей, которые его атаковали. Воины молниеносно отскочили назад. Четверо из них окружили бестию, а двое других занялись Некроном.
Это была странная, нереальная борьба. Воины-драконы перемещались с такой быстротой, которую я не видел ни у одного человека никогда в жизни, но они противостояли врагу, который явился из потустороннего мира. Чудовище снова и снова бросалось на них, и каждый раз молниеносный удар сабли парировал очередной удар бестии. Монстр фехтовал голыми руками против сабель, и я видел, как кривые сабли воинов-драконов наносили ему страшные раны.
Но они затягивались так же быстро, как возникали, а боль, казалось, только усиливала ярость чудовища. Его крики становились все более пронзительными.
И наконец оно добралось до одного из воинов. Его когтистая лапа схватила саблю, вырвала ее из рук воина и сломала, как спичку, одновременно чудовище подтащило воина к себе. Сверкнули смертоносные когти, в которые превратились его руки, а голова медузы превратилась в костистый череп с рогами и укусила воина, как быстрая кобра, и тот упал как подкошенный. Трое других поспешно отскочили назад, когда монстр снова выпрямился и со злобным шипением напал на них. Воины больше не атаковали бестию, а ограничились лишь тем, что своими саблями удерживали ее на дистанции и вместе с двумя другими образовали живой защитный вал вокруг своего Господина. Чудовище остановилось. Из его пасти вырвалось страшное шипение. Его когти непрерывно сжимались и разжимались, словно оно хотело что-нибудь схватить.
Но оно не нападало.
Потом я услышал гудение.
Оно началось как высокий, едва слышный, слабый звук, но очень быстро его сила и громкость увеличились; одновременно тембр звучания стал более низким.
За живой стеной воинов-драконов выпрямилась страшная фигура.
Некрон! Его тело было истерзано, но он все еще жил, и это он издавал этот странный, гудящий звук, который становился все сильнее и, казалось, парализовывал бестию.
Откуда-то он нашел силы, чтобы еще раз поднять руки и начертить в воздухе невидимые фигуры, линии и пунктиры из дыма и мерцающего серо-голубого света, которые каким-то образом соответствовали мелодии гудения.
Монстр задрожал. Его костистый череп вновь превратился в голову медузы, а из его пасти вырвался странный, звучавший почти жалобно звук. Его когти бесцельно хватали пустоту.
Некрон гудел все громче; одновременно увеличилась интенсивность голубого свечения, которое возникло между ним и чудовищем. Медленно, как окрашенная вода, свет полз по комнате, образуя полосы и быстро исчезающие фигуры и приближаясь к химере. Монстр попытался отступить назад, но та же самая сила, которая мешала ему напасть на Некрона и его людей, приковала его к месту
Потом свет коснулся тела чудовища. Вспыхнули крошечные, бело-голубые искры, и я почувствовал, какие гигантские, невидимые силы столкнулись здесь. Все продолжалось лишь несколько секунд, но это была борьба, которая велась с беспримерной жестокостью, дуэль гигантов, из которой мы могли видеть лишь очень небольшую часть.
Бестия проиграла борьбу.
Гудение Некрона все усиливалось и усиливалось, становилось все более угрожающим, требовательным и громким. И в такой же самой мере тело чудовища начало бледнеть. Оно теряло материальность, становилось все более светлым и прозрачным, пока наконец от него не осталось ничего, кроме бледного контура. Потом и он исчез.
Некрон с жалобным стоном осел. Голубое свечение погасло, а его гудение превратилось в жалкие крики боли.
Но он все еще не умирал. Хотя это было совершенно невозможно, но он еще раз поднял свое истерзанное тело и уставился на меня.
– За это… ты… заплатишь… Крейвен, – прохрипел он. – Ты будешь… страдать до… конца дней своих. Ты меня… дважды предал, Роберт Крейвен, и ты умрешь две тысячи раз за каждое… предательство.
Он задыхался. Ковер под ним начал дергаться как в судорогах. Колдун вскрикнул, упал навзничь и покатился по полу. Но в нем все еще оставались силы, и еще раз он выпрямился и посмотрел на меня невидящим взором.
– Я проклинаю тебя, Роберт Крейвен! – крикнул он. – Я проклинаю тебя со всей силой, которая мне дана. Ты никогда не обретешь покой! Ты будешь вести жизнь гонимого, вечно преследуемого. Все, что ты любишь, должно разбиться, а все, что ты делаешь, должно приносить зло! Я обрекаю тебя на несчастье. Смерть и страдания должны стать твоими братьями, а люди будут проклинать тебя, куда бы ты не направился! Ты будешь помнить мою месть всегда, Роберт Крейвен!
Некрон упал навзничь. Но он все еще не умирал, а начал пронзительно выкрикивать какие-то слова на непонятном мне языке.
Пять оставшихся в живых воинов вдруг пришли в движение. Двое из них подняли тело своего господина, а третий бросился к напольным часам и одним ударом сорвал дверь с петель.
За нею зловеще блеснула черная поверхность болота, которую я видел в кошмарных снах, о которых я теперь знал, что это были не сны.
А четвертый воин поспешил к маленькой кушетке рядом с камином и подхватил Присциллу на руки.
С пронзительным криком я вскочил и бросился на него.
Я даже не заметил удара, таким быстрым он был. Внезапно мои ноги подкосились под весом моего тела. Я упал, краешком глаза заметил мелькнувшую тень и скрючился от новой, невыносимой боли, когда нога воина попала мне под ребра.
Я не потерял сознание, я видел и слышал все, что происходило вокруг меня, но я был не в состоянии оценить происходившее и прореагировать на него.
Оба воина-дракона отнесли старика к часам. Я слышал, как он еще что-то сказал Говарду, но не понял ни одного слова, потом они прошли в дверь и зашагали по черным волнам застывшего болота.
Мой разум затуманился. На мгновение у меня потемнело в глазах, и я не чувствовал ничего, кроме боли и никогда не испытанного чувства беспомощности.
Когда мой взор снова прояснился, Некрон и его черные убийцы исчезли.
А вместе с ними и Присцилла.

* * *

– Это была моя вина, – тихо сказал Говард. – Мне очень жаль, Роберт. – Его голос дрожал, а в глазах стояла такая мольба, которую я еще никогда прежде не видел ни у одного человека. – Пожалуйста… прости меня, – прошептал он.
Вместе с Ван дер Гроотом они подняли меня и отнесли на кушетку, на которой раньше лежала Присцилла. Я снова пришел в себя, и теперь мое тело болело не так невыносимо, хотя при каждом вдохе я чувствовал жгучую боль в груди. Видимо, головорез Некрона сломал мне ребро, а может быть, и несколько.
Но я почти ничего не замечал. И слова Говарда я улавливал лишь краем сознания, и мне было крайне тяжело реагировать на них и поднять на него глаза.
– Твоя вина?
Он кивнул. У него был несчастный вид.
– Да. Я… знал, что произойдет, когда он откроет часы. И хотел этого. Это был единственный шанс уничтожить его. Так я думал.
Мой взгляд упал на открытые напольные часы. Черный кошмарный ландшафт исчез, уступив место потрескавшимся доскам задней стенки, после того как Некрон ушел. На мгновение я попытался убедить себя, что все это было не больше чем кошмарный сон, от которого я очнусь, если достаточно сильно захочу.
Но я никогда не избавлюсь от него, так как кошмар, в котором я находился, назывался действительностью.
– Мне так жаль, – бормотал Говард. – Когда… Некрон нас пленил, тогда…..
– Все хорошо, Говард, – тихо сказал я. – Ты не виноват в этом.
Он взглянул на меня, и в его глазах вспыхнула слабая искорка надежды.
– Ты… меня не ненавидишь? – спросил он.
– Ненавидеть? – Мой голос звучал совершенно холодно. Я даже сам испугался этого.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики