ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Я знаю: вы думаете, будто я предал вас, но мне ничего другого не оставалось.
– Почему я не могу остаться здесь, с вами? – спросила Кандида. – В эти последние недели я была так счастлива. Вы сказали, что я хорошо работаю! Почему же я не могу продолжать на вас работать?
– Это невозможно, – ответил он. – Это не может продолжаться вечно.
– Почему же? – с мольбой в голосе спросила Кандида.
Хупер отошел от нее, и девушка поняла, что он не ответит на ее вопрос. Но тут он вернулся.
– Позвольте мне дать вам совет, – сказал он. – Не сопротивляйтесь естественному ходу жизни – двигайтесь вместе с ним. Вы, конечно, слишком молоды, слишком ранимы для всего этого, но альтернативы нет. Во всяком случае, я ее не вижу. Учитесь принимать вещи такими, как они есть, старайтесь ко всему приспособиться и не пытайтесь бороться: вам лишь будет еще больнее.
Ничего не понимая из того, что он пытался ей втолковать, она могла лишь смотреть на него снизу вверх глазами, полными слез.
– Вы были очень добры ко мне, – сказала она. – Но вы не понимаете, что значит чувствовать себя совершенно одинокой, знать, что единственное существо, которое ты любишь, которое что-то для тебя значит, забирают.
Майор Хупер встряхнул головой и, словно не в силах больше терпеть, быстро вышел из школы во двор.
– Вам лучше вернуться в дом, – бросил он через плечо.
Кандида хотела догнать его, чтобы попрощаться и поблагодарить за то, что он позволил ей ездить на его лошадях, но поняла, что не сможет этого сделать. Она больше не чувствовала в сердце горечи, думая о нем, так как знала, что майор был по-своему честен с ней, как бы странно это ни могло выглядеть.
Она поверила, когда он сказал, что ему ничего больше не оставалось делать, и хотя не понимала, что происходит, ненавидеть его не могла.
Медленно, в крайне подавленном состоянии Кандида вышла из конюшни. Она не слышала, как старший конюх сказал майору Хуперу:
– Я знал, что она примет это близко к сердцу, сэр. Она любит этого коня!
– Он будет в хороших руках, – машинально сказал майор Хупер, а затем добавил: – Не смотрите на меня так. Разве вы не видите, что я чувствую себя так, будто совершил убийство?
Он побрел прочь. Возле какого-то стойла он так яростно отругал рабочего за совершенно незначительную провинность, что парень после этого был весь белый и трясся. Затем майор прошел к себе в бюро и захлопнул за собой дверь.
Добравшись до дома, Кандида поднялась к себе в комнату, разделась, вымылась и надела простой, но по моде халат – один из тех, что миссис Клинтон купила ей в первую же неделю.
В доме царили тишина и покой. Никому не разрешалось шуметь, особенно по утрам, потому что хозяйка вставала поздно. Кандида давно уже поняла, что из-за шампанского, выпиваемого в больших количествах по вечерам, миссис Клинтон вставала с тяжелой головой и чуть ли не до самого обеда была очень раздражительной. Поэтому Кандида, насколько возможно, старалась не попадаться ей на глаза.
Она потихоньку спустилась в столовую, где на столе уже стоял завтрак. Ей казалось, что любая еда вызовет у нее тошноту, но все же пригубила чашку слабого чая и попыталась представить себе, что ждет Пегаса и ее.
Кандида удивилась, когда некоторое время спустя открылась дверь и в комнату вошла миссис Клинтон, полностью одетая, даже в шляпе и с шалью на плечах. Было видно, что она пребывает в благодушном настроении.
– Доброе утро, Кандида, моя милая, – сказала она. – Ну как, хорошо покаталась? В парке, должно быть, сейчас чудесно.
Кандида сцепила пальцы.
– Майор Хупер сказал, что вы мне все объясните… о том, что Пегаса… продают, – выдавила она, и голос ее дрожал.
– Разумеется, я вам все расскажу, – ответила миссис Клинтон. – Вы очень везучая девушка; право же, вам повезло.
Кандида ничего не сказала. Побледнев, она лишь ждала. Миссис Клинтон попыталась улыбнуться.
– Не печальтесь вы так, девочка моя. Вы будете довольны, очень, когда я скажу, что вас ожидает.
– Майор Хупер пообещал мне, что не продаст Пегаса, – тихим голосом сказала Кандида.
– Глупости только не болтайте! – почти сердито сказала миссис Клинтон. – Вы ведь не можете продолжать работать на извозчичьем дворе всю оставшуюся жизнь. Я не для этого так одела вас и сделала сенсацией Лондона.
– Если бы только они вчера не увидели Пегаса, – пробормотала Кандида. – Если бы мы только не ездили в парк! Из-за этого кто-то захотел купить его, разве не так?
– Конечно, так, – согласилась миссис Клинтон. – Повлиял также тот факт, что верхом на нем были вы. Он и вы – великолепная пара, весь Лондон об этом говорит.
Кандида махнула рукой.
– Я не хочу об этом слышать, – сказала она. – Я лишь хочу знать, что будет с нами: с Пегасом и со мной.
– Я расскажу вам, – сказала миссис Клинтон.
Разговаривая, она смотрела куда-то в сторону, и у Кандиды создалось впечатление, что миссис Клинтон тщательно подбирает слова. В этом она была права: еще одеваясь, миссис Клинтон размышляла о том, что скажет.
Кандида была до смешного наивна. Совершенно необычным было также то, что девушка эта думала не столько о себе, сколько о своем любимом коне.
Неудивительно, что миссис Клинтон была в хорошем настроении. Прошлым вечером наступил момент величайшего триумфа ее жизни: пришел Джон и доложил, что ее хочет видеть лорд Манвилл.
Именно этого она и ждала, именно это планировала, и казалось почти невероятным то, что она так хитроумно задумала вместе с майором Хупером, дало в точности те результаты, на которые было рассчитано.
– Проведите его сюда, Джон, – сказала она, пытаясь сдержать торжествующие нотки в голосе.
Миссис Клинтон стояла в гостиной перед камином, когда вошел лорд Манвилл. Она достаточно часто видела его, но до этого момента не осознавала, как он высок, как необычайно красив, какие у него широкие плечи.
«Неудивительно, – подумала она, – что он известен как «сердцелом». Лишь какая-нибудь очень странная женщина не влюбится в него».
Едва он появился в комнате, как миссис Клинтон подумала, что он пришел лишь потому, что ничего другого ему не оставалось. В прошлом он старательно избегал знакомства с ней, и было ясно, что теперь, когда рыбка заглотнула наживку, ей надо быть еще внимательнее.
– Добрый вечер, милорд, – улыбнулась она, приседая в реверансе. – Это большая честь для меня. Я долго надеялась, что мы когда-нибудь встретимся.
– Я слышал о вас, миссис Клинтон, – сказал лорд Манвилл, и голос его был холоден, – но до сих пор не нуждался в ваших услугах. Майор Хупер, однако, убедил меня, что лишь вы можете устроить знакомство, которое мне в данный момент необходимо.
– Майор Хупер сказал правду, – промолвила миссис Клинтон. – Не соблаговолите ли присесть, милорд? Выпьете бокал шампанского?
– Нет, благодарю вас, – решительно ответил лорд Манвилл. – Я здесь по делу, миссис Клинтон, и по такому, которое желал бы завершить как можно скорее.
– Очень хорошо, милорд. Вам нужно, чтобы я представила вас мисс Кандиде Уолкотт?
– Совершенно верно, – согласился лорд Манвилл. – Я уже выписал майору Хуперу чек на две тысячи гиней. Это чудовищная, непомерная сумма, но и конь этот исключительно хорош.
– Вы также увидите, что и наездница прелестна, – мягко сказала миссис Клинтон.
– Надеюсь, так и будет, – сказал лорд Манвилл. – Очень надеюсь. Насколько я понял, надо еще и вам платить, за одежду, например…
– Разумеется, милорд, – ответила миссис Клинтон. – Девушка появилась у меня без…
Лорд Манвилл поднял руку.
– Детали опустим. Меня не интересует история этой молодой леди, – резко сказал он. – Все, что мне надо знать, это сколько вы просите, а также, сможет ли данная особа послезавтра переехать в Манвилл-парк.
– Она будет готова, – пообещала миссис Клинтон. – Может быть, вы хотите, чтобы я послала за ней сейчас?
– Это совершенно не обязательно, – отрывисто ответил лорд Манвилл. – За багажом приедут около девяти часов. Сам я буду здесь в половине одиннадцатого, если вас обеих это устраивает.
Он произнес эти слова так, что они были больше похожи на команду, чем на просьбу.
– Кандида будет ждать, – заверила его миссис Клинтон. – А сумма, причитающаяся мне, милорд, – около двухсот фунтов.
– Она будет доставлена вам в течение дня, – сказал лорд Манвилл и повернулся к двери. У выхода он слегка поклонился.
– Всего хорошего, мадам.
– Всего хорошего, милорд. Благодарю вас, – ответила миссис Клинтон, стараясь, чтобы ее голос прозвучал так же холодно, как и его.
Дверь за ним закрылась, и миссис Клинтон услышала, как он спускается по лестнице. Она зажала рот рукой, чтобы подавить смешок. Ну и надменность, ну и высокомерие!
И все же, какой мужчина! Не удержавшись, она перебежала через комнату к окну и из-за кружевных занавесок увидела, как он пересек мостовую и сел в свой легкий открытый двухколесный экипаж. В левую руку он взял поводья, а в правую – хлыст. Тигр, опустив уздечку пожака, тоже вскарабкался в повозку, и та тронулась.
Миссис Клинтон все смотрела на лорда Манвилла, пока тот не исчез из виду. Слегка сдвинутый набок цилиндр, почти классические черты лица, резкая линия подбородка, ширина плеч – в общем, мечта любой женщины, даже такого возраста, как она.
И вот теперь он от нее зависит! Она заставила его прийти к ней! Все эти годы он избегал ее общества, хотя она устраивала развлечения почти для всех его друзей.
Да, она победила. Своими способностями, своим умом миссис Клинтон добилась того, что могло бы показаться невозможным: она вынудила «сердцелома» обратить на нее внимание и воспользоваться ее услугами.
Рано или поздно все узнают об этом, и это в немалой степени пойдет ей на пользу. Но как объяснить это Кандиде? Даже в момент триумфа этот вопрос беспокоил и смущал ее. Она сказала себе, что это просто нелепо. Никогда раньше ее не волновали чувства ни одной из ее подопечных.
Для нее это были просто имена, которые она могла заносить в свои тетради. И уже одно то, что она имела их, приносило значительный и постоянно увеличивающийся доход.
Но Кандида была совершенно не похожа на других.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики