ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Не думаю, что это необходимо, – сказал он. – Немного вина совсем не помешает.
– Я иногда выпивала бокал по вечерам, – сказала Кандида, вспомнив те времена, когда гонорары отца позволяли им устраивать праздники, – но не думаю, что мне следует пить в дневное время.
– Ну, как хотите, – безразличным тоном произнес лорд Манвилл.
Игра достигает некоторой крайности, подумал он. Но пусть. Пусть поступает по-своему. Скоро она устанет от этого, он был в этом уверен.
Хозяин вышел из комнаты. Лорд Манвилл обронил несколько маловажных замечаний, Кандида согласилась с ним. Затем, когда они закончили есть, он, не вставая со стула, наклонился вперед и сказал:
– Я хочу вас кое о чем попросить, мисс Уолкотт. Надеюсь, что вы поймете меня правильно и вас не раздосадует то, что я намерен вам предложить.
Он был удивлен, увидев выражение беспокойства на лице Кандиды и некоторую тревогу в ее глазах, пристально смотревших на него. Он не знал, что на какой-то ужасный миг ей показалось, будто она все испортила и он сейчас же отошлет ее назад.
– Дело вот в чем, – продолжал лорд Манвилл, и было видно, что слова он подбирает с трудом. – Я попросил вас приехать в Манвилл-парк не для…
Он собирался сказать «собственного удовольствия», но в последний момент передумал.
– …не для общения с вами. Я попросил вас об этом для другого человека и надеюсь, что вы поможете мне в том, что касается его.
Лорд Манвилл не был тщеславным человеком, но привык видеть выражение восхищения в глазах женщин, когда они смотрели на него, и был этим немало доволен. Он также прекрасно понимал, что если везет прелестную наездницу из Лондона в Манвилл-парк, то она, несомненно, ожидает, что ею интересуется он сам.
Но лорд с удивлением заметил, что, когда он закончил свою фразу, тревога на лице Кандиды сменилась облегчением. Несколько секунд он не мог в это поверить, но не было никаких сомнений, что, все еще внимательно слушая его, она казалась менее озабоченной, чем за несколько секунд до того.
Ему даже показалось, что на ее щеки вернулся румянец. Все это выглядело не совсем обычно, и хотелось найти этому объяснение, но он продолжал:
– Мне нужна ваша помощь, мисс Уолкотт, или, может быть, теперь, когда мы знаем друг друга лучше, мне можно называть вас Кандида?
– Да, конечно, – согласилась Кандида.
– Молодой человек, о котором я говорю, – продолжал лорд Манвилл, – находится под моей опекой, и в последнее время он стал для меня источником беспокойства.
– Это ребенок? – спросила Кандида, думая, что, возможно, это и было причиной, по которой лорд Манвилл везет ее в Манвилл-парк. Она никогда не была гувернанткой, но была уверена, что справится с подобной работой.
– Да нет же, – быстро сказал лорд Манвилл, опровергая ее догадку еще до того, как она сформировалась. – Адриану двадцать лет, и он просто золотой парень, когда ведет себя должным образом.
Он увидел, как расширились восхитительные глаза Кандиды, и тут же добавил:
– Я, разумеется, не имею в виду, что он сумасшедший, просто он вообразил себе, что влюбился.
Кандида улыбнулась.
– Но ведь это же так романтично, правда? – спросила она.
– Ничего подобного, – резко ответил лорд Манвилл, – он не только влюбился, но еще и хочет жениться на этой девушке. Как можно в двадцать лет знать, правилен ли выбор и не является ли эта любовь не более чем иллюзией?
– Полагаю, вы совершенно не одобряете его выбор, – догадалась Кандида.
– Я не видел эту леди, – голосом, не предвещающим ничего хорошего, сказал лорд Манвилл. – Хотя несомненным представляется, что это вполне достойная девушка. Ее отец – священник в Оксфорде, где, как предполагается, мой подопечный учится. На прошлой неделе я получил информацию, что он временно исключен из университета до конца семестра.
– Наверное, его поймали, когда он возвращался позже положенного времени, – сказала Кандида, – и лез к себе через окно. Ведь временно исключают обычно за это, не так ли?
– Похоже, вы немало об этом знаете, – раздраженно отозвался лорд Манвилл. – Когда я учился в Оксфорде, то возвращался домой подобным образом практически каждую ночь, но у меня хватало ума не попадаться.
– Вы, видимо, везучий человек, – заметила Кандида.
– Ну так вот, насчет Адриана, – продолжал лорд Манвилл. – Я твердо решил, что он не женится на этой девушке, и подумал: делу немало поможет, если вы постараетесь убедить его, что в жизни есть множество достойных внимания вещей и помимо чар этой, несомненно, порядочной леди из семьи священника.
– Ну а точнее, что вы хотите, чтобы я сделала? – спросила Кандида.
– Я думаю, ваш собственный здравый смысл подскажет вам это, – ответил лорд Манвилл. – Попытайтесь сделать так, чтобы Адриан понял, что в настоящий момент он ничего не знает о жизни и что в его распоряжении всевозможные развлечения, которым он может предаваться, прежде чем придет время остепениться и начать серьезно относиться к жизни. Расскажите ему о Лондоне, сделайте так, чтобы он заинтересовался игорными домами, комнатами Арджилл, Моттс или Кейт Хэмилтон или другими местами, где по вечерам весело; попросите его отвезти вас поужинать в Креморнские сады, где вы могли бы танцевать польку под звездами…
Кандида издала какой-то звук, и его светлость спросил:
– Вы что-то сказали?
– Н-н-н-нет… ничего, – ответила Кандида.
– Расскажите Адриану также, – разгорячившись и увлекшись, продолжал лорд Манвилл, – как приятно посещать мюзик-холлы, театры, не забудьте про балет. Это будет казаться ему совершенно неотразимым, когда он узнает некоторых премилых танцовщиц.
Он сделал паузу, видимо, чтобы обдумать, какие еще инструкции дать Кандиде, затем почти извиняющимся тоном сказал:
– Адриан еще никогда не видел веселой жизни. Заставьте его понять, что это часть опыта взрослеющего человека – попробовать все наслаждения, прежде чем брать на себя ответственность за семью.
Кандида была в ужасе от того, о чем лорд Манвилл просил ее. Как же объяснить ему, что она никогда не слышала о тех местах, о которых говорил? Как убедить его, что она совершенно не знает Лондона – не знает ничего, кроме извозчичьего двора Хупера; даже в Гайд-парке была лишь однажды.
Она поняла, что имеет место какая-то нелепая ошибка, что лорд Манвилл думает, будто она знает все эти места, являясь частью их. Тут ей вспомнились советы миссис Клинтон. Если она скажет правду, то совершенно ясно: разгневанный тем, что она ничего не знает, лорд Манвилл откажется от ее услуг и немедленно отошлет обратно в Лондон. Оставался единственный выход – делать вид, что то, о чем он просит, выполнимо, и надеяться, что произойдет чудо и он ее не разоблачит.
– Ну так как, вы сделаете это для меня? – услышала она его слова и спокойно ответила:
– Я сделаю все, что в моих силах.
– Именно это я и надеялся от вас услышать, – с удовлетворением сказал лорд Манвилл. – Адриан – довольно странный молодой человек. Я просто не понимаю его, но уверен, что с вашей помощью мы сможем отвлечь его от этой женитьбы, от которой были бы одни несчастья.
– Ну а если предположить, что он действительно любит ее? – спросила Кандида.
– Любит? Да что мальчишка такого возраста может знать о любви? – резко возразил лорд Манвилл. – Да и вообще, любовь может быть ловушкой, иллюзией в любом возрасте.
Кандида хотела возразить, что любовь просто приходит и предотвратить этого никак нельзя, но вовремя сдержалась и ничего не сказала. Она видела, что лорд Манвилл вполне удовлетворен и готов снова двинуться в путь.
Он бросил на стол несколько банкнот. Кандида подошла к старому зеркалу в ореховой раме, висевшему на стене, надела шляпку и завязала ее под подбородком лентой.
Они продолжили свой путь в Манвилл-парк, и было видно, что его светлость пребывает в хорошем настроении. Кандида не знала, что во время их разговора он немало волновался, как бы она не «взбрыкнула», по его выражению, узнав, что ее подсовывают Адриану.
«Она довольно благосклонно к этому отнеслась, – сказал он себе. – И я позабочусь о том, чтобы впоследствии у нее не было никаких проблем. Адриан не сможет содержать ее, но я сделаю все, что нужно. Если хоть немного повезет, то о женитьбе мы больше не услышим. Кандида достаточно красива, чтобы он выкинул мысли о любой другой женщине из своей глупой головы».
Да, видимо, стоило покинуть Лондон в разгар сезона, решил лорд Манвилл, для того, чтобы уладить дела с Адрианом, хотя прошлой ночью, когда Лэйс умоляла его не уезжать, он был ужасно зол на мальчишку.
Май – лучшее время в Лондоне: каждую ночь – балы, приемы, маскарады, театры, балет и, конечно же, представления прелестных наездниц.
Прошлой ночью Лэйс сказала ему, что сегодня утром Скиттлз собирается объезжать новую лошадь. Там должны быть все его друзья, в то время как ему приходится мчаться куда-то за город только потому, что Адриан валяет такого дурака. А тут еще и это его исключение до конца семестра из Оксфорда – тут любой опекун выйдет из себя! Но сейчас все идет превосходно. С Кандидой Адриан наберется опыта и, вернувшись из Оксфорда, заживет городской жизнью светского молодого человека.
«Никто не может сказать, – удовлетворенно заметил про себя лорд Манвилл, – что я не гожусь на роль опекуна. Видит Бог, я не хотел обременять себя этим мальчишкой, но я несу за него ответственность и, безусловно, сделаю для него все, что в моих силах».
Довольный собой, он бросил на Кандиду быстрый взгляд.
«Это была идея моей бабушки, – подумал он. – И ей будет приятно узнать, какой отличный эффект эта идея возымеет».
Теперь ему уже казалось: не стоило говорить Лэйс, что он должен пробыть три дня в Манвилл-парке, прежде чем она присоединится к нему. Он попросил ее приехать в воскресенье, а к тому времени, если Кандида хорошо сыграет свою роль, он уже и сам сможет вернуться в Лондон.
Лорд Манвилл задумался о том, стоит ли говорить Кандиде что-нибудь о денежной компенсации за то, что ей придется иметь дело не с ним самим, как она могла предполагать, а с Адрианом.
Поразмыслив некоторое время, он решил, что не стоит этого делать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики