ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Я постараюсь не забыть, – ответила Кандида. Дверь комнаты открылась, и миссис Клинтон живо повернулась. В дверях стоял Джон.
– Его светлость передает вам, мадам, заверения в совершеннейшем почтении. Его лошади так и рвутся вперед, и он будет очень обязан, если мисс Кандида соблаговолит присоединиться к нему.
Миссис Клинтон сжала губы. Она прекрасно понимала причину неожиданного беспокойства лорда Манвилла о своих лошадях: он лишь однажды вошел в ее дом и больше не желал делать этого.
Впрочем, какое это имеет значение? Она достигла своей цели, получила то, что хотела.
– Ну, пора, Кандида, – сказала она с натянутой улыбкой. – Выйдя на улицу, вы должны сделать реверанс, потому что, если мужчина начинает беспокоиться о своих лошадях, с ним надо быть осторожней.
Медленно спускаясь по лестнице вслед за миссис Клинтон, Кандида чувствовала, что не в состоянии поднять глаза и посмотреть на лорда Манвилла. У девушки осталось о нем не более чем мимолетное впечатление после встречи в парке, когда он разговаривал с майором Хупером, и она не могла даже вспомнить, был ли мужчина, которого она увидела, повернув голову, блондин или брюнет, тонкий или толстый.
Но она понимала, что, как бы он ни выглядел, ее судьба теперь в его руках, и, несмотря на все усилия, не могла заставить себя поднять глаза и взглянуть на него.
– Доброе утро, милорд, – донеслись до Кандиды слова миссис Клинтон.
– Доброе утро, миссис Клинтон, – ответил глубокий, звучный голос. – Я должен попросить у вас прощения за то, что не зашел, но я не мог доверить лошадей конюху, потому что это очень горячая пара. Я вынужден уехать как можно скорее.
– Я вполне понимаю вас, милорд, – мягко сказала миссис Клинтон. – Ну а сейчас позвольте представить вам мисс Кандиду Уолкотт. Кандида, это лорд Манвилл.
Поднявшись из реверанса, Кандида вскинула глаза и встретилась взглядом с лордом Манвиллом. Он смотрел на нее с любопытством и как-то оценивающе. Ей почудилось, что, когда они взглянули друг на друга, между ними что-то произошло.
Это было настолько мимолетное ощущение, исчезнувшее, едва она успела почувствовать его, что Кандида решила: ей это, должно быть, показалось. Затем она опять опустила глаза, когда лорд Манвилл, натягивая поводья, сказал:
– Я восхищен знакомством с вами, мисс Уолкотт. Надеюсь, вы не возражаете, если мы поедем в открытом экипаже?
– Не возражаю, – робко ответила Кандида.
– До свидания, моя дорогая, – сказала миссис Клинтон и, подумав, что Кандида, чего доброго, может повернуться к ней, чтобы пожать ей руку или поцеловать в щеку, развернулась и поспешила обратно в дом. Кандида в замешательстве смотрела ей вслед.
– Позвольте помочь вам, мисс, – почтительно сказал Джон, стоявший рядом.
Он помог ей сесть в экипаж, поправил юбки и положил светлый коврик поверх ее колен, подсунув нижний конец под туфли.
– Спасибо, Джон, – нежно сказала Кандида. – И спасибо за все, что вы сделали для меня. К сожалению, у меня нет денег, иначе я обязательно дала бы вам.
Она говорила тихим голосом, но лорд Манвилл услышал.
– Нет денег? – спросил он. – Это я должен исправить, конечно.
Он сунул руку в карман жилета.
– Вы хотите дать ему гинею или две? – поинтересовался он.
Он протянул их на ладони в перчатке. Кандида, глядя на сияющие монеты, вдруг почувствовала нежелание брать их у него. Слова отказа уже были готовы сорваться с ее губ, но ей не хотелось лишать Джона возможности получить деньги из-за инстинктивных угрызений совести, мешавших ей брать деньги у мужчины.
– Это очень любезно с вашей стороны, – робким голосом произнесла она. – Может быть, вы будете столь добры, что сами дадите Джону эти деньги?
Лорд Манвилл приподнял брови, но все же громко сказал Джону, стоявшему чуть в отдалении на мостовой:
– Эй, вот вам за труды.
Золотая гинея мелькнула в воздухе, и Джон ловко поймал ее.
– Благодарю вас, милорд, – сказал он.
Лорд Манвилл натянул вожжи, слегка стегнул гнедых кнутом; лакей запрыгнул на запятки экипажа, и они тронулись. Кандида с восхищением заметила, что двигались они очень плавно: лорд Манвилл умел править лошадьми. Когда они повернули на север, Кандида робко произнесла:
– Спасибо, что вы дали Джону деньги.
– Мне следовало бы догадаться самому, – ответил лорд Манвилл и спросил: – Что он такого сделал, за что вы ему так благодарны? Он приносил вам любовные письма от ваших многочисленных кавалеров?
Кандида покачала головой.
– У меня нет кавалеров.
Лорд Манвилл, не отводя внимательного взгляда от лошадей, несколько цинично усмехнулся.
«Вот, значит, как, – подумал он. – Ну что же, это вполне соответствует ее стилю – юная, безыскусственная дева!»
Он надеялся, что она будет продолжать играть эту роль: это соответствовало его замыслам. В то же время представлялось маловероятным, что она сможет обмануть такого опытного человека, как он. Он был знаком с притворством и игрой прелестных наездниц. Они делали это так же умело, как и ездили верхом, и трудно было в чем-либо их упрекнуть.
Было одно обстоятельство, которое радовало лорда Манвилла – это то, что он не ошибся в своем впечатлении о Кандиде. Без лошади она была так же изящна и привлекательна, как и в седле. В какой-то момент, когда она спускалась по лестнице вслед за этой старой каргой и интриганкой миссис Клинтон, он вдруг с совершенно не свойственной ему сентиментальностью подумал, что она похожа на бутон розы.
Миссис Клинтон тщательно подбирала детали туалета Кандиды. Платье на ней было бледно-розовое, с кринолиновой юбкой, украшенной оборками и складками из материи, привезенной, по клятвенным заверениям мадам Элизы, из Парижа. На Кандиде был также зауженный жилет до пояса, тоже розовый, но чуть более темного оттенка, наглухо застегнутый на маленькие пуговицы.
Шляпка ее была из розовой соломки с аккуратно отделанными краями, и лишь атласные ленты, завязывающиеся под подбородком, были бледно-голубого цвета и выразительно оттеняли белизну ее кожи и золотистость волос.
Некоторое время они ехали молча, пока наконец лорд Манвилл снова не заговорил, заметив, что Кандида, наклонившись вперед, рассматривает лошадей.
– Как вам нравится моя пара? – спросил он.
– Они великолепны, – ответила Кандида. – Я еще никогда не видела, чтобы лошади так идеально были подобраны. Это близнецы?
– Нет, – отозвался лорд Манвилл. – Между ними разница в год. Но они от одних родителей.
– Должно быть, очень редко можно получить такую пару, – сказала Кандида. – У матери Пегаса, например, не было ни одного полностью черного жеребца, кроме него.
– Да, это, несомненно, превосходный экземпляр, – сказал лорд Манвилл. – Вы давно на нем ездите?
– Он у меня с самого своего детства, – ответила Кандида.
На лице лорда Манвилла отразилось удивление. Он думал, что Пегас был находкой Хупера и что тот догадался с помощью миссис Клинтон подобрать к нему наездницу, которая демонстрировала бы этого коня в выгодном свете.
Они уже выехали за пределы Лондона, но так как на дорогах все еще было движение, лорд Манвилл был полностью поглощен управлением лошадьми, пока наконец не иссяк поток телег с грузом, семейных ландо и повозок торговцев.
Навстречу им мчалась королевская почтовая карета, запряженная четверкой скакавших галопом лошадей. Один из стражников трубил в рог. Карета была полна пассажиров и доверху набита багажом.
– Она перегружена! – почти сама себе сказала Кандида. – Нельзя так обращаться с лошадьми.
Лорд Манвилл с удивлением посмотрел на нее.
– Большинство людей жалуются, что почтовые кареты едут чересчур медленно.
– Но зачем же гнать слишком быстро? – спросила Кандида. – Знаете ли вы, что такие лошади живут всего около трех лет? При такой езде они надрывают дыхание, и для многих после этого не остается ничего, кроме живодерни.
Она с таким жаром произнесла это, что лорд Манвилл сказал:
– Я вижу, вы очень любите лошадей, и согласен с вами, что кареты дальнего следования очень часто бывают перегружены.
– А эти новые омнибусы, куда садятся чуть ли не десять пассажиров! – вскричала Кандида. – Почему по этому поводу ничего не делается? Кто-нибудь вроде вас, кто заседает в палате лордов, мог бы поднять подобные вопросы или, может быть, провести через парламент акт о защите этих животных, которые сами за себя не могут постоять.
– Да вы, как я погляжу, реформатор, – сухо сказал лорд Манвилл.
Кандида почувствовала, как краска приливает к ее щекам, и запоздало вспомнила разговор с миссис Клинтон перед своим отъездом, когда та вполне серьезно говорила:
– Помните, что работа женщины заключается в том, чтобы выглядеть привлекательной и доставлять удовольствие. О чем бы лорд Манвилл ни просил вас, Кандида, вы должны соглашаться, если хотите остаться со своим конем. Если вы будете слишком многого требовать или устраивать сцены, то он, вне всякого сомнения, прогонит вас. Джентльмены терпеть не могут сцен и не переносят женщин, не делающих того, о чем их просят. Старайтесь быть любезной и сговорчивой, моя дорогая, это сделает вашу жизнь более легкой и избавит от многих проблем.
– Постараюсь, – пообещала Кандида, не совсем понимая, однако, что именно ей надо будет делать для лорда Манвилла.
– Не всегда бывает так, как мы предполагаем, – продолжала миссис Клинтон, не глядя на Кандиду и нервно теребя утреннюю газету, лежавшую перед ней на обеденном столе.
– Но я не знаю, что и предполагать, – жалобно произнесла Кандида.
– В таком случае вас, несомненно, очень многое будет удивлять, – ответила миссис Клинтон. – Именно поэтому я умоляю вас, Кандида, для вашего же собственного блага, делать то, о чем вас просят, без лишнего шума.
– А зачем мне поднимать шум? – полюбопытствовала Кандида.
– О, некоторые женщины любят лишний раз подчеркнуть свою значительность, – быстро сказала миссис Клинтон. – У других могут быть слишком большие запросы. А многие просто скучны сверх всякой меры.
– Я буду стараться, чтобы вы гордились мною, – улыбнулась Кандида. – Я вам, право же, очень благодарна. Вы так много для меня сделали, столь многому меня научили, подарили мне всю эту чудесную одежду.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики