ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но Илларион отступил в сторону, а когда труба с глухим стуком ударила по доскам крыльца, резко наступил на нее ботинком, расквасил коленом второй ноги Румяному нос. Тот выпустил трубу и сел на землю, с тупым изумлением наблюдая за тем, как один из его товарищей вонзается головой в бревенчатую стену дома и мешком валится на крыльцо. В следующую секунду в траве у крыльца блеснул выпавший из чьей-то руки нож, а его хозяин упал на колени, обеими руками держась за низ живота и нечленораздельно вопя.
Приблизительно через полминуты драка потухла по простой причине кончились дрова.
- Может быть, хватит? - спросил Илларион, стоя на крыльце в той же позе. Он даже не запыхался, и, если бы не разорванный рукав куртки, можно было решить, что его вообще не было здесь во время драки. - Заметьте, мальчики, что все вы пока что живы и здоровы. Я подчеркиваю: пока.
Полезете снова - начну бить по-настоящему.
Глядя, как они поднимаются и начинают снова подступать к крыльцу, Илларион испытал что-то вроде жалости. Эти мальчишки действовали не по собственной инициативе и просто не могли отступить, несмотря на то, что некоторые, если не все, уже испытывали такое желание. Но тут кто-то бросил в него нож - бросил неумело и неточно. Но Илларион поздно заметил движение бросавшего, и нож больно ударил его в плечо увесистой рукояткой. В воздухе снова просвистела труба Румяного, которую тот уже успел подобрать, и тогда Илларион развернулся боевым смертельным веером мелькающих рук и ног, заботясь лишь об одном - как бы ненароком не зашибить кого-нибудь насмерть. Один или два из них имели некоторое представление о том, как следует драться, остальные же были просто большими потными кусками мяса, и все снова кончилось очень быстро. "В следующий раз они точно приедут с пистолетом", - подумал Илларион, наблюдая за тем, как те, кто еще мог двигаться, грузят в машины тех, кто временно лишился этой способности.
- В школу, что ли, сходить, - потягиваясь, сказал он в пространство, и пространство неожиданно отреагировало. В открытом окне передней машины сверкнула вспышка выстрела, и раздался звук, словно кто-то ударил молотком по доске. Забродов нырнул с крыльца, но тут же вскочил и молча бросился к машине с намерением отобрать пистолет и засунуть его стрелку в глотку. На бегу он заметил, что торчавшие из-за заборов на протяжении всего представления головы бесследно исчезли.
Из машины отважились пальнуть еще раз, но то ли стрелок был никудышный, то ли руки у него тряслись сверх меры - пуля безвредно свистнула где-то в стороне, глухим щелчком ударившись о бревенчатую стену. Илларион успел добежать до машины и даже схватиться за ручку, но автомобиль, рыкнув, прыжком устремился вперед, едва не вывернув Иллариону пальцы. Проводив удаляющиеся машины презрительным жестом, Забродов вернулся в дом и был встречен на пороге бабой Верой, которая осторожно выглядывала наружу через щель приоткрытой двери.
- Выходите, Степановна, уже все, - сказал ей Илларион.
- Ты живой, что ли? - не поверила та своим глазам.
- Жив, здоров и невредим мальчик Вася Бородин, - продекламировал Илларион, задумчиво изучая то, что осталось от забора.
- Это еще кто? - спросила баба Вера, осторожно выходя на крыльцо.
- Где? - встрепенулся Илларион.
- Да этот твой... Вася Бородин.
- Ах, Вася... Да это, Степановна, просто стихи такие. Детские. Я просто хотел сказать, что жив и здоров.
Старуха оглядела разоренный двор, задумчиво поковыряла пальцем в свежем пулевом отверстии, красовавшемся в стене дома немного левее двери, вздохнула и спросила:
- Заговоренный ты, что ли?
- Просто везучий, - легко сказал Илларион. - Вы не волнуйтесь, Степановна, забор я сейчас поправлю, и вообще наведу порядок.
- Прогнать тебя, что ли, с квартиры, - задумчиво проговорила старуха, подперев щеку ладонью. - Этак вы мне в следующий раз весь дом снесете. Виданное ли дело: среди бела дня стрельбу устроили! Я, милок, своей смертью умереть желаю, от старости!
Илларион покаянно опустил голову. Баба Вера некоторое время смотрела на его макушку, затем покачала головой и сказала:
- Куртку снимай, воин. Изодрался весь, как маленький. Сюда ее давай, заштопаю.
...Илларион заколачивал в забор последний гвоздь, когда возле него, взвизгнув изношенными тормозными колодками, остановился запыленный "уазик".
Участковый по-молодому выпрыгнул из кабины и подскочил к Иллариону.
- Говори, чего здесь было? - без предисловий спросил он. - Ты стрелял?
- Да упаси боже, - Илларион истово перекрестился зажатым в руке молотком, - какая стрельба? Тут что, кто-нибудь стрелял? Ты откуда такой взъерошенный, Архипыч?
Участковый огляделся, теребя длинный ус. В жарком послеполуденном мареве сонно жужжали пчелы, где-то гремели ведра, пролаяла ленивым голосом собака. Далеко, на самой границе слышимости протарахтел трактор. В огороде маячил обтянутый ситцевым платьем фундаментальный зад бабы Веры, сражавшейся с сорняками. Оттуда доносилось невнятное мычание - у старухи была привычка напевать за работой. Старший лейтенант откашлялся и спросил тоном ниже:
- Что было-то, а? Ведь было же что-то. Я из района возвращался, встретил Голубева мальчонку, он говорит: с Выселок приезжали, баб-Вериного постояльца насмерть застрелили. Я сюда, а ты - вот он.
- Не бери в голову, Архипыч, - сказал Илларион, засовывая молоток за пояс. - Вон хоть у Степановны спроси - не было никакой стрельбы. Мало ли чего мальчонка порасскажет! А если и было что, - он доверительно понизил голос, - так какая разница? Убитых нет, раненых тоже. Можно считать, что был салют в честь знакомства. Конечно, нарушение порядка, так ведь мелкое же! Никто не пострадал, а раз нет пострадавших, то и дела никакого нет, правда?
- Как же, нет, - не сдавался участковый, - полдеревни свидетелей, а дела нет?
- У вас здесь что, свидетели бывают? - поднял брови Илларион, и старший лейтенант заметно смутился. - По-моему, никто ничего не видел. И потом, главное, что ничего не видел я, а ведь гости-то приезжали ко мне.
Участковый крякнул.
- Слушай, Архипыч, - совсем уже доверительно заговорил Илларион, поезжай ты отсюда, ей-богу. Ты что, следствие проводить собрался? Ведь мы же с тобой договорились, нет? Поезжай и ни о чем не волнуйся. По крайней мере, до тех пор, пока эти гаврики меня не укатали.
- Утешил, - покачал головой Архипыч. - Мудреное ли дело - одного человека укатать?
- Кому как, - усмехнулся Илларион. - И потом, это смотря кого укатывать.
- Герой, - сказал участковый, садясь в машину и запуская двигатель. Сильно-то не геройствуй.
Плетью обуха не перешибешь.
Илларион всю жизнь придерживался того мнения, что чем меньше трупов, тем лучше. Так что вступать в полемику с Архипычем он не стал и даже приветливо помахал вслед укатившему в облаке пыли "уазику".
Критически осмотрев реанимированный забор, Илларион поставил на место ящик с инструментом, помыл руки, натянул заштопанную Степановной куртку и прогулочным шагом направился в сторону школы. По большому счету делать ему там было нечего. Со школой все было предельно ясно. Непонятным оставалось только одно: почему "спонсор" так рьяно охраняет свою пассию даже от самых невинных контактов? Илларион был уверен, что причина для такого поведения существует, нужно было только узнать, что это за причина, а узнав, использовать против окопавшейся здесь швали, которая уже стала порядком раздражать отставного спецназовца.
Кроме того, только через здешних таможенников можно было выйти на контакт с таможенниками латышскими - Илларион все не мог расстаться с мечтой вернуть свою машину и мещеряковскую двустволку.
"Нет, - думал он, легко шагая вдоль улицы и легкомысленно покуривая на ходу, - на роль положительного героя я откровенно не гожусь. Ну где это видано: выходить на смертный бой со всякой сволочью, чтобы вернуть украденную машину? Положительные герои убивают направо и налево ради спасения ребенка или женщины, или, уж на худой конец, старого друга, который по причине великой образованности неспособен сам дать в морду негодяю. Но ради возвращения машины?.. Нет, такого сюжета я что-то не припомню..."
Развлекая себя подобными размышлениями, он прошел половину расстояния от дома бабы Веры до школы, когда увидел бегущую навстречу тонкую фигурку. Несмотря на то, что видел ее всего один раз, Илларион сразу узнал ту, к которой, собственно, и направлялся.
- На ловца и зверь бежит, - сказал он, останавливаясь. - Здравствуйте.
- Вы целы? - не отвечая на приветствие, спросила она, тревожно шаря глазами по его фигуре - по всей видимости, тщетно пытаясь обнаружить переломы, рваные раны и прочие увечья.
- И что это за день сегодня? - пожал плечами Илларион. - Все только и делают, что интересуются моим здоровьем.
- Перестаньте паясничать, - сказала она, - на это нет времени. Вы целы?
- Да цел я, цел, - отмахнулся Илларион. - Что вы, в самом деле? Я ведь не ученик первого класса, а вполне взрослый дядя, вы же ведете себя так, словно я убежал с урока и чуть не утонул в пруду. В чем, собственно, дело?
- Дело в том, что вам необходимо немедленно уехать отсюда, - сказала она. Илларион невольно залюбовался тем, как двигаются ее губы и как сверкает между ними белоснежная полоска зубов.
- Я не могу уехать, - серьезно сказал он.
- Почему?
- Я ведь не успел еще с вами познакомиться.
- Послушайте, - она, казалось, вот-вот заплачет, - вы что, не понимаете? Вам, что же, никто ничего не сказал?
- Про что это? - самым наивным тоном спросил Забродов.
- Про то, что я...
Илларион вздрогнул - это хрупкое создание употребило то же самое слово, что и баба Вера. Голос у нее ломался и прыгал, но глаза были абсолютно сухими и смотрели прямо. Так могла смотреть либо профессиональная дама с панели, либо совершенно доведенный до отчаяния человек. Забродов недолго колебался с решением.
- Вот что, - сказал он, взяв ее за локоть и отведя на обочину, сейчас вы по порядку расскажете мне все с самого начала.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики