ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- радостно воскликнул Забродов. - Полковники! поправился он, заметив в машине Сорокина. - А я думаю, кто это опять нарушает закон о неприкосновенности жилища? Сколько можно бодать мое жилище, Андрей?
- Не надо над нами смеяться, - подлил масла в огонь Сорокин, - Нас только что оштрафовали на пятьдесят долларов!
- Вы что, ездили в Чикаго? - спросил Илларион.
Мещеряков зарычал, а Сорокин разразился хохотом.
- И за что нынче штрафует американская дорожная полиция? - невозмутимо спросил Илларион.
- За езду на красный свет, - ответил Сорокин.
- Ну надо же, - покачал головой Илларион, - прямо как у нас. Ну, повернулся он к молчаливо кипевшему Мещерякову, - ты во двор заезжать думаешь?
- Думал, - ответил тот. - Теперь уж и не знаю.
- Ладно, - сказал Забродов, - вылезай, я заеду.
- Лучше уж выгони обратно.
- Не дрейфь, полковник. Что тебе терять, кроме второй фары?
Сорокин снова заржал, а Мещеряков, поминая недобрым словом милицию, Чикаго и нерадивых строителей, построивших слишком узкую арку, вылез наружу. Илларион загнал по очереди автомобили, после чего все трое взобрались на пятый этаж по крутой, не по-теперешнему широкой лестнице с витыми чугунными перилами и вошли в квартиру Забродова.
- Ты куда это ездил? - спросил Мещеряков, поспешно занимая свое любимое кресло. - Мы же предупредили, что заедем.
- Пигулевский позвонил, просил срочно подъехать.
- Это твой антиквар?
Илларион кивнул.
- Антиквар и букинист. У него появилась одна редкая книжица, так что я решил по-быстрому смотаться к нему на Беговую, пока никто ее не перехватил.
- Ну и как, успел приобрести свое сокровище? - насмешливо спросил Мещеряков.
Илларион, игнорируя насмешку, показал маленькую, карманного формата, но пухлую книжицу в темном кожаном переплете. На обложке сверкнули полустертой позолотой какие-то готические буквы.
- Что это? - заинтересованно спросил Сорокин.
- Это, полковник, настольная книга средневековых милиционеров, сказал Илларион. - "Directorium Inquisitorium".
- Чего? - спросил Мещеряков.
- Руководство по инквизиции. Написал один веселый доминиканец, Эймерик де Жиронн его звали. Ты, Сорокин, по-латыни читаешь?
- Нет.
- Зря. Полезная была бы книжица при твоей работе.
- Да, - признался Сорокин, - иногда чего-нибудь в этом роде сильно не хватает.
- Уши вянут вас слушать, - сказал из кресла Мещеряков. - Мы коньяк будем пить или не будем?
- Будем, - быстро сказал Илларион. - А есть?
- Есть, есть, - проворчал Мещеряков. - Рюмки неси. Только, если ты опять начнешь свои книжки цитировать, мы без тебя выпьем.
- Не буду. Обещаю и клянусь. Только все равно ты серый, полковник, как сорокинский китель.
- Ничего, мне моего образования хватает. А вот у тебя с твоими талмудами скоро совсем крыша поедет.
- Вы опять за свое? - обреченно спросил Сорокин, свинчивая пробку.
Он разлил коньяк по рюмкам, и все молча выпили.
- Хорошо, - сказал Забродов. - Плакала твоя вторая фара, Андрей.
- Вот дурак, - беззлобно огрызнулся Мещеряков'.
Сорокин налил еще по одной.
Илларион со сдержанным любопытством переводил взгляд с одного на другого.
- Слушайте, полковники, - сказал он, - кончайте темнить. Я же вижу, что у вас ко мне дело.
- Какое еще дело? - вяло отмахнулся Мещеряков.
- Просто в гастрономе коньяк попался хороший, - подтвердил Сорокин.
- А каким это ветром вас вдвоем в гастроном занесло? - спросил Илларион.
- А мы прямо там встретились, - сказал Мещеряков.
- Случайно, - добавил Сорокин.
- А если серьезно? - спросил Илларион.
- А если серьезно...
Сорокин вздохнул и сел ровнее, готовясь говорить, но тут зазвенел телефон.
- Секунду, - сказал Илларион и поднял трубку. - Слушаю. Говорите, Забродов слушает. Алло!
Слушай, родной, - сказал он, не дождавшись ответа, - имей в виду: у меня в квартире брать нечего! Больше сюда не звони. Попытаешься проверить ноги повыдергаю.
Он раздраженно бросил трубку на рычаги.
- Второй день уже, - сказал он.
- Что? - спросил Сорокин и почему-то переглянулся с Мещеряковым.
- Какая-то сволочь квартиру прозванивает. Поймаю - убью.
- Ты каждый раз ему представляешься?
- Да нет. Сегодня, пожалуй, впервые. А что?
- Точно впервые? Ну, тогда звонить больше не будут.
- Рассказывай, Сорокин, - потребовал Илларион, - что опять твои подопечные учудили?
Сорокин тяжело вздохнул и беспомощно оглянулся на Мещерякова.
- Ну, вот как с ним разговаривать? - пожаловался он. - Ничего от него не утаишь.
- Давай, давай, - ободрил его Мещеряков. - Сам заварил, сам и расхлебывай.
Сорокин снова вздохнул. Илларион молча смотрел на него, рассеянно вертя в пальцах рюмку. Мещеряков почему-то принялся вдруг разглядывать потолок.
- Потолок у тебя красивый, - сказал он ни с того ни с сего. - Сам делал?
Илларион промолчал, по-прежнему глядя на Сорокина.
- Короче говоря, - сказал Сорокин, - позавчера в своем кабинете ударом ножа в спину убит старший лейтенант Стеблов.
- Какой еще Стеблов? - не понял Илларион.
- Ну, тот усатый участковый...
- Архипыч? - Илларион сильно подался вперед. - Как это случилось?
- У него забрали пистолет. По виду - типичное нападение с целью захвата оружия. Следов борьбы никаких. Видели двоих - здоровенного блондина и майора милиции. Видимо, майор отвлекал, а блондин подоспел сзади с ножом. Приехали они на "форде" с московскими номерами. "Форд" числится в угоне.
- Что-то чересчур сложно, - сказал Илларион. - Слишком много телодвижений из-за одного пистолета. И московские номера...
- Вот именно, - согласился Сорокин. - Сдается мне, что охотились они за информацией, а пистолет - для отвода глаз.
- Какую же информацию мог им дать сельский участковый?
- А ты как думаешь? Дай волю фантазии.
- Ты хочешь сказать, что они искали меня?
- Я хочу сказать, что они тебя уже нашли.
- Так... Слушай, я все как-то забываю тебя спросить: а что у тебя с тем делом?
- А ничего. Сидит, понимаешь, сволочь, по шею в ворованных баксах и смеется прямо в лицо, а мне его зацепить не за что.
- Да, полковник, зацепки твои я.., того...
- Было дело. Да я не в обиде. Ты большое дело сделал, капитан. Только вот как этого гада зацепить, ума не приложу.
- А кто такой?
- Директор того самого завода. Летов Игорь Николаевич. Я так понимаю, что он-то тебя и ищет.
- Что?! Он? Собственной персоной?
- Да нет! За его деньги можно и нанять кого-нибудь.
- Интересное кино, - Илларион встал и прошелся по комнате, трогая мебель.
- Я могу выделить охрану, - сказал Сорокин.
- Ой, - откликнулся Илларион.
- В конце концов, наши ребята тоже могли бы подежурить, - осторожно предложил Мещеряков.
- Как трогательно, - сказал Илларион, и Мещеряков увял. - Какая забота, полковники! Вас самих не тошнит? С чего бы это вдруг? Охрана ваша мне не нужна. Вы мне лучше скажите, откуда этот ваш Летов про меня узнал.
- Возможно, ему намекнули, - сказал Сорокин.
- Вот как? Намекнули... Кто же, если не секрет?
- Не секрет. Я ему намекнул.
- В общем-то, я так и думал. Ясное дело: его надо было выманить из норы. На живца, так сказать. Только почему ты, Сорокин, прямо ему не сказал: так, мол, и так, вот тебе фамилия, адрес и фотография, иди и возьми его, если ты такой крутой...
Ну, позвонил бы мне, предупредил... И на коньяк не пришлось бы тратиться, и Архипыч был бы жив.
Всего-то полгода ему до пенсии оставалось...
- Зря ты так, - тяжело играя желваками, сказал Сорокин. - Кто же знал, что эти сволочи старика не пожалеют? В толк не возьму, зачем они его убили.
- Ты еще скажи спасибо, что не пытали. Видно, нашелся среди них один умный, догадался начальством прикинуться, не поленился. А могли бы просто включить утюг.
- Ну, понес, - протянул Мещеряков.
- На войне как на войне. Архипыч твой, между прочим, тоже погоны носил.
- У-ух-х, полковники, - сквозь зубы сказал Илларион и сильно ударил кулаком по укрепленному на стене спилу старой липы, служившему мишенью для метания ножей. - Что же это вы делаете, а? И, главное, как спелись... Будто всю жизнь вместе. Быть вам депутатами, не иначе.
- Опять оскорбления, - поморщился Мещеряков. - Тебе не кажется, что ты много себе позволяешь? Слишком много ты нянчишься со своей хваленой совестью, Забродов! Есть такое слово - долг.
Слыхал ты его когда-нибудь?
- Я в отставке, - сказал Илларион, - и никому ничего не должен. Тем более вам.
- Зато мы на службе, - сухо сказал Мещеряков. - И, как на войне, делаем что можем.
- Моими руками.
- Твоими руками. Можешь считать себя мобилизованным. Когда ежедневно гибнут люди и летят на ветер миллиарды - это что, по твоему, нормально? Что по этому поводу говорит твоя совесть?
А не ты ли спокойно подставил ту несчастную девчонку, когда потребовалось? Не кривись, не кривись! Давай начистоту! Ты, боевой офицер, инструктор спецназа, профессионал, будешь говорить мне, что жизнь одного никудышного мента важнее, чем успешное завершение этого дела? Ведь Летов не один - их тысячи, и каждый сосет, как пиявка, и они будут сосать, пока не высосут все досуха.
- Ч-черт, - выругался Илларион и метнулся к книжным полкам. - Вот, он положил ладонь на матово поблескивающие корешки, - все это написано величайшими умами человечества. И все они сходятся в одном: самая завалящая жизнь дороже тысчи тонн платины. Дороже, понимаете?
- Но?.. - вставил Мещеряков.
- Правильно - но!.. Но боевой устав спецназа говорит совсем другое. Я всю жизнь пытаюсь свести здесь концы с концами, и никак не получается.
- Что ж, посиди, подумай, - тяжело вставая, сказал Сорокин. - Торопить не будем.
- Правильно, - глядя в окно, сказал Илларион. - Киллер поторопит.
- Тьфу на тебя, - сказал Мещеряков. - Пошли, Сорокин.
- Коньяк заберите, полковники, - не оборачиваясь, сказал Илларион.
Глава 18
С утра дождя не было, и даже асфальт чудесным образом подсох - на светло-сером фоне только кое-где темнели сырые островки с прилипшими затоптанными листочками - уже желтыми, хотя большинство деревьев еще могло похвастать поношенным летним обмундированием.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики