ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Илларион вынул из кармана архипычев антикварный револьвер и, прошептав коротенькую молитву, выпалил в дверь. В филенке появилась большая круглая дыра, через которую хлынул свет, а за дверью кто-то коротко вскрикнул. Забродов вскочил на подоконник, ударом ноги вышиб остатки оконной рамы и прыгнул в темноту, откуда доносился топот и крики и бешено метались из стороны в сторону лучи карманных фонарей.
Незадолго до рассвета он ввалился в кабинет Старцева и швырнул на стол все еще слабо попахивающий тротиловым дымом рюкзак. Старцев, который провел бессонную ночь в томлении духа, сунулся в рюкзак и заметно повеселел.
- Свою долю ты взял? - спросил он.
- Не до того было, - ответил Илларион. - Можешь проверить.
- Верю, - сказал Старцев. - Да и как тебя проверить?
- Держи, - он подвинул по столу в сторону Иллариона несколько пачек. Так, а это что у нас такое?
Он выудил из рюкзака несколько сколотых вместе листков бумаги и общую тетрадь в коленкоровом переплете.
- Ба! - сказал он, бегло просмотрев бумаги. - Ты специально, что ли, это утащил?
Илларион скромно пожал плечами. Ему даже не было любопытно.
Старцев, веселея прямо на глазах, перебросил ему еще две тугих пачки. Илларион заметил, что купюры в них были стодолларовыми.
- Конец Плешивому, - сказал Старцев, - теперь он мой. Ты хоть знаешь, что это такое? Это же его бухгалтерия, последние счета - кому, от кого, за что, когда и сколько. Он у меня теперь до конца дней будет раком стоять и подачки клянчить!
Широким жестом он перебросил Иллариону еще одну пачку. Тот незаметно усмехнулся - пачек в рюкзаке было много.
- Да ты садись, садись, - весело потирая руки, пригласил Старцев, - в ногах правды нет. Выпить хочешь?
- Спать я хочу, если честно, - сказал Илларион, оставаясь на ногах.
- Ну, как хочешь. Иди, спи. Не-е-ет, москвич, ошибся я в тебе, во второй раз уже ошибся! Золотой ты мужик! Мы с тобой таких дел тут наворочаем!..
- Это уж как пить дать, - вежливо согласился Илларион, распихал по карманам деньги и вышел.
Спать он, однако, не пошел. Некоторые из праздношатающихся обитателей Выселок видели, как зеленый "лендровер", за рулем которого сидел его непонятный хозяин, на приличной скорости пропылил в сторону центральной усадьбы, а через полчаса с ревом промчался обратно, но в Выселках не задержался, а умчался в неизвестном направлении.
В центральной усадьбе Илларион отыскал Архипыча.
Собственно, искать его не пришлось - участковый сидел в своем насквозь прокуренном и по-спартански обставленном рассыпающейся мебелью кабинетике и, потея и морщась, писал какой-то отчет. Шариковая ручка, зажатая в его толстых узловатых пальцах, медленно ползала по бумаге, выводя корявые крупные буквы - видно было, что за долгие годы службы старший лейтенант так и не пристрастился к писанине.
В дебрях желтых от никотина усов, как обычно, заблудилась одинокая сигарета и теперь подавала всему свету дымовой сигнал бедствия, не подозревая, видимо, о том, что она не первая и не последняя.
Видя, что участковый сильно занят, Илларион некоторое время постоял в дверях, ожидая, когда тот, наконец, разделается со своим опусом. Старший лейтенант не заметил его появления и продолжал со страдальческим видом водить ручкой по бумаге, время от времени принимаясь что-то сосредоточенно бормотать себе под нос. Видя, что конца этому нет, Илларион легонько постучал костяшками пальцев по столу. Архипыч резко вскинул голову.
- А, это ты... - протянул он с непонятной интонацией. - Живой, значит?
- Значит, живой. Слушай, Архипыч, будь другом, побереги ружьецо.
Илларион шагнул в кабинет и положил поверх архипычевых бумаг мещеряковский "зауэр" с серебряной насечкой. Участковый уважительно осмотрел его со всех сторон, восхищенно цокая языком.
- Если что, - продолжал Илларион, - позвони в Москву вот по этому номеру, - он нагнулся и нацарапал на листке перекидного календаря номер Мещерякова. - Это номер хозяина ружья. Можешь рассказать ему все как есть он поможет.
- Ишь ты... Серьезные, значит, дела? - - Да как тебе сказать... Лучше тебе этого не знать - спокойнее спать будешь. В общем, лет на двадцать строгого режима я уже наработал. Только что, к примеру, украл рюкзак долларов.
- Это зачем же тебе столько?
- Тундра ты, Архипыч! Я их Старцеву подарил.
- А у него своих мало, что ли?
- Значит, мало. Но это все ерунда! У меня к тебе дело. Ты, Архипыч, постарайся сегодня куда-нибудь из деревни съехать.
- Это еще зачем?
- А чтобы к тебе потом вопросов не было. Не был, не видел, не знаю.., мало ли что.
- А чего не видел-то?
- Ну, Архипыч... В общем, на деревню сегодня будет налет.
- Чего-о-о?
- Ну вот, я же говорил, что лучше тебе ничего не знать. Уезжай, Архипыч, ей-богу, а то еще подвернешься кому под горячую руку, шлепнут сдуру...
- Да ты что, совсем спятил? Куда же это я поеду?!
- А куда хочешь. Да ты не дрейфь, это не настоящий налет будет, а так.., визит вежливости. Тем более, командовать буду я сам, никаких шалостей не позволю. Просто я не хочу, чтобы у тебя были неприятности.
При слове "неприятности" Архипыч как-то сник, аккуратно положил двустволку на стол и сказал, старательно отводя глаза:
- Связался я с тобой, как с фальшивой монетой... Ладно, уеду. Сына я давно не навещал, он у меня в райцентре живет.
- Вот и ладно. Навести сына, внуку шоколадку купи.., или у тебя внучка?
- Внук.
- Привет передавай. Да номерок телефонный не потеряй. Хозяина ружьишка Андреем зовут, запомнишь?
- Запомню.
Спускаясь с крыльца, Илларион покачал головой, удивляясь накатившей вдруг на него сентиментальности. "Дурак... Телефончик оставил... Завещание надо было написать, вот что! Как же я не подумал!.. А еще - сдать Архипычу документы и ордена". Он уселся за руль "лендровера" и дал полный газ. Выбросив из-под высоких колес густое облако пыли, автомобиль стремительно сорвался с места и исчез за поворотом.
С ходу проскочив Выселки, Илларион углубился в лес. Через час с небольшим он уже остановил машину у ворот охотничьего домика и надавил на клаксон.
Глаза у него немного слипались после бессонной ночи.
Надо было взбодриться. В разговоре с Плешивым ему следовало выглядеть бодрым, выспавшимся, словно всю ночь он провел в мягкой постели, а вовсе не за взламыванием сейфа.
Створки ворот откатились в стороны, вооруженный автоматом охранник заглянул в кабину, сделал удивленное лицо и отступил в сторону, пропуская машину во двор. Илларион первым делом окинул взглядом фасад дома и с удовлетворением пересчитал выбитые окна, щербато скалившие кривые редкие стеклянные клыки. На крыльце стоял еще один охранник, тоже с автоматом наперевес и с забинтованной головой. Тугая марлевая повязка полностью закрывала левую половину его лица. "Это все напоминает навешивание на сарай замка после того, как лошадь уже украли", - подумал Илларион.
Он неторопливо подкатил к крыльцу, выключил зажигание и сунул ключи в карман.
- Позови Плешивого, - велел он часовому, высунувшись в окошко, закурил сигарету и стал ждать, больше не глядя на крыльцо.
Охранник немного постоял на месте, нерешительно переминаясь с ноги на ногу, потом приоткрыл дверь и что-то крикнул по-латышски.
- То-то же, - негромко проворчал Илларион, по-прежнему глядя прямо перед собой.
Ждать пришлось недолго. Минуты через две дверь резко распахнулась, и на крыльцо вышел Плешивый Гуннар в своих джинсах - на этот раз темно-синих - и той же вельветовой курточке, в которой Илларион увидел его впервые. Курточка была расстегнута, и между ее бортами любой желающий мог без труда разглядеть тяжелую рукоять засунутого за пояс пистолета.
Вид у Плешивого Гуннара был осунувшийся - видимо, происшествие с его сейфом начисто отшибло у него охоту досыпать.
- Ты? - удивленно спросил он, увидев Иллариона. От усталости или от чего-то другого, но акцент его сегодня значительно усилился. - Это правда ты?
- Что за мелодрама? - недовольно спросил Илларион, не выходя из машины. - Что, газеты опубликовали мое имя в траурной рамке, или телевидение передало репортаж о том, что я вышел замуж за миллионера из Сан-Франциско? Ну, в чем дело? Что вы смотрите на меня, как на тень отца Гамлета?
- Просто я не думал, что у тебя хватит нахальства вернуться, признался Плешивый.
- Выражайтесь по-человечески, - раздраженно попросил Илларион. - У меня совершенно нет времени на разгадывание шарад. Я не смотрю сериалы по телевизору и терпеть не могу их в жизни. У вас ко мне какие-то претензии? Так почему бы вам не высказать их прямо сейчас, чтобы мы могли разрешить это недоразумение на месте? И учтите, я спешу. Старцев не знает, что я здесь.
- Что ж, - медленно сказал Гуннар, - давай поднимемся в мой кабинет.
- Я же сказал: некогда, - отрезал Илларион. - Что за барские замашки? Неужели нельзя поговорить здесь, на месте?
Гуннар колебался.
- Хорошо, - сказал он. - На месте так на месте. Сегодня ночью кто-то пролез в дом, взорвал сейф и выкрал деньги и мои бухгалтерские расчеты. Я был уверен, что это сделал ты. Если на то пошло, то я и сейчас в этом уверен.
- А номера купюр у вас не были переписаны? - спросил Илларион.
- Зачем это тебе?
- Так были или нет?
- Ну, были. От этого ведь не легче.
- Как знать, - сказал Илларион, полез в карман и протянул Гуннару несколько стодолларовых купюр. - Проверьте-ка это.
Плешивый взял деньги и передал их охраннику, что-то тихо сказав по-латышски. Охранник исчез.
- Что это значит? - спросил Гуннар.
- Сегодня утром Старцев дал мне две тысячи в счет будущих услуг, пояснил Илларион. - Что это за услуги, он не объяснил, но казался очень довольным. По-моему, он просто хотел заручиться зачем-то моей поддержкой.
Вернулся охранник и что-то быстро затараторил по-латышски. Илларион сидел с безразличным видом, высасывая из сигареты последние капли никотина.
- Деньги из моего сейфа, - сказал Гуннар. - Что дальше?
Илларион пожал плечами.
- Откуда я знаю?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики