ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ее погрузили на заднее сиденье какого-то высокого автомобиля, в темноте похожего на "джип", но с каким-то уродливым наростом на капоте - похоже, там было укреплено запасное колесо, - Илларион сел за руль, рядом с ним и рядом с ней тоже уселись какие-то незнакомые люди, мотор зарычал, и машина пошла дико скакать по каким-то ужасным ухабам.
... Пересадив Викторию и сопровождавших ее латышей в другую машину и проводив взглядом удаляющиеся габаритные огни, Илларион некоторое время сидел, отдыхая и неторопливо покуривая.
Докурив сигарету до фильтра, он со вздохом вынул из бардачка сотовый телефон и набрал знакомый номер. Трубку долго не поднимали - Мещеряков, конечно же, спал как убитый, несмотря на нервную работу и бессонницу, на которую непрерывно жаловался. Илларион терпеливо ждал, считая гудки и с интересом прислушиваясь к собственным ощущениям. Было что-то не вполне реальное в этом звонке из погруженной во мрак ночной чащи. В кабине было темно, светилась лишь приборная панель да мягко мерцал дисплей телефона. Тихо урчал на холостых оборотах двигатель, и в свете подфарников бестолково толклась ночная мошкара.
На двенадцатом гудке трубку, наконец, сняли, и заспанный голос Мещерякова невнятно бормотнул:
- Слушшш-щеряков.
- Доброе утро, полковник, - сказал Илларион.
- Ну конечно, - от злости полковник, похоже, моментально проснулся, ну естественно! Кто же это еще может быть? У тебя часы есть, или вы с Борисычем их на самогонку обменяли? Я, к твоему сведению, пятнадцать минут назад заснул...
- Не шуми, Андрей, - сказал Илларион, - время поджимает.
- Так, - сказал Мещеряков нормальным голосом. - Во что ты там влип?
- Это долго объяснять. Запомни: завтра.., точнее, сегодня рано утром из Москвы в наши края выедет мебельный фургон. Запиши номер.., так... есть? Отлично. Среди мебели будет предпринята попытка провезти крупный груз редкоземельных элементов. С этой машиной надо поступить так...
Некоторое время он объяснял, как надо поступить с машиной. Мещеряков, вопреки обыкновению, слушал не перебивая, а когда Илларион закончил, сказал только:
- Да, большая была корова.
- Какая еще корова? - спросил Илларион, глядя на часы.
- Та, которая наложила кучу, в которую ты вляпался, - пояснил полковник.
- После коров, чтоб ты знал, остаются не кучи, а блины, - отпарировал Илларион. - Эх ты, зоолог.
Ты все сделаешь?
- А еще позже ты позвонить не мог? - недовольным тоном спросил Мещеряков. - Где я теперь кого найду?
- Не стреляйте в пианиста, - сказал Илларион, - он играет, как умеет.
- Ладно, пианист, - вздохнул полковник. - Смотри там, под пулю не подвернись.
- Как это? - спросил Забродов. - Это, что же, на землю надо лечь? Вы что, она же грязная!
- Освободи провод, шут. Мне звонить надо... Ох, и наслушаюсь я сейчас!
- Сочувствую. Боюсь, что я тоже.
Не дожидаясь ответной реплики, Илларион отключился, справедливо полагая, что долгие проводы - лишние слезы. После разговора на душе стало легче - теперь он был не один.
- Вот теперь, отцы, - вслух сказал Илларион ночному лесу, - мы с вами поиграем в кошки-мышки.
Он включил зажигание и, ломая кусты, без дороги повел "лендровер" в сторону Выселок. Теперь оставалось только принять необходимые меры предосторожности и ждать вечера, когда в условленном месте они с Ирмой должны будут принять груз.
Ирма ждала его на поляне в километре от поселка, зябко кутаясь в коротенькую кожаную куртку.
Когда "лендровер", тускло поблескивая фарами, с приглушенным треском выкатился из леса, она пошла ему навстречу. Илларион заглушил двигатель и открыл дверцу.
- Что это значит? - спросила она, забираясь в кабину. - Какие-то идиотские записки... Что я тебе, девочка - по свиданкам бегать?
- Тише, тише, не шуми, - сказал Илларион. - Принесла?
Ирма молча вынула из-за пазухи и сунула ему в руки бутылку водки. Илларион зубами сорвал с бутылки колпачок и протянул ее обратно.
- Отхлебни.
- Совсем ошалел? Доярку себе найди, придурок.
- Да нужна ты мне... Отхлебни, прошу как человека. Мне алиби нужно.
- Ты, вообще-то, соображаешь, что несешь? Тебе алиби, а мне что?
- Денег могу дать.
- Я же говорю, найди доярку.
- Уф-ф-ф... Ну, давай начнем сначала. Давай так: я не собираюсь тебя спаивать и пользоваться твоим беспомощным пьяным состоянием, мне просто нужно, чтобы.., ну, чтобы все думали, что так оно и было.
- А ты что, импотент?
- А ты тяжелый человек.
- На том стоим. Ладно, давай сюда.
Она отняла у него бутылку и одним махом отпила примерно четверть. Пока она кашляла и отплевывалась, Илларион заботливо колотил ее по спине, на всякий случай держа бутылку на отлете.
- Ну, как ты? - спросил он, когда она немного успокоилась.
- Бывало хуже. Что ты натворил-то, красавец?
Глаза у нее уже немного расфокусировались, это было видно даже в полумраке кабины, и Илларион пошел по линии наименьшего сопротивления, то есть сказал правду - точнее, почти правду.
- Украл наложницу Старика, - признался он и, не дожидаясь реакции собеседницы, запрокинув голову, влил в себя все, что оставалось в бутылке.
После этого он поспешно запустил двигатель и тронул машину с места.
- Извращенец, - заплетающимся языком сказала Ирина.
- Ничего подобного, - возразил Илларион.
Щеки уже начинали понемногу деревенеть, и появилось желание выпячивать челюсть, что было тревожным признаком. Он прибавил газу. - Просто жаль девчонку.
- Вон как... Не пойму, куда ты так торопишься? Останови, давай покурим...
- Давай покурим дома. У меня вдруг появилось предчувствие, что если я сейчас остановлюсь, то мы здесь и заночуем.
- Чем плохо?
- Не выспимся, а завтра трудный день. И потом, должен же я хоть раз за двое суток полежать в постели?
- Один? Всегда один? Нет, ты извращенец.
- Слушай, ты что, правда такая пьяная?
- Не правда. Просто вхожу в роль. А она как - ничего?
- Кто?
- Да эта.., ну, которую ты умыкнул.
- Красивая. Но.., как бы тебе сказать.., слишком маленькая, что ли.
- Лилипутка? Карлица? Откуда она здесь?
- Ирма, не валяй дурака. Она маленькая внутри. Снаружи женщина, а внутри ребенок.
- А я? Я - большая?
- Ты? - Илларион помедлил с ответом. - Ты тоже маленькая.
- Слушай, ты, - сказала Ирина, - рыцарь печального образа. - Она была уже основательно пьяна, но это выражалось только в том, что она немного растягивала слова. - Я ведь тебя насквозь вижу.., герой. Ты кто такой? Чего ты хочешь? Я же вижу. Я не маленькая для тебя. Я для тебя грязная. Грязная, да? Ну, чего молчишь?
- Ты выпила совсем немного, - сказал Илларион. - Через полчаса, самое большее через час хмель пройдет, и ты будешь жалеть о том, что сейчас наговорила. Так стоит ли?..
- Да знаю я, - резко сказала Ирина и отвернулась к своему окошку. - О чем же тут жалеть, если все - правда? Трезвые правды не говорят, трезвые мы все умничаем, хитрим, выгадываем.., не так, что ли, напарник?
Илларион снял правую ладонь с рычага переключения передач и, положив ее на плечо соседки, сжал и легонько потряс - он не знал, что сказать. Ирма вдруг начала всхлипывать, ухватившись за его запястье обеими руками и прижавшись к нему мокрой щекой.
Забродов скрипнул зубами и плавно затормозил.
"Лендровер" замер у обочины лесной дороги, уткнувшись своим обрубленным носом в густую поросль молодых сосенок. Мигнув, погасли круглые фары, и стало видно, что на востоке уже прорезалась узкая светлая полоса начинающегося утра.
"Лендровер" покинул стоянку только тогда, когда уже основательно рассвело и над вершинами сосен показался ослепительно-яркий краешек солнца.
Вернувшись в отведенную ему комнату, Илларион кое-как разделся, расшвыривая одежду по всем углам, и упал в постель, чувствуя себя выжатым как лимон.
Проснувшись, он совсем не удивился, обнаружив рядом Ирму.
Глава 11
Мебельный фургон неторопливо выполз из высоких ворот гаража. Собственно, это был не фургон даже, а обыкновенный трейлер - огромный, четырехосный, - словом, один из тех, что в народе коротко и всеобъемлюще именуются "фурами". От прочих сородичей его отличала только сделанная по трафарету надпись "Мебель", тянувшаяся вдоль бесконечного борта, которая и превращала обыкновенную многоцелевую фуру в мебельный фургон.
Водитель, невысокого роста развеселый толстяк с большими усами, душераздирающе зевал и очумело мотал головой - было четыре часа утра, и солнце только начинало подкрадываться к Москве с востока. Монотонные вспышки желтых мигалок на перекрестках только усиливали одолевавшую его дремоту. Наплевав на железное правило (установленное, как и большинство правил, его молодой женой) - не курить раньше восьми утра, - водитель вытянул из пачки сигарету и чиркнул зажигалкой. Первая затяжка, словно миниатюрный взрыв, вышибла сон из всего тела, но песок в глазах остался, что было, в общем-то, неудивительно - у первенца водителя резались молочные зубки, и ночка выдалась еще та.
Если не брать этого в расчет, водитель любил дальние рейсы - как, наверное, девяносто процентов его коллег. Особенно ему нравилось покидать огромный мегаполис ранним утром, когда еще не началась толчея на дорогах, когда вечно страдающие от безденежья гаишники мирно спят, передоверив пустые улицы желтым мигалкам, и по этим улицам неторопливо и деловито катят оранжевые автоцистерны коммунальных служб, распустив в обе стороны шипящие водяные усы.
Выехав на Волоколамское шоссе, он энергично встряхнулся и протер глаза. Трасса есть трасса, и ей безразлично, спал ты ночью или успокаивал вопящего младенца. Пройдет какой-то час, и здесь будет не протолкнуться от рычащих, выдыхающих облака ядовитого смога, идущих бампер к бамперу, автомобилей, стремящихся на запад так, словно началась невиданная по своим масштабам эвакуация. Солнце будет медленно, но уверенно раскалять жестянку, в которой ты сидишь, и останется только потеть и глотать минералку, без конца гоняя взад-вперед заигранные, заученные наизусть кассеты.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики