ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

"Что это такое?! возмущенно кричал будущий генерал, обводя бешеным взглядом присутствующих, которые сидели с каменными лицами и медленно синели от душившего их хохота. - Вы только послушайте, что пишет этот ваш клоун! Где это?
Ага, вот. Цитирую. ".., и тогда доблестный батыр гвардии рядовой Рагимов Руслан Рашидович, затаив в груди огонь лютой ненависти против единоверцев, законы гостеприимства поправших и головы свои позором покрывших вовеки веков, разорвав на груди богатырской халат маскировочный, прыгнул на лютых недругов, подобно барсу..." Это что такое, майор? Вы не знаете?
Ах, вы не знаете?! Так вот, это рапорт капитана Забродова о разведке боем!
Помнится, кто-то тогда упал со стула, и вообще порядок пришлось наводить очень долго - все никак не могли просмеяться, передавали рапорт по рукам и хохотали, как гиены, только Мещерякову было не смешно, а наоборот, хоть плачь... А Забродову тогда влепили пять суток губы и личную благодарность командующего. Да и эти несчастные пять суток он так и не досидел - на следующий же день приехал за ним Федотов собственной персоной и освободил узника совести, потому как в тылу противника был он нужнее, чем на гарнизонной гауптвахте.
- Ты чего улыбаешься? - спросил Забродов и, не сдержавшись, широко зевнул.
- Батыра Рагимова вспомнил, - признался полковник.
- Какого еще батыра? А, Руслана... Как он их тогда!... Я ему: стреляй, дурак, а он мне: патрон беречь надо, большие деньги стоит. И - прикладом... Это, между прочим, после твоей политбеседы было - насчет экономии боеприпасов.
- Конечно, - сказал Мещеряков. - А то взяли моду - из автомата по воронам стрелять.., спортсмены.
- Попробовал бы сам... А хорошие были ребята, - сказал Илларион и снова широко зевнул.
- Хорошие, - согласился Мещеряков. - Вас, помнится, так и называли гвардий балаган имени Забродова.
- Это от зависти. Таких орлов больше ни у кого не было.
- Это уж точно. Шел бы ты спать, орел. Отоспишься, отдохнешь, съездишь в райцентр, а завтра с утра можно и домой. Заодно и меня подбросишь.
Надеюсь, что на этот раз обойдется без столкновений с яхтами, подводными лодками, а также самолетами и разведывательными спутниками.
- Ох, надеюсь... Постой, - насторожился Илларион, - ас чего это я в райцентр поеду? Ты что. полковник, местной милиции меня продал?
- Как можно, - замахал руками Мещеряков, - что ты. Я просто подумал, что ты захочешь заглянуть в тамошнюю больницу.
- Вот еще, - сказал Илларион, вставая со стола и с хрустом потягиваясь. - Что я там потерял?
Царапины не в счет, а кости все целы.
Он прошелся по кабинету, снова присел на стол, опять вскочил и направился к дверям.
- Пойду-ка я, пожалуй, и вправду спать, - сказал он с порога. - К -Степановне пойду - авось, не прогонит по старой памяти. У нее, помнится, чекушка была, все никак руки не доходили выпить.
Вот выпью - и на боковую.
- Погоди, - сказал Мещеряков. - Ты, когда выспишься, все-таки в больницу съезди. Там тебя видеть хотели. Уважь человека, ждет все-таки.
- Кто же это? - спросил Илларион. - Учти, на местных придурков я досыта насмотрелся - и на здоровых, и на больных. Так что, если это какой-нибудь Воробей, то он может ждать до второго пришествия.
- Да нет, - сказал Мещеряков, - не Воробей.
- Тогда кто же? Не тяни, полковник, что ты мнешься, как витязь на распутье?
- Да дело такое.., как тебе сказать.., деликатное, в общем.
- Неужели мой тест на беременность дал положительный результат?
- Размечтался... Просто Виктория Юрьева передавала тебе привет и очень просила зайти, когда освободишься.
- Какая еще Вик... Кто?!
- Юрьева. Виктория, по-моему, Павловна. Ты что, ее не знаешь?
Полковник Мещеряков неожиданно обнаружил, что висит, не касаясь ногами пола, и смотрит на Забродова сверху вниз.
- Кто?! - повторил Илларион. Вид у него был совершенно безумный.
- Ты что, взбесился? - просипел он, делая слабые попытки освободиться. - А ну, поставь на место!
Илларион опустил его на пол и отступил на шаг.
- Говори толком, Андрей, - попросил он. - Я знал здесь только одну Викторию, но она мертва.
- Так уж и мертва, - проскрипел Мещеряков, оправляя смятую одежду и заталкивая в брюки вылезший хвост рубашки. - Что за манера бросаться на людей? Где тебя воспитывали?
- Ты знаешь, где меня воспитывали, - с угрозой ответил Илларион, - и я задушу тебя окончательно, если ты не перестанешь строить идиота.
- А чем ты недоволен? - возмутился Мещеряков. - Это, между прочим, твоя собственная манера речи. Не нравится? А каково мне?
- Андрей, - сказал Илларион, - перестань паясничать. Тебе это не к лицу, ты у нас все-таки полковник. Викторию на моих глазах застрелил Старцев. Он стрелял в упор, и ты тоже это видел. Если это какая-то шутка, то я преклоняюсь перед твоим чувством юмора: я до него не дорос.
- Фу-ты, ну-ты, - сказал Мещеряков. - Надо же, как тебя зацепило. Я не ожидал!
Илларион шагнул к нему, и полковник быстро заговорил:
- Ты меня удивляешь. Ты же грамотный мужик - резаный, стреляный и черт знает еще какой. Тебе ли не знать, что такое пистолетная пуля?
Это ведь только в кино все просто: приставил дуло к голове, нажал, и тебя уже нет на карте страны. А в жизни сплошь и рядом после этого просыпаешься в больнице и слабым голосом интересуешься, где это ты, а тебе вместо ответа суют утку...
- Ты хочешь сказать...
- Я хочу сказать, что рано ты ее похоронил.
- Подожди, но я же видел...
- Что ты видел? Пуля скользнула по черепу, вырвала клок кожи. Вот что ты видел. Крови было много, и вообще все выглядело так, словно у нее мозги наружу. Но, уверяю тебя, она жива и очень скоро будет здорова. Сотрясение мозга и царапина на голове - пара пустяков, ты в таком виде по горам скакал, как козел.
- Но я же щупал пульс...
- Ах, это ты пульс у нее щупал? Подержался за руку и убежал искать, кому бы еще свернуть шею. Ты что, медик?
- По-моему, я просто идиот. А когда ты об этом узнал?
- Сразу. То есть, я хотел сказать...
- Сразу?! Ты об этом знал и ничего мне не сказал? Сидел рядом, пудрил мозги, выражал сочувствие...
- Мне не хотелось тебя расхолаживать.
- Ну, полковник... Удивил, ничего не скажешь.
Каждый день узнаю о тебе что-то новое. Такое впечатление, что ты умнеешь прямо на глазах.
- А нельзя ли без оскорблений? - обиделся Мещеряков.
- Ха, - сказал Илларион.
- Вот именно, - откликнулся полковник, надулся и стал смотреть в окно. - И вообще, - оживляясь, сказал он, - ты мне должен быть благодарен. Награда должна идти после совершения подвига, а не перед.
- Какие слова, - скривился Илларион, несколько смягчаясь. - Подвиг, награда... Ты что, на старости лет книжки читать начал?
- Ага, - кивнул Мещеряков, чувствуя, что гроза миновала. - Он увидел, как Забродов заспешил к выходу.
- Эй, - окликнул его Мещеряков, - ты куда?
- В больницу, - донеслось с крыльца.
- Погоди, чумовой, куда ты! Еще рано, тебя туда не пустят!
- А кто их будет спрашивать?
- Вот черт, и верно, - пробормотал Мещеряков. - Ты хоть умойся! крикнул он в распахнутую дверь, но ответа не дождался.
Полковник вернулся к столу, присел на шаткий табурет, закурил и стал думать обо всем на свете, но больше всего почему-то о Забродове. Он рассеянно массировал пальцами ноющие с легкого похмелья виски и чему-то хитро улыбался, вряд ли замечая эту улыбку.
Через несколько минут мимо промчался старый зеленый "лендровер", подскакивая на ухабах и волоча за собой длинный шлейф пыли.
***
- Ходят тут всякие... - тихо пробормотал охранник в спину полковнику.
Сорокин остановился, не спеша развернулся и вперил в охранника тяжелый взгляд воспаленных глаз. Он понимал, что это глупо, но пребывал в таком расположении духа, что испытывал настоятельную потребность сорвать на ком-нибудь злость. Охранник, как видно, почувствовал это и поспешно отвернулся, делая вид, что занят какими-то своими делами. Постояв несколько секунд возле стеклянной будки и убедившись, что у вохровца стали дрожать руки, Сорокин направился к лестнице.
Кабинет директора, как водится, располагался на втором этаже. Полковник поднялся по лестнице, оставляя на светлых ступеньках мокрые следы, - дождь, зарядивший две недели назад, похоже, и не думал прекращаться, и сквозь грязные окна на лестничной площадке полковник мог видеть насморочное небо и мокрую ржавчину заводских труб. Тяжело ступая, Сорокин прошел по коридору к приемной, распугивая работников заводоуправления - его шаги, похоже, казались им поступью Каменного Гостя, но он-то знал, что у колосса глиняные ноги.
Несколько увядшая красавица, сидевшая за компьютером в приемной, легонько вздохнула, увидев Сорокина, и изобразила профессиональную улыбку, предназначенную как раз для таких гостей, как он, - неприятных, но требующих предупредительного к себе отношения. Он выдавил из себя ответную улыбку, которая могла бы быть гораздо более искренней и теплой, встреться они при иных обстоятельствах.
Секретарша подняла холеную руку, прося подождать, и сняла трубку внутреннего телефона.
- Игорь Николаевич, - интимно пропела она в трубку, - к вам полковник Сорокин.
Вопреки его дурным предчувствиям директор не стал мариновать его под дверью. Надо было отдать ему должное: Сорокин с бульдожьим упорством уже третий месяц пытался засадить Игоря Николаевича за решетку на максимально долгий срок, тот до сих пор ни словом, ни взглядом не проявил и тени враждебности по отношению к отравлявшему существование полковнику. Это было плохо - Сорокин невольно начинал чувствовать себя жалким надоедой, ради малой выгоды шьющим дело хорошему человеку, хотя и понимал, что именно этого и добивается его противник.
- Проходите, полковник, - сказал директор, предупредительно вставая навстречу вошедшему в кабинет Сорокину и указывая на кресло для посетителей. - Располагайтесь. Чай, кофе?
- Благодарю вас, не нужно, - ответил Сорокин, подбирая полы плаща и опускаясь в кресло.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики