науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Могла бы прийти и с детьми. Но неважно.
— Как у вас-то жизнь? - спросил Йэн, - здоровье как?
— Здоровье хорошо, - ответил отец, - ну а жизнь, все по-старому. Я все молодых учу. Технику новую вот поставили, - он умолк. Йэн тоже не спрашивал о технике, разумеется. Отец служил в РЭБ - войсках радиоэлектронной борьбы. Высоких званий не достиг, так и остался дектором - образование не то. Впрочем, он чувствовал себя вполне на своем месте, обучая молодых солдат-срочников и дежуря на посту у какой-нибудь своей "глушилки", начисто вырубающей возможность для врага вещать по радио и телевидению на Маккар и вообще эдолийский Север.
— А Лета закончила, наконец, свой курс переподготовки, - начала мама рассказывать новости младшего поколения. Две сестры и брат Йэна жили недалеко от родителей, в Маккаре. У них, конечно, больше интересного происходило. Вен собирается вскоре жениться, Лета сменила специальность, будет теперь учительницей нулевой ступени, это более ответственно, чем первой. Витина дочь начала ходить.
— Майта собиралась к тебе приехать, - сказала мама.
— Да, я знаю. Она звонила.
Йэн и Майта были погодками, и как-то особенно дружны. К тому же, Майта и жила в Анграде. Впрочем, за пять дней все остальные братья и сестры тоже успели хоть по разу позвонить в больницу.
— Тебе больно сейчас? - спросила мама, положив руку ему на голову. Он закрыл глаза. Как в детстве. Можно подумать, что тебе лет пять… ты лежишь в постели, заболел. Мама сейчас принесет теплого молока.
— Нет, - тихо сказал он, глотая комок. Вот идиот же стал. Совсем расслабился. Не хватало только заплакать, маме и без того весело.
— Мне не больно, - сказал он, - уже все прошло.
— Да уж, все прошло, я вижу, - вздохнула мама, - как же это получилось, Йэн? Ты ведь говорил, что работа у тебя теперь безопасная.
— Да знаешь… кирпич ведь кому угодно может на голову свалиться.
— Да это не то, чтобы кирпич, - сказал отец, - это ведь профессионал стрелял-то.
— Да. Но я пока не имею права рассказывать обо всем, - выкрутился Йэн. Родители понимающе переглянулись. Что ж, это в семье - дело обычное.
Он рассказал им про Вэлию Ратта, про девочку, которая не ходила в школу, про нескольких погибших людей - погибших только потому, что прошли оккультное "посвящение".
— Конечно, умирают не всегда… большая часть просто лечится в психиатрии.
— А как же древние-то хавены? Биргены? Неужели у них было так же? - спросил отец.
— Несомненно. Мы очень неподробно изучаем историю. Это плохо. Мы как бы подразумеваем, что колдовство - это плохо. И в самом деле, для христианина - это очень плохо, это большой грех. Но ведь не все у нас преданы Церкви, что уж говорить… А есть еще и вот такой аспект. Общение с дьяволом, оно ведь даром не проходит. В биргенских текстах… - Йэн начал чуть задыхаться, но закончил мысль, - там часто встречается идея, что только подготовленный, далеко не каждый может пройти Посвящение, для остальных оно закончится плохо.
— Сынок, ты не говори так много. Тяжело ведь, - сказала мама.
— Сейчас… но на самом деле и у биргенов посвящения часто заканчивались вот так же. Некоторые… как сама Ратта… могут преодолеть это состояние болезни… точнее, приспособиться к нему. По сути, она шизофреник, она неадекватна. Но вести себя адекватно она научилась.
— Выходит, все эти посвящения - это просто человека с ума сводят? - удивился отец.
— По сути да… что такое шизофрения? Это часто и есть возможность видеть невидимый мир. Иной… Слышать голоса оттуда. Вот так же и оккультисты. Только одни могут владеть собой при этом, а другие нет… другие и становятся больными. А те, кто справился - посвященными.
— Боже ты мой, - отец покачал головой, - да ведь об этом надо в газетах писать, надо по Сети рассказывать, по видеону!
— Об этом говорят, - Йэн, кажется, совсем потерял голос и почти шелестел, - но мало. Очень мало. Видишь, пап, одного глушения чужого радио недостаточно, надо еще создавать свою собственную идеологию… продуманно. Рассказывать людям правду. У нас с этим не очень. Большинство, конечно, все понимает, но тем не менее…
Йэн вспоминал этот разговор с родителями. Ведь это правда. Вот уже 6 лет он работает в отделе магии и оккультизма. Сколько таких случаев было вскрыто? Есть и другие, как с Белыми Целителями - обычное шарлатанство. Когда люди, одураченные пропагандой, отказываются от официальной медицины и кидаются в руки целителей, и в результате умирают или остаются калеками.
Но с Лавеном было иначе.
Лавен знал, к кому обратиться.
Лавен, в отличие от остального населения, не считал всех оккультистов лгунами и шарлатанами.
Он точно знал, что в некоторых случаях целители могут вылечить.
И откровенно говоря, официальная медицина расписалась в своем бессилии спасти Иринэль.
Йэну вспомнился другой совсем случай, когда Лавен распекал его за то, что он не дал Эннии отпуска. Наверное, он и действительно тогда был не прав. Но как-то запомнилась фраза Лавена: "У тебя нет детей, Йэн. Тебе этого не понять".
Может быть, мне и вправду этого не понять, подумал Йэн. Неужели дети превращают человека в такое чудовище? Неужели ради спасения Иринэли можно пойти на предательство… на предательство Христа?
"Но ведь и ты постоянно совершаешь мелкие предательства, ты же сам знаешь, что грешен. Чем же мы тогда отличаемся? Только тем, что мой грех считается более тяжелым. Но ведь грех - это всегда грех".
"Тоже верно…"
"Между нами фактически нет разницы. И я могу покаяться и причащаться, как и ты".
"Мне мерзка сама мысль причащаться с тобой из одной Чаши. Наверное, это тоже грех. Но мне страшно об этом подумать. Я не могу простить. Я не могу представить, что мы будем служить одному и тому же Господу. Я не верю тебе - ты снова предашь".
"Тогда подумай, хорошо ли это - то, что ты не можешь простить? Ты ведь знаешь, что Господь завещал нам прощать…"
"А ты разве просил прощения?"
"Но ты ведь знаешь, что мы должны прощать и тех, кто не просил прощения".
"Ты ведь считаешь себя правым…"
"Да, но какое отношение это имеет к тебе?"
"Ты говоришь о детях. Но ведь и у Эннии были дети. И у нее, у меня, у Бена и Климента есть родители".
"Ты просто этого не понимаешь. Ты не знаешь, что такое СВОЙ ребенок. За свое дитя действительно можно отдать весь мир. За свое дитя можно убивать чужих. Так ведь делали всегда".
"Я не могу так… я не могу принять эту твою мораль".
Господи, ну что со мной? Ну зачем я опять? Йэн до боли закусил губы. Ну нельзя так! Постоянные эти внутренние воображаемые диалоги с Лавеном. Зачем? Ведь я же сам себя мучаю этим…
Тихо открылась дверь. Йэн скосил глаза. Поворачивать голову он не мог, и так будет еще долго.
Он увидел - и сразу же вся внутренняя боль, все недомолвки исчезли. Вошла Крис. Светлая, вся белая, с сияющими волосами. Такая маленькая. Такая чистая.
— Привет, Йэн. Как дела?
Он улыбался, глядя на нее.
— Хорошо… Все хорошо.
Ему никогда не хотелось жаловаться Крис. Странное дело. Он жаловался ей мысленно, когда ее не было рядом. Сам не зная, ей ли это говорил, милой и нежной, с таким сочувствием и любовью на него глядящей, или может быть, святой Марии, матери Божьей, чей взгляд покорил его однажды и навсегда, уже много лет тому назад. Или самому Господу говорил это. Он жаловался и даже плакал внутренне, рассказывал про Эннию и про Бена, его сердце, чудом не задетой пулей, разрывалось, и он говорил, что не хочет больше жить. Потому что нет никакого смысла жить здесь, где все так плохо, и нет у него права жить, после того, как погибли они. И нет желания, после того, что сделал Лавен. Да и не только Лавен, а все люди, включая самого Йэна, по сути сволочи и негодяи. Мир - это ад, жизнь - сплошная пытка.
Но когда Крис приходила, жаловаться не хотелось. Жизнь не так уж и кошмарна. Ребята погибли? Да, это плохо, но они сейчас на небесах. Йэн был в этом уверен. Смерть нелепая, да, но когда смерть бывает правильной и своевременной? Она всегда нелепа. Предательство? Ну бывает, что же поделаешь. В целом люди не так уж плохи, наоборот, большинство людей прекрасны, умны и добры. Мир сотворен и подарен Богом, чудесен и светел, жизнь - счастливая, напряженная борьба.
На что жаловаться?
Он, конечно, рассказал все, как было. Крис, конечно, смотрела на него с жалостью и медленно гладила по волосам и по щеке. Но даже в этот момент он не чувствовал горя, он пытался вызвать в себе это ощущение провала, бесконечной пропасти - но не получалось. Ему даже было неловко внутри перед погибшими, потому что казалось - их память требует какого-то времени полной депрессии и полного отчаяния. Впрочем, это глупо, разумеется.
Сейчас, глядя на Крис, он вдруг подумал, что и о ней ничего не знает. Даже еще меньше, чем рассказал о себе. Совсем ничего! Казалось, они так много говорили в последние дни. О чем? Да кто его знает…
— Пить хочешь?
Крис всегда предлагала ему пить. И действительно, всегда хотелось, только он забывал попросить. Шея все еще была совершенно неподвижной. Крис поила его из соломинки, он осторожно втягивал кисловатую жидкость. Не воду, какой-то вкусный морсик - Крис сама его делала и приносила.
— Может, покушаешь чего-нибудь? У тебя тут еще от мамы остались ягоды…
— Нет, Крис. Только что ведь обед был.
— Ничего себе только что… уже трислав прошел. Ну ладно, как хочешь. В туалет?
— Нет.
Катетер уже вытащили, не было больше и дренажей, медики применили какие-то новооткрытые регенерирующие средства, рана внутри быстро затягивалась. Врачи обещали, что еще неделя - и он встанет на ноги.
— Тебя умыли сегодня? А это что? - Крис присмотрелась к наволочке, на которой было рыжеватое, еще пованивающее пятно, - вырвало?
— Немножко. Просто не поменяли еще.
— Тогда сейчас сделаем, - Крис отошла и вернулась со свежей наволочкой. Осторожно придерживая голову раненого, вытащила подушку и подложила пока скатку из большого полотенца. Поменяла наволочку на подушке. Вернула все на свои места. В шее все-таки заболело, Йэн скрипнул зубами.
— Больно?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики