науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Только вот почему-то не хочется лезть к вершине. Именно сама эта мысль - о борьбе - отталкивает.
И вершина не привлекает, потому что - там, наверху, ты будешь точно знать: Нея, Ришаль, Фидес, Бейта - навсегда остались внизу. Они слишком стары, они не могут участвовать в конкурентной борьбе. И моют пол со своим высшим образованием, и выслушивают покорно придирки Винни, дипломированной домохозяйки. Айрейя осталась внизу, потому что ее школьное образование, примитивное, полученное на Сёгоре, не позволяет в этой борьбе участвовать.
— Ты ведь молодая, Элис, - так сказала Фидес, - ты еще можешь всего добиться.
Да, она еще может всего добиться. Вот только не хочется.
Это надо обладать особым складом характера - чтобы стоять на той вершине и с наслаждением, с радостью смотреть на оставшихся внизу, а их всегда будет больше.
Да и продираться к той вершине, делать карьеру, писать резюме, продавая себя повыгоднее - вообще продавать себя… Унижаться перед начальством, актерствовать…
Элис хотелось просто учиться и потом работать. Но так не будет. Она насмотрелась на Макса, она знает.
Как там говорили, когда началось Обновление? Образование и работа должны стать ценностью. Люди должны стремиться к ним, бороться, добиваться.
Вот именно так в Сканти и есть. Надо добиваться, чтобы тебя приняли учиться… потом надо добиваться, чтобы не выгнали, чтобы удержаться на бешено вращающемся диске, потом - искать работу, продавать себя. Потом - всю жизнь дрожать, а не будет ли сокращения, а не захочет ли кто-нибудь тебя подсидеть, избавиться, дрожать перед начальником любого ранга. Конечно, в итоге можно создать себе хорошую репутацию, более или менее прочное положение… Кто-то сможет создать, а кто-то нет. А кто-то и вообще не достигнет ничего.
Ее готовили к другому. Было само собой разумеется, что она пойдет учиться, и выберет дело по душе. Да, учиться тоже было трудно, но все это воспринималось иначе. Именно из-за обилия альтернатив. Ну не выдержишь тяжелой учебы в медицинской школе - найдешь специальность попроще, и тоже интересную. Любую. Абсолютно любую. Побежденных нет. Тебе открыты все дороги. И работы потом - сколько угодно. На выбор.
Здесь не так, здесь - надо лезть и бороться.
Конечно, она полезет, как только будет возможность. Если не карабкаться вверх, быстро скатишься вниз. Совсем. Еще ниже, чем сейчас. А пособие могут ведь и отменить, постоянно идут об этом дебаты. Стоит ли кормить дармоедов и неудачников… Раньше ведь их и не кормили. Фактически социальные гарантии в Сканти были введены именно потому, что иначе Эдоли была слишком привлекательна для людей во всем мире, оставаясь единственной страной, где нет голодных и бездомных.
А теперь в Эдоли полно голодных и бездомных, говорят. Так что и скантийским победителям незачем тратить деньги на побежденных. У побежденных нет альтернатив.
Самой-то Элис все равно, но у нее ведь сын…
Она забрала Тигренка из сада. Мальчик шагал вприпрыжку, цепляясь за ее ладонь.
— А я ему как дал!
— А словами нельзя было объяснить? - спросила Элис. Интересно, куда смотрят воспитатели?
Маркус посопел.
— А чего он меня назвал харванской обезьяной?
Элис прикусила губу. Действительно… взрослые скантийцы обычно вежливы, но дети не считают нужным сдерживать себя.
Почему у нас в детстве никогда, никого не обзывали, не дразнили по национальному признаку? У нас учились ведь леранцы, дети карийских народов… и ничего. Все были едины. Воспитатели, впрочем, были совсем другие.
Элис давно привыкла считать эдолийскую систему воспитания казарменной, калечащей душу, ее и в детстве коробила сама мысль о тех же телесных наказаниях… правда, ей самой ни разу не досталось. Да и за что бы… Но все равно страшно подумать, что есть даже такая угроза. Да. Это калечит душу. Наверное.
Здесь свои недостатки. Воспитателям просто плевать на то, что там делают дети.
И еще - с ними совсем не занимаются. Элис очень удивилась, узнав, что в садике - аналог нулевой школьной ступени - детей не учат не только читать и считать, но даже с ними не рисуют, не показывают цвета и формы, не рассказывают ни о чем. Никаких занятий. Совсем. Как будто дети - это зверята, выпустил их играть на площадку и присматривай. Чтобы совсем уж не покалечили друг друга.
Что ж, раз так - Элис сама должна заниматься с ребенком. Хотя и это противоречило усвоенным в детстве правилам - с ребенком занимается педагог, человек со специальным образованием, умеющий обращаться с малышами, знающий дидактику. При чем тут родители? Родители должны любить детей. А так - у них своя жизнь и своя работа.
Но что поделаешь, так, как раньше, теперь не будет. Надо приспосабливаться к тому, что есть. Например, самой учить своего ребенка. Элис составила расписание и ежедневно чем-то занималась с Маркусом. Не слишком успешно. Все буквы он уже знал, но читал неохотно и плохо. Пока она научила его читать по-харвански, со скантийским еще успеется.
И говорила с малышом по-харвански. Здешний язык он и так неплохо выучил в садике.
Элис, в общем-то, нравилась жизнь после работы, наедине с Маркусом.
Жаль даже, что нельзя родить еще двух-трех малышей, просто не от кого. И рассчитывать можно только на себя. То есть надо идти все-таки лезть по головам и по камням, делать карьеру, чтобы у Маркуса, когда он вырастет, были деньги на образование, на машину, на водительские права.
Смешно - всего несколько лет назад ее волновали судьбы человечества. Колонизация Квиринуса, открытие новых планет. Нанотехнологии, гравитехнологии, вообще новая НТР - где она, так ведь ничего и не произошло особенного. Ни в Эдоли, ни в Сканти. Социальное переустройство мира. Собственная работа рассматривалась только в этом контексте, это было важным, даже главным. Так их учили.
Теперь, выходит, надо всю свою жизнь, все свои силы потратить лишь на то, чтобы удержаться на наклонной плоскости и помочь сыну. Вырастить сына. Тоже хорошо, конечно, тоже важно.
А сын будет так же напрягаться ради собственных детей. Это в лучшем случае, конечно, если он не вырастет негодяем каким-нибудь.
А те дети - ради собственных.
При чем тут вообще судьбы человечества?
В Эдоли не надо было думать о будущем ребенка - и так ясно, что у него есть будущее. Пусть даже без колбасных витрин и без машины. Работа, учеба… а может быть, и вообще все изменится, даже наверняка изменится, ведь наука не стоит на месте… И люди живут все-таки лучше и лучше. Мама рассказывала, в детстве она жила с родителями и тремя сестрами в одной комнате. Такие тогда были блоки - лишь бы крыша над головой. Дети все равно в основном в школе… А вот Элис провела детство уже в двухкомнатном очень приличном блоке, и когда они с Маркусом были в школе, мама - одна в двух комнатах. У многих уже появились домашние циллосы и даже собственные машины. У папы с Адой была своя машина.
Но что теперь думать о прошлом? Сейчас в Эдоли все не так. Все гораздо хуже, чем здесь.
Какая разница… лучше вообще не задумываться.
Элис накормила малыша. Погладила белье - накопилась небольшая кучка. Пошли гулять на детскую площадку. Маркус лазил по лесенкам, качался, играл в песочнице. Элис сидела на скамеечке со свежим скантийским романом. Скучновато, но читать можно. Ее отвлекало медленное гудение шмелей позади, в высокой траве, журчание ручья, детские крики. Она смотрела и улыбалась вновь пришедшим мамашам, выгружающим из колясок своих малышей. Время от времени приходилось встать и вмешаться - но сегодня Маркус вел себя на удивление тихо. Да и к нему никто не приставал, не пытался отобрать совок, ведерко и красный пластмассовый грузовик. Маркус построил крепость из желтого отборного песка, натыкал палочек - наверное, играл в войну. Приятелей здесь, на площадке у него не было. Он вообще охотнее играл один. Потом мальчик встал и полез на изогнутое ветвистое дерево, стоящее посреди площадки.
— Ой, он ведь упадет! - мамаша рядом с Элис заволновалась.
Она держала на коленях толстенького малыша полутора лет и поила его соком из бутылочки.
— Не упадет, - равнодушно сказала Элис.
Ей стало неловко. Но что особенного в том, что мальчишка полез на дерево?
А если он в самом деле упадет, расшибется? По сути, тоже ничего страшного, ну набьет шишку, и что? Но Элис будет в этом виновата, все мамаши будут смотреть на нее осуждающе-укоризненно.
Плевать. Пусть лезет. Маркус уже забрался почти до середины дерева, выше человеческого роста. Обосновался там в какой-то развилке. Приставил к глазам ладони с согнутыми пальцами, будто смотрит в бинокль.
— Батарея! Огонь! - закричал он по-харвански. Элис смутилась. Нехорошо как-то. Надо будет ему объяснить, что в общественных местах лучше говорить по-скантийски.
Потом вернулись домой. Позанимались по новой книжке с часами. Маркус слушал плохо, вертелся, не очень-то его все это интересовало. Элис заставила его еще прочитать полстраницы вслух. Потом Тигренок включил видеон - с этим ничего не поделаешь, совсем запретить тоже нельзя, хотя Элис не нравилось такое времяпрепровождение ребенка. Здесь показывают слишком много детских мультиков. Некоторые дети вообще от видеона не отлипают. Тигренка удавалось пока хоть немного отвлечь, но ведь не будешь развлекать его весь день… да и разве может мама серьезно конкурировать с Синим Жирафом из детской передачи.
Элис сделала на ужин булочки с начинкой - только в духовку потом засунуть. Включила свой домашний циллос.
Сеть теперь заменяла ей очень многое - друзей, общение, общественную жизнь.
Она открыла редактор и прокрутив файл, нашла стихотворение, написанное позавчера. Оно еще не перегорело. На него еще было приятно смотреть. Наслаждаться. Смаковать.
Я слышу голос, слышу голос.
Сквозь сон услышанным больна.
Сквозь день вползает невеселость.
Как ночь темна…
Нет ни значения, ни смысла
В том, что сменились времена.
Я вижу снег, я слышу выстрел.
Как ночь темна…
Почему она всегда пишет ни о чем? То есть Элис, конечно, знала, о чем это стихотворение, и могла бы объяснить любую строчку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики