науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Циничная усмешка искривила губы Клифа.
– Последнее, в чем нуждался мир, – это еще один романтик, созерцающий звезды.
– Ну, в этом вас никто не обвинит, – сказала Эди с улыбкой.
– В чем? В том, что я созерцатель звезд?
– Нет, в том, что вы романтик. – Он нахмурился, она засмеялась.
– Пора двигаться, – холодно сказал Клиф, направляясь к входной двери. – До вечера.
Он распахнул дверь и вышел в коридор. Клиф не верил сам себе. Надо же – рассказал Эди о своей детской мечте стать астрономом. С Кэтрин он никогда этим не делился. Он чувствовал, что уронил себя в ее глазах, выставил напоказ частичку самого себя, которую всегда ревностно охранял. Что в ней есть, в этой Эди Тернер, что его так тянет на откровенность?
Клиф вздрогнул, услышав стук распахнувшейся двери по другую сторону лестничной площадки и увидев два черных глаза, которые подозрительно уставились на него.
– Не слишком ли ранний час для визита? Перед Клифом стояла полная пожилая итальянка в купальном халате, волосы закручены на бигуди.
– Я… я ухожу, – пробормотал он, запинаясь, и крепче сжал ручки сумок.
– Вот как… – ее глаза снова ощупали его со всех сторон, затем перешли на запертую дверь квартиры, откуда он вышел. – Вот как! – повторила она, и в глазах ее зажегся огонек, сразу вызвавший у Клифа желание возразить. – Значит, вы дружок Эди?
Ее улыбка напомнила Клифу о его родной тетке, которая в детстве от любви к нему так щипала его за щеки, что на них появлялись синяки. Он отступил на шаг, подавив побуждение прикрыть щеки руками.
– Да, один из ее друзей, – неопределенно проговорил Клиф. Черт, вот уж чего ему совсем не нужно, так это соседки, которой показалось подозрительным, что он выходит из квартиры Эди ранним утром. Интуиция подсказывала ему, что эта соседка вряд ли станет держать язык за зубами.
– Меня зовут Роза Тоннилеско, – сказала она, подойдя к нему, и приветственно протянула руку. – А вас?.. – черные брови взлетели словно вопросительный знак.
– Я… я. – Клиф Марчелли. – Он пожал ей руку, ломая голову, как ему ускользнуть от нее, не выдав истинной цели своего визита. Не мог же он сказать, зачем на самом деле очутился в квартире Эди.
– А, славный итальянский парень! – сияющая улыбка Розы без слов говорила о ее одобрении. – Надеюсь, мы будем чаще видеть вас в наших краях, – она лукаво улыбнулась. – Эди не девушка, а чудо.
– О да, – подтвердил Клиф, внезапно догадавшись, как можно истолковать его присутствие в квартире Эди. Роза, видимо, решила, что он приходил на любовное свидание, зачем разочаровывать ее? – Да, вы будете достаточно часто видеть меня в ваших краях. – Клиф подмигнул, весело махнул рукой и, повернувшись, пошел к лестнице.
Только Эди закончила вторую чашку чая, как раздался стук в дверь и вошла Роза.
– Ну и хитрюга! – Роза погрозила Эди пальцем, широкое лицо расплылось в улыбке.
– О чем вы говорите? – с любопытством спросила Эди.
– Я тут тревожусь за вашу личную жизнь, а сегодня утром открываю дверь, чтобы достать газету, и что я вижу? Какого-то парня, который выскальзывает украдкой из вашей квартиры. Мало того, он итальянец и очень симпатичный.
Поняв, о ком идет речь, Эди рассмеялась.
– Это вовсе не какой-то парень, это Клиф. Я хочу сказать, он, конечно, парень, но… – Голос ее умолк, она поняла, какая стоит перед ней проблема. Было ясно, что Роза думает, будто они провели вместе ночь. Как же объяснить Розе ее ошибку, не ставя под угрозу задание Клифа? Уж кому, как не ей, знать, какая Роза болтушка. Среди жильцов дома это было постоянным объектом для шуток. Если надо сообщить что-нибудь всем соседям, говорили они, достаточно сказать одной Розе. – Роза, вы все перепутали, Клиф… э… просто мой друг.
– Я бы не отказалась иметь такого дружка, – сказала Роза, и в ее черных глазах зажегся задорный огонек. – У него все на месте. – Роза рассмеялась, увидев, с каким ужасом на нее глядит Эди. – В чем дело, я удивляю вас? Вы думаете, раз я старая и к тому же вдова, я не замечаю таких вещей? Стоящий парень, на мой взгляд.
– Возможно, но я пока не могу понять, чего он стоит, – сухо сказала Эди.
– Расскажите мне о нем, – потребовала Роза, – я хочу знать все.
– Право же, мне не о чем рассказывать, – беспомощно произнесла Эди, зная, что, независимо от ее слов, Роза поверит тому, чему сама захочет. – Право же, мы просто друзья. Да, кстати, я собиралась зайти к вам спросить, не выручите ли вы меня. Вы не смогли бы приглядеть за бабушкой сегодня вечером?
– Ну, конечно, она может провести вечер у меня, – Роза многозначительно подмигнула. – Может быть, у вас есть особые планы… с этим Клифом?
Эди покачала головой.
– Друзья предложили мне билет в театр.
– Я буду рада побыть с бабушкой. Приведите ее ко мне, когда пойдете. – Улыбка Розы стала еще шире. – А теперь я уберусь отсюда, чтобы вы могли отдохнуть. После такой ночи отдых вам не повредит. – Она погрозила Эди пальцем. – И рано или поздно вам придется рассказать мне про этого Клифа. – Засмеявшись с не подходящей ее возрасту игривостью и еще раз выразительно подмигнув, она вышла из комнаты.
Ужас! – сердито подумала Эди. Теперь Роза не даст мне спокойно жить. Каждый день станет вытягивать из меня пикантные подробности моего романа со «стоящим парнем». Сама мысль о романе с Клифом была смехотворна. Он столь же привлекателен, как дикобраз, и если он в ближайшие дни не побреется, он еще и станет в точности на него похож.
Однако она не могла отрицать, что он вызывает в ней любопытство. Он говорит о себе так скупо, так редко открывает, что у него в душе. На каждый шаг вперед, который она делает, желая узнать его поближе, он отвечает шагом назад, чтобы крепче замкнуться в себе. Танец смерти, вперед – назад, ни кавалера, ни дамы, никто никого не ведет, никто никого не слушается, пустое топтанье на месте.
Мысль о танце заставила Эди соскочить со стула. Ей надо было перепечатать отчеты, и она хотела вымыть голову – еще столько надо сделать до вечера.
Глава пятая
– Прошу, – Эди открыла перед Клифом дверь. – Потерпите несколько минут, я сейчас избавлю вас от моего присутствия.
– О чем речь, – сказал он, входя в комнату и окидывая Эди взглядом с головы до ног: темноволосая головка, скромное черное платье, облегающее ее изящную фигуру, серебристые туфельки на стройных ногах.
– Ну что вы меня так рассматриваете? – Эди смущенно засмеялась и принялась крутить тонкую серебряную цепочку, украшавшую шею.
– Простите. – Покраснев, Клиф направился к окну.
– Бабушка у Розы. Я вернусь в половине одиннадцатого, самое позднее – в одиннадцать. – Эди взглянула на часики, охватившие тонкое запястье. – Маркус может появиться в любую минуту, – добавила она скорее про себя, чем обращаясь к Клифу.
– Маркус?
– Да. Доктор Маркус Пауэрс. Это он пригласил меня на балет. – Эди с любопытством посмотрела на Клифа, на глубокие морщины, перерезавшие вдруг его лоб. – Что-нибудь не так?
– Все так, – резко отозвался он, принимаясь устанавливать камеру.
Но, конечно же, все было не так. Не так представлял себе Клиф ее выход в свет. Он думал, Эди идет в театр с приятельницами, со школьными подругами или бывшими сослуживицами, но уж никак не с мужчиной.
– Вот и он, – сказала Эди, глядя в окно из-за спины Клифа. – Как я выгляжу, нормально?
– Сойдет, – даже не потрудившись взглянуть на нее, отрывисто сказал Клиф. Нормально? Нет, слишком хорошо, чтобы идти на люди. Лучше бы ей укоротить волосы и сделать подлинней платье. Вот какая мысль пронеслась у него в голове, когда, взяв со стола блестящую серебряную сумочку, Эди направилась к дверям.
– Увидимся позднее, – сказала она. Клиф улыбнулся вымученной улыбкой.
– Поторопитесь. Не заставляйте его ждать. Эди посмотрела на него долгим взглядом.
Затем, обдав ароматом духов, исчезла за дверью.
Клиф тут же обшарил глазами тротуар под окном. Он смотрел, как Эди и доктор быстро перебежали улицу, направляясь к припаркованному на другой стороне спортивному автомобилю последней модели. Конечно, у него должна быть спортивная машина под стать его ультрамодному итальянскому костюму. Может, у него и нижнее белье – бикини в цветочек, хмуро подумал Клиф. Ничего невероятного для человека по имени Маркус. Доктор Маркус Пауэрс. Клиф уже ненавидел его.
Спортивная машина с треском сорвалась с места, унося Эди и хваленого доктора в театр. Кто знает, может, он и по-французски говорит, и носит на мизинце кольцо. Эти мысли почему-то привели Клифа в подавленное настроение, уныние окутало его, как привычный домашний свитер.
Клиф глубоко вздохнул, почувствовав вдруг, как тихо стало в квартире, словно, покинув ее, Эди забрала с собой жизнь. Клиф взглянул на часы. Она сказала, что вернется в половине одиннадцатого, самое позднее – в одиннадцать. Четыре часа. Он сидел, глядя, как секундная стрелка его ручных часов медленно обходит круг за кругом. Четыре часа. Он вздохнул, подозревая, что это будут самые долгие четыре часа в его жизни.
Но вот Клиф встал, потянулся. Зашел в ванную комнату. Поплескал холодной водой в лицо, стараясь не думать о том, как соблазнительно выглядела Эди, идя на свидание с этим ее врачом. Вышел из ванной, остановился в дверях спальни Эди. Будь она закрыта, он ни за что не вошел бы туда. Но полуприкрытая дверь манила его, словно печатное приглашение на званый ужин.
Клиф осматривал комнату опытным глазом полицейского, но расшифровывать то, что он видел, ему помогало сердце мужчины.
Комната Эди сразу открыла ему несколько вещей. Обои в цветочек, покрывало с воланом говорили, что ее хозяйка – женщина. Односпальная кровать свидетельствовала о том, что обычно эта женщина спит одна. Кипа книг на полу показывала, что она ведет спокойную, уединенную жизнь. Эти первые впечатления были сразу же зарегистрированы в его сознании – результат многолетнего служебного опыта.
Комната Эди. Ее присутствие чувствовалось во всем. Яркие, сочные краски, оживлявшие все вокруг, неуловимый аромат, державшийся в воздухе. Это увидел, почувствовал не полицейский, а мужчина.
Клиф подошел к туалетному столику и не удивился, что там очень мало косметики.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики