науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Возможно, вы выручили бы приличные деньги. – Клиф испытующе смотрел на нее.
– О, я не могла, – сказала Эди в ужасе от самой этой мысли. – Все наши жильцы немолоды, доход их ограничен. Большинство живет здесь не меньше двадцати лет за ту арендную плату, которую с них спросили в первый год. Вот, к примеру, миссис Кэтрел с третьего этажа. Ей девяносто, и у нее совсем никого нет. А мистер Уильямс с первого – он инвалид, прикован к инвалидному креслу. Куда им деваться? У них просто нет средств куда-нибудь переехать.
К столику подошла официантка, и Эди замолчала.
– Даме чашку чая, а мне два яйца всмятку, тост и стакан молока, – сказал Клиф. Он улыбнулся Эди. – Это вас устраивает?
Она кивнула и, протянув руку через стол, коснулась его руки.
– Несомненно. Я не хочу все время за вас волноваться.
Его глаза потемнели, и он выдернул свою руку.
– Нечего за меня волноваться. То, что случилось в позапрошлую ночь… это вовсе не дает вам права… я не нуждаюсь в вашем участии.
– Мое участие – это мое участие, и я могу проявлять его к кому хочу, – беспечно отозвалась Эди.
Она чувствовала, что теряет его. Видела, как сгущаются вокруг него темные тени, как напрягаются плечи, застывает суровой маской лицо. Ей хотелось – одной ее половине – прижать Клифа к груди, погладить по голове и сказать, что все будет хорошо. Но другая, упрямая, половина хотела глубже проникнуть в его душу, найти источник мрачных теней, которые гнездятся там, и вырвать его с корнем. Эди решила послушаться своего инстинкта.
– Расскажите мне о вашей жене.
Глаза Клифа расширились, тьма поглотила горевший там свет. Он стиснул зубы, уголки рта дрогнули.
– Нечего рассказывать. Она ушла от меня два года назад.
– А сколько лет вы были женаты?
Клиф больше не видел Эди, темные глаза обратились вдаль… в них были ярость… боль… горечь, мириады чувств, сменяющих друг друга.
– Три года. Мы встречались всего три месяца, когда она заговорила о том, что нам надо пожениться. Сперва я не хотел. Я не верил в постоянство. «Счастливое будущее до конца дней» для моих родителей закончилось, когда мне было десять лет: отец ушел от нас. Я не верил, что люди всегда держат слово, не верил в счастливые концы. – Клиф горько рассмеялся и впервые посмотрел на Эди. Глаза его были полны такой муки, что Эди охватила неудержимая дрожь. – Но Кэтрин настаивала, любовь ее не знала преград, и в конце концов она заставила меня поверить, что мы будем счастливы. – Клиф снова рассмеялся – жесткий, резкий смех. – О да, нас ждало счастливое будущее – счастья хватило на целых три года. А затем она бросила меня. И забрала с собой мою жизнь.
Клиф был разъярен, но не мог сказать определенно, кто вызвал его ярость. Самой легкой мишенью была сидевшая напротив него Эди. Глаза ее были расширены от боли – его боли. Но нет, он злился не на нее. Конечно, его взбесило, что Эди сунула нос в его жизнь, разбередила старую рану, но главное – он негодовал на судьбу. Как скупец, позволяющий кинуть лишь беглый взгляд на свое золото, а затем захлопывающий дверцу сейфа, судьба дала ему лишь мимоходом взглянуть на счастье и тут же вырвала его из рук. Кэтрин показала ему, что такое любить и быть любимым, а затем навсегда оставила его одного.
– О Клиф, – трепетно прошептала Эди.
Она знала: что бы она ни сказала, это не облегчит сердечную боль, омрачающую его жизнь. Однако при всём сочувствии к страданиям Клифа у Эди все внутри ликовало. Эта боль, эта утрата веры в несокрушимость любви были последним белым пятном в загадке, которую представлял для нее Клиф. Это очень многое объясняло.
– Клиф, простите меня. Я не хотела… – Эди осеклась на полуслове, опустила глаза. – Я собиралась сказать, что не хотела лезть к вам в душу, но это неправда. Я хотела узнать о вашем прошлом, о людях, которые сыграли в нем самую важную роль. – Эди снова подняла на него глаза, всматриваясь в его сердитое лицо, ища в нем прощенья. – Мы так хорошо провели утро, вы стали так близки мне, и я захотела узнать… мне надо было понять вас… – Эди беспомощно глядела на него.
Клиф пытался удержать свой гнев. Гнев был таким чистым, таким понятным чувством, он так к нему привык, в гневе было своего рода утешение. Но когда он взглянул на Эди, гнев предал его, бежал, как трус с поля боя. А место гнева заступило новое, совсем иное чувство – облегчение. Клиф стал анализировать его.
– Эди, до позапрошлой ночи я ни разу не был с женщиной с тех пор, как мы расстались с Кэтрин. Я воспользовался случаем. – Клиф долго глядел на Эди. – Это была вспышка физического влечения, не принимайте ее за что-нибудь иное.
Хотя слова Клифа заставили больно сжаться сердце Эди, она медленно кивнула. Ему было больно, и у нее возникло ощущение, что его слова порождены этой болью. Но когда он держал ее в своих объятьях, в чьи глаза он глядел? Чье имя он называл? Ее, Эди. Губы его говорили одно, а тело совсем другое. Языку тела и верила Эди.
– Ладно, – сказал Клиф. – Пожалуйста, давайте прекратим этот разговор.
Они попытались возродить дружескую атмосферу утра, снова посмеяться вместе, как на городском рынке, но тепло исчезло, как ускользает бабочка из наших рук. Вторжение его прошлого, память о миге взаимной страсти разрушили прежнюю близость.
Пока Клиф ел поданные ему яйца, а Эди пила чай, они говорили на нейтральные темы. О том, как изменился этот район, как разросся Канзас-Сити.
– Еще день-два, и вы станете гордым владельцем настоящей бороды, – сказала Эди улыбаясь.
– Как вы можете определить разницу между настоящей бородой и щетиной? – спросил Клиф, отодвигая пустую тарелку.
Эди непроизвольно протянула руку и нежно погладила его щеку, скользнув пальцем от виска к подбородку.
– Щетина жесткая и колючая, а борода мягкая. – Ее палец задержался на подбородке, почти у самой нижней губы.
Клифа передернуло, в глазах зажегся голодный огонь. Внезапно он отпрянул от Эди, рука взлетела вверх, схватила ее за запястье. Ведь он же говорил ей, что их совместная ночь была ошибкой и не должна повториться.
– Ну, пошли? – спросил Клиф. Он выпустил ее руку. Глаза снова стали непроницаемы.
Эди кивнула и вместе с ним встала из-за стола. Он может не смотреть на нее, может прятаться за ресницами, как трус за закрытыми ставнями, но она видела жадный пламень, вспыхнувший в его глазах при ее прикосновении, и знала, что, как он ни упирается, как ни отталкивает ее от себя, она ему не безразлична.
Домой они шли медленно, но не потому, что решили еще погулять, а потому, что с трудом тащили покупки.
– Я хочу совершить с вами сделку, – сказал Клиф, ставя корзинку с клубникой на плечо, как помощник официанта – поднос с грязной посудой.
– Какую?
– Я занесу к вам с бабушкой эту корзинку с клубникой, а вы поставите миску с ягодами на стол, чтобы мне было что пожевать ночью.
Эди улыбнулась ему.
– Значит ли это, что вы решили отказаться от картофельных чипсов и «Твинки» – любимой вашей закуски по ночам?
Клиф удивленно взглянул на нее.
– Откуда вы знаете, что я ем ночью?
– Я хороший детектив, – гордо ответила Эди, затем рассмеялась. – К тому же ваши пакеты лежат утром в мусорном ведре на самом верху.
Она не переставала смеяться, пока они поднимались по лестнице. Но, прежде чем они вошли в квартиру, Роза распахнула дверь и приложила палец к губам.
– Бабушка спит, – прошептала она. – Почему бы вам не погулять еще часок? Пойдите, пока я здесь, подышите свежим воздухом. – Она принялась выхватывать у них пакеты и ставить их на пол за дверью.
– Роза, ни к чему вам еще здесь оставаться, – запротестовала Эди, не желая злоупотреблять ее добротой. – У вас и дома дел хватает.
– Единственное, что мне надо делать дома, – это наводить чистоту. Этим я буду заниматься каждый день всю оставшуюся жизнь. – Роза взяла у Клифа корзинку с клубникой. – А теперь марш обратно на улицу, насладитесь последним теплым деньком. Не успеете оглянуться, как пойдет снег, и вы будете мечтать о таком дне, как сегодня. – И она закрыла дверь у них перед носом.
– У меня такое чувство, будто меня выставили из собственного дома, – сказала Эди.
– По-моему, так и есть, – усмехнулся Клиф, затем добавил: – Но она права. Вы на самом деле должны воспользоваться свободным временем.
Они вышли на улицу, залитую полуденным солнцем.
– Что вы собираетесь делать? Мы уже скупили весь городской рынок.
– Наверно, просто погуляю. Таких чудесных дней, как сегодня, действительно вряд ли будет много. Но вы-то, вероятно, хотите пойти домой и поспать, – добавила она. – Обо мне не беспокойтесь. Я привыкла быть одна.
– У меня прорезалось второе дыхание. Я совсем не чувствую себя усталым. – Клиф улыбнулся ей. – Хотите иметь компанию для прогулки?
– Вашей компании я всегда рада, – просто сказала Эди и загадочно улыбнулась. – Пошли, есть одно местечко, которое я хочу вам показать. – Она схватила Клифа за руку и повела за собой.
Они миновали городской рынок и склады, которые стоят вдоль берега Миссури.
– Эди, куда вы меня ведете? – недовольно спросил Клиф, видя, что они подходят все ближе и ближе к быстро несущейся реке.
– Идите за мной и не бойтесь, – смеясь, сказала Эди, в то время как они шли друг за другом по самой кромке берега.
– Я знаю, вы завлекаете меня сюда, чтобы утопить! – воскликнул Клиф.
– Не искушайте меня, – бросила Эди через плечо с широкой улыбкой.
Еще несколько минут – и они подошли к месту, где берег был вровень с рекой. А в реке на расстоянии одного прыжка из воды выступал большой плоский камень. Эди прыгнула на него, помахала Клифу, приглашая последовать ее примеру. Прыжок – и Клиф был рядом с ней. Эди села, подняла колени к подбородку и, охватив их руками, улыбнулась ему.
– Это мой персональный камень. С него и удить можно, и желания на нем загадывать. – Эди подождала, пока Клиф сядет, затем продолжала: – Я провела тут чуть не все мое детство.
– Вы приходили сюда, когда были девочкой? Разве это не опасно? – Он вглядывался в быстрое течение, в круговорот воды вокруг камня.
– Когда я была маленькая, я не понимала, что это опасно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики