науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


С минуту Клиф тяжело лежал на ней, затем чуть сдвинулся вбок и лег с ней рядом. Эди глядела на него, не отрывая влюбленных глаз, обуреваемая такой радостью, таким безграничным счастьем, что на глаза навернулись слезы.
А глаза Клифа были закрыты, густые ресницы бросали тень на щеки. Эди поражалась его красоте, открывшейся теперь, когда он побрился. Она жадно всматривалась в него. Заметила небольшую родинку у края рта – сокровище, раньше прятавшееся под щетиной.
Каждую отдельную черточку она откладывала в памяти, чтобы с наслаждением вспоминать ее поздней. Эди заметила, какой у него усталый вид, какие глубокие морщины перерезают лоб, подумала, как долго он не спал.
Эди покраснела, припомнив, как беззастенчиво она держалась с ним, взяла на себя инициативу, сказала ему, что именно от него хочет. Никогда раньше она так себя не вела, и внезапно ей показалось очень важным, чтобы Клиф об этом узнал.
– Клиф, я надеюсь, ты не думаешь, что я всегда… так… так поступаю?
Он приоткрыл глаза и посмотрел на нее.
– Я просто хотела, чтобы ты знал, что я не затаскиваю в постель каждого полицейского, который приходит ко мне в дом.
– Я знаю это, Эди, – сказал он мягко и снова опустил веки.
Эди успокоилась, увидев, что губы Клифа тронула чуть заметная улыбка. Она осторожно высвободилась из его рук и слезла с кровати, чтобы дать ему поспать.
– Куда ты?
Она улыбнулась, понимая, что он уже наполовину спит.
– Пойду приму душ, потом вызову такси и поеду домой.
– Не говори глупостей, я тебя отвезу. – Глаза Клифа по-прежнему были закрыты.
Эди наклонилась и поцеловала его в веки.
– Сам не говори глупостей. Оставайся здесь и спи. Увидимся вечером.
Как только Эди скрылась за дверью в ванную и Клиф услышал шум льющейся воды, он перекатился на спину и прикрыл глаза рукой. Он и не думал спать. Напротив, мысли его снова и снова возвращались к тому, что только что между ними произошло. Бог свидетель, он вовсе не хотел, чтобы они снова занялись любовью. Плохо, что это было даже и один раз. Клиф сопротивлялся с первой минуты, как оказался в квартире Эди. Он не хотел слышать ее пылких вздохов и страстных стонов. Он не хотел знать потаенные уголки ее тела, все его изгибы, нежность кожи, пылающий в ней огонь. Близость не дает держаться на расстоянии, а это то, к чему он стремился.
Он не хотел вступать с Эди в любовную связь. Любовь влечет за собой надежду, связывает обязательствами. Любовь чахнет без мыслей о будущем. Клиф понимал, что Эди его любит. Он видел это в ее глазах, в каждом ее прикосновении. И она была так обольстительна. Но она не осознавала главного: что любит она всего лишь пустую оболочку, а не человека. Нет, пусть лучше чувства его будут мертвы, чем снова подвергаться душевным мукам.
О, как соблазнительно было бы принять то, что она предлагает, – заботу, смех, любовь. Но он боялся. Терять надежду так мучительно, он не сможет снова пройти через это: любовь, затем утрата.
Шум воды смолк, послышался голос радостно напевающей Эди. Клиф замер. С той минуты, как она вышла из ванной, он не шевелился. Слышал, как она одевалась, и оставался недвижным. Эди, наклонившись, поцеловала его в щеку, а он по-прежнему делал вид, что спит. И только услышав, что дверь в квартиру захлопнулась, он испустил прерывистый вздох.
Нужно прекратить это сейчас, немедленно, не то будет поздно. Разрыв ранит Эди, но, если он допустит, чтобы их связь продолжалась, будет еще хуже. Один раз он уже устремился в погоню за любовью – и сильно обжегся. Надо быть глупцом, чтобы вторично искушать судьбу. Конечно, он прав, отказываясь от Эди, но как смириться с мрачной черной пустотой, возникавшей в душе при мысли, что ему придется жить без нее? И тут впервые за много лет Клиф зарыдал.
Глава восьмая
– Эди попросила меня впустить вас, – объяснила Роза, перебирая связку ключей в поисках нужного. – Милая девочка. Она чуть-чуть вздремнула и снова побежала в больницу. – Роза безуспешно пыталась всунуть в замочную скважину очередной ключ. – Бедная бабушка. Стоит мне вспомнить, как она лежала там, внизу, у подножия лестницы… не шевелясь… – Роза замолчала, смахнув со щеки слезу. – Слава Богу, что у Эди есть вы, мистер Марчелли. Ей без вас просто не обойтись, из-за бабушки, да и вообще…
Клиф крепче вцепился в сумки с аппаратурой. Он вовсе не хотел слышать о том, что Эди без него не обойтись. Но Роза наконец нашла ключ, и дверь со щелчком отворилась. Клиф облегченно вздохнул.
– Добро пожаловать. Эди просила передать, что придет поздней. Она хочет побыть в больнице, пока бабушка не уснет крепким сном.
Клиф попрощался с Розой и с благодарностью погрузился в тишину, царившую в квартире. Первое, что он увидел, была миска с клубникой, стоявшая посередине стола: вычищенная и вымытая, она так и просилась в рот. При всей своей тревоге за бабушку Эди не забыла оставить ему ягоды. Мысль об этом почему-то привела Клифа в уныние.
Странный он провел день, изведал все: и головокружительные высоты радости, и пучины отчаяния.
Сперва собственные слезы напугали Клифа. Он не мог с уверенностью сказать, что именно их вызвало, каков их источник. Но внезапно он осознал, что это – результат долгих лет, когда его чувства были наглухо закупорены в недрах его души, и, дав волю слезам, он так же не мог их остановить, как не сдержать пенный поток, льющийся из открытой бутылки шампанского.
Вначале Клиф плакал о Кэтрин. Горе, в котором он не признавался даже себе, извергалось из него волна за волной, изнурив его и обессилив. Затем глотал слезы, жалея самого себя, оплакивая свои несбывшиеся мечты, а теперь он боится мечтать… Затем он уснул.
Проснувшись, Клиф сразу почувствовал: что-то изменилось. Он пролил очистительные слезы, они унесли горькие семена отчаяния, которые дремали в его душе оба прошедших года, готовые в любой миг взойти. Ему стало легко, точно с плеч спал огромный груз. Он даже не представлял, как тяжко было его горе, как оно пригибало его к земле, и понял это только тогда, когда оно исчезло.
Однако решение порвать с Эди было по-прежнему твердо. Его слезы не могли перечеркнуть тот факт, что он никогда больше не рискнет полюбить и подвергнуть себя страданиям. Глядя на миску с ягодами, чувствуя, что уныние охватывает его все сильнее, Клиф понимал, что с ним происходит. Он вновь сокрушается, но на этот раз он оплакивает утрату Эди, пустоту и одиночество своей будущей жизни.
Клиф сел на стул у окна, спрашивая себя, почему, если ты поступаешь правильно, поступаешь так, как надо, это всегда причиняет боль.
Ну и долгая была ночь, подумала Эди, выходя из машины на предрассветную улицу. Все убыстряя шаги, она взлетела по лестнице к своей квартире. Там Клиф, она отчаянно в нем нуждалась.
Эди отперла дверь и вошла в комнату.
Клиф стоял у окна.
Не задумываясь, она подошла к нему и, обвив руками шею, спрятала лицо у него на груди.
– Клиф, обними меня. Она почувствовала, что на какой-то миг он заколебался, но тут же его руки крепко обхватили ее, и она закрыла глаза. Несколько блаженных минут она стояла в его объятьях и вдыхала его запах, прижимаясь всем телом к такому знакомому ей теперь телу Клифа.
– Что-нибудь… что-нибудь случилось? Бабушке стало хуже? – Низкий голос Клифа гулко отдавался у нее в голове, лежавшей на его широкой груди.
Эди вздохнула и неохотно чуть отодвинулась от него.
– Нет, физически она в порядке. – Эди высвободилась из объятий Клифа и села на диван. Клиф отошел от окна и сел рядом. – Клиф, она меня не узнает. – Из глаз Эди бесшумно закапали слезы, она нетерпеливым движением смахнула их. – Я знаю, что веду себя неразумно. Раньше тоже она порой не знала, кто я такая, но сейчас это иначе. – Эди прерывисто вздохнула, а Клиф взял ее руки в свои, молча побуждая продолжать. – Раньше, даже если она не узнавала меня, не признавала во мне свою внучку Эди, она не сомневалась, что я – человек, который ее любит, заботится о ней, которому она может доверять. Но этой ночью она совсем не узнала меня и так испугалась… – Внезапно все чувства, которые Эди сдерживала с того мгновения, как увидела отъезжавшую от дома санитарную машину, разом вырвались наружу. Слезы градом покатились по лицу, обгоняя друг друга, и, захлебнувшись, она снова потянулась к Клифу.
– Поплачь, дай себе волю, – тихо сказал он, чувствуя, как содрогается она от рыданий, и, прижав ее к груди, стал гладить по голове. Он знал, что слезы очистят ее, облегчат ее горе, как это было сегодня с ним самим.
И Эди дала себе волю. Она выплакала все до последней слезинки, под конец лишь конвульсивные сухие всхлипы сотрясали ее тело, отдавались болью в голове и першило в горле.
Наконец Эди отодвинулась от Клифа с коротким смущенным смешком.
– Мне так стыдно. Я чувствую себя смешной. И насквозь промочила тебе рубашку.
– Ты вовсе не смешная, а рубашка высохнет.
Эди благодарно посмотрела на Клифа, затем потерла лоб, где пульсировала боль.
– Голова болит?
Она кивнула.
Клиф встал, принес стакан воды.
– Выпей. Но главным лекарством тебе будет сон. – Эди безропотно выпила воду, как послушный ребенок. Клиф протянул ей руку. – Пошли. Я уложу тебя и уйду, чтобы не мешать.
Она позволила Клифу поднять ее с дивана и отвести в спальню. Да, ей действительно был нужен отдых. Мало того, что у нее болела голова, к тому же от слез и усталости жгло глаза, казалось, в них был песок. Пока Клиф расстилал постель, Эди зашла в ванную комнату и переоделась в халат.
– Молодец, а теперь быстро в постель, – сказал Клиф, и она забралась под тонкое шерстяное одеяло. Он подоткнул простыню и сел на край кровати. – Знаешь, возможно, бабушка вела себя так потому, что ей дали снотворное и вокруг были одни чужие. Я уверен, в следующий раз, когда ты к ней пойдешь, все будет иначе.
Эди улыбнулась, глаза у нее закрывались, она хотела спать.
– Наверно, ты прав. – Клиф хотел было забрать руку, но тут она проговорила: – Побудь со мной еще несколько минут, пока я не усну.
Клиф заколебался. В глазах Эди не было страстного зова. Вряд ли она хотела его соблазнить, ее взгляд говорил лишь о том, как она нуждается в его участии.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики