науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Дворцовая стража учтиво попросила барона Шадамера отдать меч, заявив, что по правилам придворного этикета никому не дозволяется находиться при оружии в присутствии короля.Шадамер подал стражникам свой меч, предупредив, что это семейная реликвия, некогда принадлежавшая его прадеду, а потому меч ему очень дорог. Стражники пообещали, что с оружием ничего не случится. Офицер спросил барона, готов ли он поклясться богам, что не имеет при себе никакого другого оружия.— Клясть богов могу в любое время и по любому случаю, — сказал Шадамер.Командир стражников вспыхнул и заявил, что имел в виду совсем не это.— А-а, понял, — протянул Шадамер. — Поклясться богам? Так? Извините, что сразу не расслышал. И что вы хотели бы от меня услышать?Командир уже раскрыл рот, чтобы ответить, когда их прервали. Дворцовая стража вдруг сообразила, они не в состоянии отобрать у Владычицы ее магическое оружие. Разумеется, она отдаст стражникам свой меч, но способности, дарованные богами, отдать невозможно. Правда, говорят, что единственный способ не позволить Вещему применить свою магию — это убить его. Но таких приказов стража не получала.— Мы принадлежим к Дому Гвайноков и являемся союзниками Божественного, который находился в дружеских отношениях с покойным королем Нового Виннингэля, — заявила Дамра. Шадамер переводил ее слова. — Если со мной или моим мужем что-либо случится, Божественный, который приходится мне достаточно близким родственником, может неправильно это истолковать. Я — Владычица и в свое время поклялась защищать невиновных и беззащитных. Я не нападаю, если только не нападают на меня. Мне никогда и в голову не пришло бы причинить вред королю Нового Виннингэля. В этом я вам клянусь.— Что касается меня, — сказал Гриффит, также обращаясь к стражникам через Шадамера, — я использую свою магию исключительно для защиты. Все остальное было бы бесчестным.Командир стражи с уважением поклонился обоим эльфам и подозвал к себе адъютанта.— Ступай к регенту, — велел он, не желая брать ответственность на себя. — Узнай, как нам быть.Пока адъютант ходил узнавать, Шадамер успел переговорить со стражниками и узнать последние городские слухи. Эльфы держались отрешенно, их лица оставались бесстрастными. Стражники обыскали Джессана, морщась из-за того, что им приходится дотрагиваться до его засаленной кожаной одежды. Они не стеснялись отпускать грубые замечания по этому поводу, вероятно, считая юношу не только дикарем, но еще и глухонемым. Джессан сильно разозлился из-за такого обращения с ним, и это помогло ему прогнать страх. Костяной нож стражники не нашли, хотя один из гвардейцев и дотронулся до него рукой.Адъютант вернулся вместе с помощником регента — храмовым магом. Тот заявил, что если дворцовой страже не справиться с этой четверкой, регент сама с ними справится. А если дворцовая стража испугалась двоих эльфов, пусть удвоят число своих гвардейцев. Командир мрачно переглянулся с солдатами и что-то пробормотал сквозь стиснутые зубы.А меч и сутана не больно-то жалуют друг друга, с интересом отметил про себя Шадамер.— Прекрасно, — сдержанно произнес командир стражи. — Тогда все четверо переходят под вашу ответственность.Помощник регента пошел впереди. Пленники следовали за ним, сопровождаемые четырьмя гвардейцами дворцовой стражи. Командир мог бы послать и больше, но он чувствовал, что слова мага задели честь его солдат.Пятнадцать лет Шадамер не бывал в королевском дворце. В детстве он часто приезжал сюда с родителями, которые уходили на какой-нибудь прием, а его оставляли играть. Шадамер помнил расположение дворцовых помещений и коридоров так, словно был здесь только вчера. Но кое-что изменилось. На стенах висели новые шпалеры, новые доспехи заняли место прежних, успевших порядком проржаветь. Однако уродливая статуя короля Хегемона по-прежнему стояла все в той же нише. И громадная фарфоровая ваза, куда он однажды залез, играя в прятки, все так же красовалась в углу.Шадамер заметил и другие перемены. Поначалу он не мог сообразить, что именно стало другим, но потом понял. Раньше во дворце было достаточно людно: то и дело попадались утонченные придворные и напыщенные чиновники, крючкотворство которых забивало артерии государства и вынуждало сердце империи стучать с перебоями. Нынче же в залах дворца было пусто.— Тихо, как в Храме, — произнес вслух удивленный Шадамер. До него вдруг дошел смысл этого сравнения. — Черт меня побери! Да это же и есть Храм!Когда-то в этих просторных мраморных залах звенел смех, слышался собачий лай. Стража могла запросто подбрасывать монеты, играя в какую-нибудь азартную игру. Теперь здесь поселилась тишина. Единственными звуками был негромкий шелест шерстяных сутан, касавшихся пола, да мягкое шуршание кожаных туфель. Голоса, которые тоже звучали приглушенно, говорили преимущественно о божественных предметах.Шадамера пробрала дрожь, охватив все его тело от спины до корней волос. С какой легкостью врикиль, принявший обличье Верховного Мага, сумел населить дворец приверженцами Пустоты! Мысль эта испугала барона.Шадамер был не в состоянии определить, действительно ли перед ним настоящие маги. Сколько бы раз Алиса ни пыталась объяснять ему различия в одеянии тех или иных орденов, для него все они выглядели одинаково. Жаль, что Алисы не было рядом. Она-то прекрасно разбиралась в магии Пустоты, хотя и не любила это занятие. Возможно, Алиса, вглядевшись хотя бы вон в того молодого мага с елейным лицом, почуяла бы под его сутаной прыщи и язвы, оставляемые магией Пустоты.Шадамер предположил, что их поведут в тронный зал на первом этаже, однако вместо этого маг направился по мраморным лестницам на пятый этаж.Та часть дворца, в которой они оказались, тоже была знакома барону — здесь находились покои короля и его семьи. В детстве, вспоминал барон, они с Хиравом дружили. Жаль, что потом отношения между ними охладились. Маг привел всех в одну из передних — комнату со стульями, камином и толстым ковром на полу. Напротив двери, через которую они вошли, находилась другая, ведущая во внутренние помещения. Маг постучал и скрылся за дверью. Шадамеру, эльфам, Джессану и гвардейцам было велено ждать, пока регент не соблаговолит их принять.— Господин барон! — раздался удивленный голос.— Грегори! — радостно воскликнул Шадамер, торопясь пожать руку давнему знакомому. — Слава богам, хоть один живой человек! А то вокруг — сплошные физиономии магов. Я уж начал думать, что умер и угодил прямо в ад.— Барон Шадамер! — Грегори пристально смотрел на него, веря и не веря своим глазам. — Что вы здесь делаете? Если вы приехали на похороны, то порядком опоздали. Похороны были на прошлой неделе.— Знаю. Мне уже рассказали. Я очень скорблю, Грегори, — сказал Шадамер.По всему было видно, что Грегори еще не оправился от горя. Неудивительно: он целых двадцать лет был не только камердинером, но и доверенным лицом короля.Шадамер отвел камердинера в сторону и с тревогой оглядел его.— На вас просто лица нет, — сказал барон. — Честное слово, Грегори, у вас такой вид, что я боюсь, как бы вслед за королем нам не пришлось хоронить и вас. Когда вы в последний раз спали?Грегори покачал головой.— Не помню. Какое это теперь имеет значение?.. Это было ужасно, просто чудовищно, господин барон. Вы, наверное, уже знаете: я нашел его в постели… уже холодным. Накануне король был здоров и прекрасно выглядел. Он был в хорошем настроении. Правда, короля тревожили доходившие с запада слухи о войне. Из-за этого он даже не поехал в свой охотничий замок. Я, как всегда, приготовил ему вино с пряностями. Вы знаете, ему нравилось, когда это делал я, а не слуги. Я поставил бокал с вином на каминную полку, чтобы оно не остыло, поскольку король еще что-то писал в своем дневнике…— Теперь понятно, как они это сделали, — пробормотал Шадамер. — Разогретые пряности отбили привкус отравы.— Вы что-то сказали, господин барон? — спросил его Грегори.— Да так. Мысли вслух. Представил себе тот вечер. Должно быть, слуги, как обычно, приготовили королю постель, задернули шторы, и все такое прочее.— А?.. Да, господин барон. Вы же знаете, как мы все лелеяли нашего короля. Потом пришел принц, чтобы пожелать отцу спокойной ночи. Я оставил их вдвоем. — Грегори заморгал воспаленными глазами. — Оказалось, что я говорил с ним в последний раз. Обычно я желал ему спокойной ночи и просил богов благословить его сон, но в тот вечер мне почему-то не захотелось мешать королю. Я понимаю, господин барон, глупо так думать, но мне кажется: если бы я, как всегда, попросил богов охранять его…— Не надо выдумывать, Грегори, — сказал Шадамер, слегка потрепав камердинера по плечу. — Будь у вас способность призывать силу богов, вы бы жили припеваючи, а не чистили бы целыми днями башмаки его величества.— Я был вполне доволен своим местом, господин барон, — с грустью в голосе ответил Грегори. — Мне будет сильно недоставать этих занятий, когда я уйду.— А что случилось? — удивился Шадамер. — Никак вам дали отставку?— Да, господин барон. Сегодня — мой последний день во дворце. Регент объявила, что отныне королевской особой будут заниматься только храмовые маги. Она считает, что его величеству вредно общаться со всяким простонародьем вроде меня.— Ну и пусть эта баба катится ко всем чертям со своими порядками. Подумайте, каково бы вам пришлось среди этой дохлятины? — сказал Шадамер.— Сам знаю, что несладко, — глубоко вздохнул Грегори. — Но дворец был моим домом. Вы же знаете, мой отец служил камердинером у отца покойного Хирава. Я буду скучать, не видя нашего нового короля. Признаться, мне тревожно за мальчика. Раньше он был таким живым и веселым ребенком. А теперь почти не улыбается. Как будто эти чертовы маги высосали из него всю жизнь… — Грегори вдруг умолк и побледнел. — Простите меня, господин барон. Я это сказал, не подумав.— Вы сказали то, что было у вас на сердце, Грегори. Да, кстати, — поспешно добавил Шадамер, опасаясь, как бы их не прервали, — где я могу вас разыскать в случае надобности?— Я снял комнатку на постоялом дворе «Белый олень», господин барон.— Что ж, прекрасно. Быть может, ближе к вечеру я загляну к вам. Все будет зависеть от того, сколько мы проторчим здесь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики