науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Почему он разрешает тебе задерживаться? — однажды спросил Рейвен, видя, как Дур-зор удобно уселась на корточки. Она всегда садилась так, чтобы он не смог до нее дотянуться. — Не думаю, чтобы Ку-ток это сделал по доброте сердца, — лукаво добавил Рейвен.— Конечно нет, — с улыбкой ответила Дур-зор. — Куток говорит, что я для тебя — мучение. Только поэтому он присылает меня к тебе и позволяет оставаться.— Мучение? — удивленно переспросил Рейвен. — Чем же ты меня мучаешь? Ты же ни разу и пальцем меня не тронула.— Ку-ток думает, что тебе очень хочется лечь со мной, — усмехнувшись, объяснила Дур-зор. — Когда я нахожусь совсем близко, это тебя мучает, потому что ты хочешь меня, но не может дотянуться. Но так думает Ку-ток. Я-то знаю, что это не так, — добавила девушка. — Я знаю, ты считаешь меня уродиной, чудовищем. Но я говорю Ку-току то, что он хочет услышать.— Я не считаю тебя чудовищем, Дур-зор, — возразил Рейвен, почувствовав себя неловко.Впервые, когда он ее увидел, полутаанка действительно показалась ему уродливой. И хотя ее приходы были для него главным событием дня, Рейвен не мог смотреть на ее получеловеческие, полузвериные черты без внутреннего содрогания, отчего в животе у него все сжималось.— А что касается уродины, то я и сам не ахти какой красавец.— Я не считаю тебя уродливым, — сказала Дур-зор, глядя на него с явным одобрением. Потом она наморщила лоб. — Я только не знаю, как вам, людям, не мешает такой кусок мяса на лице, который у вас называется носом. И как вы можете им что-то унюхать? — Дур-зор удивленно пожала плечами. — Я знаю, ты думаешь про меня не так, как думал бы, будь я человеческой женщиной. Тааны считают нас извращением, люди относятся к нам как к чудовищам. Наш бог говорит, что если люди поймают нас, то обязательно убьют.— Некоторые, возможно, и убьют, — был вынужден согласиться Рейвен. Но, тут же подумал он, если это действительно так, тогда люди ничем не лучше таанов. — А другие скажут: ты не виновата, что родилась такой. У тебя такое же право жить, как и у всех нас.— И ты вправду так думаешь? — с любопытством спросила Дур-зор.— Сначала я так не думал, — признался Рейвен. — Но теперь думаю.— И у меня так, — сказала девушка. — Вначале я считала тебя чудовищем, но больше не считаю.— А что будет с тобой дальше, Дур-зор? — спросил Рейвен.Когда он говорил с ней, он всегда помнил о своих бедах, о собственном позоре и бесчестье.— Однажды кто-нибудь из таанов убьет меня, — равнодушно ответила она. — Может, Ку-ток, а может — кто-то другой. — Дур-зор улыбнулась, увидев оторопелое лицо Рейвена. — Может случиться, что я недостаточно быстро подойду, когда меня позовут, или разолью воду, или буду плохо нянчиться с ребенком. Меня убьют, только и всего.Рейвена охватила такая жалость к Дур-зор и такая ненависть к таанам, что он едва сдержался. Вот настоящее мучение: жить, зная, что рано или поздно тебя убьют.— Такова участь всех полутаанов, — добавила девушка. — Против нее бесполезно бороться. Пока я живу, я служу моему богу, и этого мне достаточно.— Быть может, ты найдешь себе мужа, — сказал Рейвен, пытаясь хоть как-то утешить Дур-зор, хотя, по правде говоря, ей вовсе не требовалось утешения. — У вас могут быть дети.— У полутаанов не может быть детей, с кем бы они ни ложились — с таанами, с людьми или друг с другом, — ответила она, покачав головой. — Наш бог хотел, чтобы у нас были дети, но даже он, бог, не мог заставить полутаанок забеременеть. Я ни с кем не ложилась и не собираюсь. Ведь ложатся, чтобы получить наслаждение, а рабам наслаждения запрещены.— Так значит, тааны… они… не используют вас для своих наслаждений? — спросил Рейвен.Дур-зор удивленно поглядела на него.— Тааны никогда не получили бы наслаждения, ложась с нами. Они считают нас чудовищами.Теперь Рейвен начал кое-что понимать в представлениях таанов.— Наших женщин тааны тоже считают чудовищами, правда? И никакого наслаждения от них не получают? Значит, тааны ложатся с нашими женщинами, чтобы подчинить их и показать свою власть над ними?— В старом мире говорили, что, если людям дать волю, они расплодятся, как кролики, и вскоре их будет больше, чем таанов. Тааны боялись этого и следили, чтобы людей не становилось больше. Им нужны были люди как рабы, поэтому тааны их не убивали. Но они насиловали человеческих женщин, чтобы те рожали полутаанов.— А кем бы ты хотела стать, Дур-зор, если бы могла выбирать свою судьбу? — спросил Рейвен.— Воином, — быстро ответила девушка. — Стать воином — это единственный способ для нас добиться хоть какого-то уважения среди таанов. Рассказывают, что в одном боевом отряде полутаана даже сделали старшим охотником. Мне этого не добиться, но я думаю, что смогла бы стать хорошим воином. Я постоянно упражняюсь с кеп-кером и хорошо им владею.— Кеп-кер? Ты говоришь о…— У людей это называется дубинкой. Но кеп-кер отличается от дубинки. У него на одном конце деревянный шар, а на другом — каменный. Воин держит кеп-кер за деревянный шар и делает вот так.Дур-зор показала боевые движения с такой ловкостью, словно у нее в руках действительно был кеп-кер.Рейвен видел у таанов это оружие. Тогда он подумал, что они держат кеп-кер не так, как показывала Дур-зор, а ухватившись обеими руками посередине. Другой способ применения кеп-кера его удивил, но Рейвен решил запомнить это на будущее — вдруг пригодится.— Тебя научили владеть оружием?— А как же иначе? — изумилась Дур-зор. — Когда тааны уходят на битву, в лагере остаются надсмотрщики и полутааны. Мы должны уметь защитить детей, если вдруг враг нападет на лагерь.Сама того не подозревая, Дур-зор сообщила Рейвену важные сведения. Надсмотрщиками называли таанов, которые не являлись ни воинами, ни шаманами. В число надсмотрщиков входили тааны обоего пола. На них лежала обязанность заботиться о нуждах воинов. Они готовили пищу, поддерживали чистоту в лагере и следили за детьми.Надсмотрщики относились к воинам с подчеркнутым почтением, но и воины вели себя с ними уважительно, совсем не так, как с рабами и полутаанами. Однако Рейвен ни разу не видел надсмотрщиков с оружием в руках. Это надо будет запомнить.Он хотел еще порасспросить Дур-зор, когда Ку-ток, решив, что сегодня она достаточно помучила пленника, позвал ее назад. Дур-зор послушно вскочила на ноги, но прежде, чем убежать, быстро шепнула:— Завтра у нас день бога.Рейвен тоже вскочил и бросился за ней, пытаясь задержать Дур-зор и разузнать еще что-нибудь. Цепь быстро остановила его бег. Рейвен с тоской следил глазами за убегавшей Дур-зор, чем доставил немалое удовольствие Ку-току. Тот широко ухмыльнулся и стал тыкать пальцем в сторону Рейвена, что-то объясняя своим соплеменникам. По причине благодушия Ку-ток даже не ударил Дур-зор, а просто пнул ее ногой, когда она встала перед ним на колени, и отпустил прочь.Рейвен рухнул на землю возле столба. Он еще раз попробовал испытать цепи на прочность. Это бесплодное занятие никак не уменьшило его подавленность.Завтра — день бога.Как рассказывала Дур-зор, его вместе с другими рабами потащат из лагеря в какое-то другое место. Если это произойдет, он лишится возможности отомстить Ку-току. Он так и умрет рабом, не смыв с себя позора. Он никогда не поскачет на небесных конях с погибшими героями своего племени, никогда не бросится вместе с ними в небесный бой, подобный тому, что происходил за душу умирающего рыцаря. Соратники навсегда отвернутся от него.Рейвен пытался хоть что-то придумать, но в конце концов бросил эту затею. Он ничего не знал о том, как будет происходить это празднество и что вообще включает в себя «день бога». Действительно ли он увидит новоявленного бога таанов? Этого Рейвен не знал. Он заснул возле столба, полный решимости проснуться завтра пораньше и посмотреть, как будут разворачиваться события. Если появится пусть даже ничтожная возможность, он ею обязательно воспользуется. * * * Весь лагерь таанов спозаранку пришел в движение. Празднование дня бога, как и участие в сражениях, было одним из главных событий в жизни таанов. Воины выходили из шатров, украшенные бусами, птичьими перьями, скальпами и черепами. Они нацепили на себя все части доспехов, начищенные до зеркального блеска. Те же, кто еще не успел снискать боевую славу, надели доспехи из костей, прикрепленных к кускам кожи. Некоторые предпочли вместо доспехов оставаться лишь в набедренных повязках, выставляя напоказ ритуальные рубцы и сверкая разноцветными камнями.Воины обоих полов собирались кучками, и по их громким голосам и резким жестам Рейвен догадался, что они рассказывают о былых сражениях. Надсмотрщики, дети, полутааны и человеческие рабы вычистили все пространство внутри лагеря. Вениками из веток они вымели все камешки, прутики, обглоданные кости и прочий сор.Шаман Рылт появился в длинном черном одеянии, набросив на плечи пятнистую шкуру леопарда. Вместе с ним шли два молодых таана, повторявших каждое его движение и жест. Рылт подошел к воинам, которые немедленно расступились, пропуская его внутрь своего круга. Ученики (если молодых таанов можно было так назвать) опустились на корточки неподалеку от круга воинов и внимательно следили за своим учителем.Приведя в порядок лагерь, надсмотрщики занялись приготовлением пищи. За последние дни тааны убили нескольких диких кабанов. Теперь их туши жарились в специальной яме. Как объяснила Дур-зор, кабанье мясо считалось сильной пищей, пригодной для трапезы в день бога.Запах жареного мяса дразнил и мучил Рейвена. Его кормили один раз в день, после заката. Разумеется, он и не мечтал отведать кабаньего мяса. Оно предназначалось для воинов; остатки, если они будут, пойдут надсмотрщикам и детям. Рабам и полутаанам полагалась слабая пища — мясо кроликов, белок и оленей. Рейвен внимательно наблюдал за происходящим в лагере, надеясь увидеть Дур-зор и привлечь ее внимание.Обычно, когда Дур-зор занималась своими повседневными делами, она не поворачивала головы в его сторону. Вряд ли она вспомнит о нем в такой день. Но, к немалому удивлению Рейвена, утром девушка не только взглянула на него, а даже подошла к нему. Рейвен искренне обрадовался.— Меня послал Ку-ток, — сказала она, ставя на землю миску с пищей.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики