науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ранесса повернулась к востоку. Солнце выплыло из-за остроконечной вершины, темневшей на фоне пурпурной зари и подцвеченного золотом неба.То была Драконья Гора. ГЛАВА 10 Тропа, ведущая по склону Драконьей Горы к монастырю, позволяла проехать по ней лишь на осле. Изобилующая поворотами и изгибами, она петляла среди огромных медно-красных валунов, тянулась вдоль уступов, змеилась между разлапистыми елями. Подъем по этой тропе занимал не один день. Омара — человеческое племя, поклонявшееся монахам и служившее им, — построили вдоль тропы небольшие теплые хижины, где путники могли отдохнуть и переночевать, если ночь застанет их на горном склоне. Хижины отличались простотой постройки, как и жилища самих омара, и в них всегда был запас дров.Вольфрам хорошо знал эту тропу, поскольку неоднократно поднимался по ней. Пешком он обычно достигал монастыря за три дня. Зная, что лошадям трудно карабкаться по горной тропе, предприимчивые виннингэльцы основали у подножия горы небольшое селение, где путникам за определенную плату предлагалось оставить под присмотром своих животных и взять внаймы мула или осла. Вольфрам оставил в этом селении обеих лошадей (хотя и знал, что виннингэльцы заламывают непомерные цены), однако ехать на осле посчитал ниже своего достоинства. Дворфы считали ослов пародией на лошадь и использовали их только в качестве вьючных животных. Вольфрам всегда совершал восхождение пешком и не стремился поскорее достичь вершины. У него были свои любимые хижины, где он с удовольствием ночевал.Ранесса, конечно же, опрокинула все его замыслы. Если бы она могла долететь до монастыря на крыльях, даже такая скорость ее бы не устроила. Поскольку же ей пришлось рассчитывать на свои ноги, она так стремительно рванулась вперед, что вскоре оставила пыхтящего и отдувавшегося Вольфрама далеко позади. Едва только дворф останавливался, чтобы перевести дыхание, она нетерпеливо возвращалась и начинала кружить возле него, поминутно спрашивая, готов ли он двигаться дальше или же намерен пустить здесь корни.— Монастырь стоит здесь много веков, — пробовал сопротивляться Вольфрам. — Он — не облако, чтобы ветер унес его неведомо куда.Ранесса отказывалась слушать, а лишь подгоняла и понукала его, не давая ни минуты покоя. Через несколько часов пути им повстречалось несколько ученых людей из Краммса, которые уже побывали в монастыре и теперь спускались вниз. На горной тропе существовал неписаный закон: встретившиеся путники обязательно останавливались, обменивались традиционными любезностями и сообщали друг другу, что нового в мире. Узнав, что Вольфрам и Ранесса добрались сюда с запада, ученые люди отнеслись к ним с необычайным интересом. Верны ли слухи о войне в Дункарге? — таков был их первый вопрос.Вольфрам с удовольствием ненадолго задержался бы, чтобы побеседовать с этими утонченными и образованными людьми, но когда он поделился своим намерением с Ранессой, та пришла в бешенство. Ее сердитые крики эхом отдавались по всему горному склону, а свирепый и дикий взгляд заставил ошеломленных жителей Краммса отказаться от беседы и поскорее двинуться дальше. И как вчерашней ночью он мог так хорошо думать о ней? — недоумевал Вольфрам.Когда они подошли к первой из любимых хижин дворфа, солнце уже клонилось к западу. Вольфрам объявил, что ночевать они будут здесь. Ранессу обуяла новая вспышка гнева. Она требовала идти дальше, поскольку, как ей казалось, стемнеть должно было еще не скоро. Однако Вольфрам был непреклонен: до следующей хижины — полдня пути, и ему вовсе не улыбалось брести в темноте по горной тропе. Устав спорить, он сказал Ранессе, что она вольна идти дальше одна. Ранесса уже порывалась уйти, но либо все же поняла, что Вольфрам прав, либо изрядно устала сама, хотя и не желала в этом признаваться. Она молча ввалилась в хижину, улеглась на полу и весь вечер пролежала надувшись.Пусть себе дуется, думал Вольфрам. По крайней мере, в такие моменты она затихала, а потому ее угрюмость можно было счесть за благо. Довольный своей победой, дворф приготовился лечь спать. Стоять в карауле не было нужды — люди племени омара охраняли тропу на всем ее протяжении. Дворф сразу же уснул, и это позволило ему хоть немного выспаться, ибо за ночь Ранесса дважды будила его, уверяя, что уже светает и пора трогаться в путь.После второго дня путешествия к вершине Вольфрам пришел к выводу, что лучше броситься вниз головой в пропасть, чем провести в обществе Ранессы хоть одну лишнюю секунду. К ее великой радости, он согласился идти дальше и после заката. Им повезло: на тропе они встретили женщину из племени омара. Уроженцы этих мест, омара уверенно передвигались по горным кручам в любое время суток. Отведя женщину в сторону, Вольфрам показал ей браслет и заявил, что выполняет чрезвычайно важную миссию и просит помочь ему. Омара согласилась проводить их до монастыря.Омара были самыми высокими людьми в Лереме; их средний рост достигал семи и даже более футов. Бесстрастные и молчаливые, они говорили только тогда, когда требовалось сказать что-нибудь важное, но и при этом старались обойтись как можно меньшим количеством слов. Будучи предельно учтивыми, омара тем не менее не любили обыденных разговоров, а тем более — праздной болтовни. На вопрос они обычно отвечали утвердительным кивком или отрицательно качали головой. Если же на него нельзя было ответить подобным образом, они оставляли такой вопрос без ответа. О самих омара было мало что известно — они никогда не говорили о себе с чужаками. Людей этого племени встречали только в пределах Драконьей Горы. Жили ли они в каких-либо иных местах — этого тоже никто не знал.Проводница шла впереди. На ней были кожаные доспехи и меховая шапка. В руках она держала громадное копье, служившее ей также посохом. Подъем оказался сравнительно легким. Воздух был чист до хрустальной прозрачности, а небо — густо усеяно звездами. Поднявшись на гребень, проводница молча указала вперед.Перед ними стояло ярко освещенное здание.— Это и есть монастырь? — вполголоса спросила Ранесса.— Да, это он, — ответил Вольфрам. Ни одно место во всем Лереме не вызывало в нем чувство такой радости, как этот монастырь, который он видел далеко не в первый раз. — Это и есть монастырь Пяти Драконов.Вольфрам поблагодарил проводницу. Принять какую-либо плату она отказалась и, молча повернувшись, зашагала вниз по тропе. Вольфрам поспешил к монастырю, предвкушая горячий ужин, холодный эль и мягкую постель. Уже подходя к нему, дворф вдруг обнаружил, что идет один. Он обернулся. Ранесса стояла на том же месте.— Ты идешь? — спросил он.Она резко замотала головой.— Что? — буквально зарычал Вольфрам. — То ты спешила сюда, очертя голову, и меня замучила до полусмерти на этой чертовой тропе, а теперь не хочешь идти?Он двинулся к Ранессе. От злости у него даже потемнело в глазах.— Я боюсь, — дрожащим голосом сказала Ранесса.Вольфрам схватил ее за руку, намереваясь, если понадобится, тащить к монастырю силой. Его удивило, что рука Ранессы была холодной, как у трупа, а сама девушка буквально дрожала от страха.— Чего ты испугалась? — раздраженно спросил он. — Ты же хотела сюда. Все лето, пока мы ехали, ты только и твердила об этом монастыре!— Знаю, — всхлипнула Ранесса. — Я и хочу попасть в монастырь, и… не хочу. Я не могу этого объяснить. Я сама не понимаю. Я… я думаю, что мне лучше спуститься вниз.— Ну нет, ничего не выйдет, — сказал Вольфрам. Браслет на руке ощутимо потеплел, однако Вольфрам не нуждался в напоминании. — Мы пойдем в монастырь. Там нас ждут пища и ночлег. Если утром ты пожелаешь уйти, что ж, это твое дело.Вольфрам сурово поглядел на нее.— Так ты идешь, или мне отнести тебя на руках?— Я… я пойду, — кротко ответила Ранесса.О, боги! Он дожил до того, что услышал кротость в ее голосе! Не доверяя Ранессе, дворф крепко схватил ее за руку и повел к монастырю. Ранесса цеплялась за него, как испуганный ребенок. Взглянув на нее при свете монастырских окон, Вольфрам увидел, насколько она бледна. Ему стало не по себе.— Слушай, девочка, тебя никак испугало то, что я тебе дорогой рассказывал про монахов? Ты из-за этого боишься? Знаешь, я, наверное, и сам не заметил, как хватил через край. Эти монахи очень добрые. Они блохи не обидят. Ты, конечно, немного странная, но они привыкли к странным людям. Кого только у них здесь не бывает! Сама увидишь, как тепло они тебя встретят.Ранесса не слушала его утешительных слов. Она смотрела на монастырь. Ее глаза округлились настолько, что в темных зрачках Вольфрам видел отражение гранитного здания со множеством освещенных окон.Вольфрам так и не смог понять причины столь разительной перемены в настроении Ранессы. По-прежнему держа ее за руку, чтобы она опять не надумала сбежать, Вольфрам подвел ее к широкому крыльцу, и они поднялись по ступеням.Стражи у дверей не было, поскольку не было и самих дверей. Никакой привратник не откликался на стук. Тех, кто приходил в монастырь, не считали чужестранцами. Монастырские окна не имели не только решеток, но и стекол и одинаково свободно пропускали свет солнца и ночную тьму, ветер и дождь. Пройдя через арку, Вольфрам повел Ранессу в просторный общий зал. В центре находился громадный очаг. Каждый день слуги племени омара приносили для него толстые бревна. В очаге круглый год, даже летом, горел огонь, поскольку лето в горах не бывало жарким. В общем зале монахами было приготовлено угощение для гостей. Неподалеку от очага стоял большой деревянный стол, уставленный простой, но сытной пищей: хлебом, сыром, орехами. Здесь же стояли кувшины с холодным элем и ведерко с горячим пряным вином.Места для ночлега тоже отличались простотой. Кто бы ни появлялся в монастыре — от королей до простых дровосеков, — всем давали тростниковую подстилку, шерстяное одеяло и отводили место на каменном полу вблизи очага. Напрасно важный карнуанский военачальник заявлял, что ему положена отдельная спальня. Напрасно виннингэльский купец предлагал щедро уплатить серебром за хотя бы небольшую комнату. И тому и другому приходилось спать на полу наравне со всеми. Комнаты предназначались только для монахов, чьи ученые занятия требовали полной тишины и покоя.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики