науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Рейвен догадался: его опоили! Зелье заставило его выболтать то, о чем он предпочитал молчать.Постепенно ему вспомнились отдельные слова и обрывки фраз. Рейвен не на шутку встревожился. Поддавшись воздействию зелья, он навлек беду на своих соплеменников. Надо немедленно возвратиться в селение и предупредить всех о грозящей опасности.Рейвен не слишком представлял себе, какова эта опасность и в чем она заключается. В отличие от городских жителей, живущие на природе тревинисы привыкли доверять своей интуиции и, почувствовав что-то неладное, сразу же действовали, не тратя драгоценное время на пустые рассуждения. Дункарганцев немало изумляло, когда тревинис вдруг припадал к земле, спасаясь от пущенного копья, хотя не видел ни самого копья, ни того, кто метнул его.Сомнений у Рейвена не оставалось: черные доспехи. Все, что с ним вчера случилось, было связано с ними. Раньше ему думалось, что он поступил правильно, увезя эту дьявольскую амуницию в Дункар, подальше от родного селения, а оказалось — совсем наоборот.Пошатываясь, Рейвен вышел за пределы лагеря тревинисов. Товарищи окликали его, предлагая дождаться мяса, которое они жарили на завтрак, но он прошел мимо. Рейвен направился к казармам дункарганцев, полный решимости разыскать офицера, опоившего его вчера. Увы, он даже не мог ничего толком рассказать о той роковой встрече. Имя капитана начисто вылетело из его головы. Рейвен не мог вспомнить, как тот выглядел. Невысокий, смуглый, чернобородый — это все, что он мог сказать. Но такое описание подходило едва ли не к каждому дункарцу. Все, кого Рейвен расспрашивал, в ответ только смеялись и говорили, чтобы впредь он не пытался перепить дункарганцев.Жаркое солнце разогнало утренний туман, который окутывал равнины и клубился в голове Рейвена. Он понял, что понапрасну тратит время, пытаясь найти того, кто вчера сыграл с ним злую шутку. Вернувшись в лагерь тревинисов, Рейвен скатал подстилку, наполнил водой бурдючок и взял несколько кусков сушеного мяса, которого ему должно было хватить на многие дни пути, поскольку надо спешить. Останавливаться по дороге, чтобы поохотиться и добыть свежей пищи, он не собирался. Товарищи удивились: ведь он только что вернулся из родных мест. Но Рейвену достаточно было сказать о возможной опасности, грозящей его соплеменникам, как все расспросы прекратились. Первейшим долгом каждого тревиниса являлась забота о родном племени. Рейвену пожелали удачи и сказали, что надеются встретить его в землях тревинисов.Рейвен оседлал лошадь и уже выводил ее из конюшни, когда в городе протрубили тревогу. Дункару угрожало нападение врагов. * * * Слухи о войне вот уже несколько месяцев подряд носились по Дункару. Сторожевые посты на западных границах подвергались нападениям каких-то диких полулюдей, и сведения об этом неоднократно достигали столицы. Поговаривали о разграбленных караванах и сожженных селениях. Впрочем, в большом городе всегда носятся какие-то слухи. К тому же западные границы отстояли от Дункара на несколько сот миль, и те места были заселены слабо. Дункарцев гораздо больше волновал их восточный сосед и вечный враг — Карну.Однако сведения о бесчинствах на западе продолжали проникать в столицу. Война неумолимо приближалась к Дункару. Кто-то уже сжигал дома и убивал людей в деревнях, находившихся всего в месяце пути от Дункара. Число путников, прибывавших в город, заметно поубавилось; те же, кто добирался до города, рассказывали странные, леденящие душу истории о том, как из селений бесследно исчезали люди или же потом находили их зверски истерзанные трупы. На улицах Дункара говорили про отряд, посланный на разведку, который должен был бы давно вернуться, но так и не вернулся.Возле казарм бродили встревоженные женщины, расспрашивавшие всех подряд о своих пропавших мужьях и братьях. Офицеры отделывались туманными фразами либо вообще молчали. Солдаты в питейных заведениях перестали горланить. Они уже не играли в кости и не смеялись, а угрюмо сидели, потягивая эль, либо негромко переговаривались друг с другом. Лица у солдат были мрачными.Король Моросс, глубоко ненавидевший карнуанцев, поспешил обвинить их и в этих злодеяниях. Верховный Маг во всеуслышание объявил об этом. Высшая знать предпочла согласиться с его величеством и попридержать свои языки, ибо впавшим в немилость у короля бывало нелегко вернуть расположение трусливого и подозрительного Моросса.Однако сераскер — так именовался главнокомандующий Дункарганской армией — не собирался придерживать язык. Он без обиняков заявил его величеству, что странная армия, что движется с запада, не имеет никакого отношения к Карну. Он также высказал соображения на тот счет, что карнуанцам грозит та же опасность, что и дункарганцам. Онасет (так звали сераскера) утверждал, что Дункар непременно подвергнется нападению. Донесения его разведчиков сообщали о крупных вражеских силах, двигавшихся к столице. Онасет предлагал призвать в ополчение всех боеспособных дункарцев, удвоить охрану городских стен и послать подкрепление во второй по величине город — Амра-Лин, расположенный на севере.Верховный Маг поспешил шепнуть королю на ухо, что ему следует отвергнуть предложения сераскера.Король Моросс дорожил мнением Верховного Мага, но одновременно ценил и своего главнокомандующего Онасета — первого из высших военных чинов, которого нельзя было подкупить карнуанским золотом. Поэтому король согласился удвоить охрану стен, но отказался призывать на военную службу горожан, опасаясь, как бы столь жесткие меры не повергли Дункар в панику.Впрочем, Моросс мог бы и отдать этот приказ, поскольку паника охватила дункарцев на следующий же день, когда в свете утра стража на стенах увидела внушительную армию, марширующую по равнинам на юго-запад. Ошеломленные жители столицы не верили своим глазам. Такой огромной армии они еще не видели. Если это были карнуанцы, то получалось, что соседнее королевство загнало в армию всех своих мужчин.— Как вы думаете, господин сераскер, это карнуанцы? — спросил один из подчиненных Онасета, поспешившего к стене, чтобы своими глазами увидеть противника.Онасет вглядывался вдаль, пока его глаза не воспалились и не заболели от напряжения. Услышав вопрос, он покачал головой.— Это не карнуанцы. Тамошние солдаты передвигаются упорядоченными рядами. А то, что приближается к нам, просто дикая толпа, которая бредет, как стадо, — ответил сераскер.Онасет подозвал адъютанта и велел ему принести «шпионскую гляделку» — особое увеличительное стекло, придуманное орками для своих морских странствий. Стекло это досталось карнуанскому главнокомандующему после захвата пиратского судна орков. Взяв в руки оркскую диковину, Онасет направил стекло на запад.Стекло показало ему истинную картину. То, что он принял за разрозненные кучки вооруженных солдат, бредущих по равнинам, в действительности оказалось боевыми отрядами, подчиняющимися определенному порядку. Хаотичные кучки стали превращаться в круги, и в центре каждого круга реяли знамена. Онасет увидел, как вражеские солдаты начали ставить шатры.Сераскер навел «шпионскую гляделку» на один из шатров. Разведчики доносили ему, что странные солдаты более похожи на зверей, чем на людей, хотя они и двигались прямо, а не на четвереньках. Чувствовалось, что оружием эти дикари владеют не хуже людей, а возможно, даже лучше. И все же зрелище ужаснуло Онасета. До сих пор во всем Лереме не встречались существа с вытянутыми мордами, пасти которых были утыканы острыми зубами, а зелено-коричневая пятнистая шкура была настолько прочной, что они могли обходиться без доспехов.Онасет разглядывал незнакомых существ, пока у него не начали слезиться глаза. Потом он передал стекло наиболее доверенным своим офицерам, приказав неотступно следить за противником. Каким бы ужасным ни показалось им увиденное, все суждения на этот счет было приказано держать при себе. Следующим распоряжением сераскера было немедленно закрыть двое главных городских ворот и все малые ворота. Отныне, чтобы попасть в город, требовалось представить страже веские причины. Выпускать кого-либо из города тоже было строжайше запрещено. Отправив посыльных оглашать эти приказы, Онасет вернулся на стену и сквозь ее зубцы продолжил наблюдение за противником.— Боги милостивые! — тихо присвистнул один из офицеров. — А среди них, оказывается, есть и люди!— Что это вы там сказали? — послышался резкий голос.Онасет повернулся и увидел поднимающегося на стену короля Моросса. Королю было под пятьдесят. Это был импозантный мужчина с черными волосами и черной бородой, тронутой сединой, что делало его старше и придавало лицу определенную степенность. Одевался Моросс богато, но без вычурности, ибо, по правде говоря, он был скромным человеком и высокое положение несколько смущало его.— Вы заметили там людей?Моросс стал вглядываться вдаль. Если он и был раздосадован и раздражен увиденным (еще бы: огромная армия у него на глазах возводила целый город из шатров), то постарался это тщательно скрыть за маской бесстрастия.Онасет никогда не питал особых симпатий к Мороссу, считая, что для короля он слишком восприимчив к мнениям о собственной персоне. Моросс стремился всем понравиться, никого не обидеть, и это вынуждало его быть нерешительным и ненадежным. Так, беседуя сначала с одним человеком, затем с другим, король говорил каждому то, что тот желал услышать. Все обстояло замечательно, пока эти двое не начинали затем сравнивать услышанное.— Вот вам и доказательства. Этих чудовищ привели сюда карнуанцы, — сказал король Моросс, и его брови сдвинулись от гнева.— Я не вижу никаких признаков присутствия карнуанцев, ваше величество, — возразил Онасет, предлагая королю «шпионскую гляделку». — Там есть какое-то количество человеческих наемников, только и всего.Онасет указал на солдат, которых заметил почти сразу же, поскольку они двигались в привычном для людей боевом порядке.— Но это обычные «продажные мечи». Я полагаю, мой офицер был удивлен тем обстоятельством, что эти чудовища явно имеют человеческих рабов.Он показал королю, в каком направлении лучше смотреть.Действительно, в пределах вражеского лагеря двигались несколько человеческих фигур.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики