науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Теперь ему предстояло понять, чего боги ожидают от него самого и как он должен действовать. Сообразив наконец, как ему следует поступить, Улаф со свойственной ему решимостью принялся за дело.Джозеф сидел в своей будке, склонив голову, и делал вид, что спит. Улаф слегка улыбнулся: его не одурачишь.— Джозеф! — властно окликнул привратника Улаф. — Ступай разбуди Верховного Мага.Джозеф вскинул голову и разинул от удивления рот.— Давай иди, — подбодрил его Улаф. — Ты здесь ни при чем. Отвечать буду я.Привратник мешкал, надеясь, что маг откажется от подобной дерзости. Однако, видя нахмуренное лицо Улафа и понимая, что тот не потерпит проволочек, Джозеф, недовольно шаркая ногами, взял фонарь и потащился к Храму.Улаф следил за ним до тех пор, пока Джозеф не скрылся в дверях. Потом его взгляд снова вернулся к доспехам. Джозеф явно не станет торопиться. Он наверняка попытается найти кого-нибудь, чтобы пожаловаться на Улафа или даже переложить неприятное поручение на другие плечи.Улаф хотел было оставить фонарь себе, но потом понял, что этого делать не стоит. Он лишь недавно получил звание Почтенного Мага. По общепринятым меркам, его знания о магии Пустоты должны были бы ограничиваться тем, чтобы держаться от нее подальше. Не его ума дело — ползать едва ли не на четвереньках вокруг этого странного узла. Ночь была темной. Небо покрывали облака. Вдобавок этот тревинис умудрился сбросить свой груз у самой будки привратника.Улаф огляделся, желая убедиться, что никто не поглядывает за его ночными блужданиями. Увидев, что двор пуст — стояла глубокая ночь, — Улаф наклонился над узлом и стал его внимательно рассматривать, трогать и принюхиваться к отвратительному запаху.Вернулся Джозеф. Лицо его было насуплено. Он сообщил, что Верховный Маг скоро придет, и добавил, что пусть брат Улаф пеняет на себя, ибо настроение у Верховного Мага, поднятого с постели в столь нечестивый час, отнюдь не радужное. К этому времени Улаф успел вернуться туда, где стоял. Он держался на почтительном расстоянии от доспехов и всем своим видом подчеркивал, насколько ему не по себе. Руки он спрятал в рукава сутаны. Улаф не стал накрывать доспехи парусиной и искренне надеялся, что привратник не заметит этой небольшой перемены, происшедшей за время его отсутствия.Вход в Храм осветился. На ступенях появился человек. На фоне зажженных ламп и он, и его сутана выглядели совершенно черными. Верховный Маг обладал статной фигурой. У него были седые волосы и густая, с проседью, борода. Ему было около шестидесяти лет. Его величественное лицо с острыми чертами и глубокими морщинами свидетельствовало о сильной воле и железном характере. При виде Улафа Верховный Маг слегка нахмурился. Улаф предпочел этого не заметить. Он прекрасно знал, что Верховный Маг недолюбливает его и не доверяет ему. Среди магов Храма Улаф был единственным виннингэльцем, что уже служило достаточным основанием для недоверия. Но он ощущал: неприязнь и недоверие Верховного Мага имеют более глубокие причины.— Брат Улаф, — раздался жесткий и вполне бодрый голос Верховного Мага. Если он действительно спал, то к этому моменту успел полностью проснуться. — Мне доложили, что ты желаешь видеть меня по неотложному делу, которое невозможно отложить до утра.Последние слова он произнес с оттенком раздражения.Улаф поклонился, выказывая почтение к старшему. Подойдя к Верховному Магу, он заговорил приглушенным голосом, подчеркнуто встревоженным:— Я не знал, как поступить, и осмелился разбудить вас, чтобы поставить в известность. — При свете фонаря блеснули округлившиеся от страха глаза Улафа. — Я еще никогда не видел ничего подобного.— Подобного чему? — недовольно спросил Верховный Маг.Он терпеть не мог всех этих «словесных кружев» виннингэльца.Улаф почтительно указал на узел с доспехами. Верховный Маг взглянул на темное пятно.— Джозеф, посвети сюда, — велел он.Джозеф проворно приблизился к узлу и поднял фонарь. Черные доспехи не только не блестели, но, наоборот, казалось, поглощали свет, вбирая его в себя. Верховный Маг сделал шаг вперед и остановился. Он умел мастерски владеть своим лицом, однако Улаф, следивший за ним краешком глаза, видел, как на мгновение лицо Верховного Мага исказилось гримасой.— Это магия Пустоты, Верховный Маг, — произнес Улаф, ощущая необходимость что-то сказать.— Вижу, — резко отозвался Верховный Маг. — Джозеф, пока ты еще не уронил со страху фонарь, отдай-ка его брату Улафу и возвращайся на свое место.Улаф взял фонарь из трясущейся руки привратника, который взирал на черные доспехи широко раскрытыми и полными ужаса глазами. Джозеф пошел к своей будке, но никак не мог оторваться от жуткого зрелища и чуть не споткнулся.— Погоди-ка, Джозеф, — остановил его Верховный Маг. — Каким образом это оказалось здесь?— К-какой-то в-военный п-принес, — заикаясь, промямлил привратник.— Какой военный? — сурово спросил Верховный Маг. — Как его звали?— Н-не з-знаю, Верховный Маг. Он захотел войти во двор, но я ответил, что время позднее, и не хотел его пустить. И тогда брат Улаф… — привратник умолк и беспомощно уставился на Улафа.— Мне случилось идти по двору, — уважительно начал брат Улаф. — Вдруг я услышал, что какой-то офицер требует, чтобы его пропустили в Храм. Он был очень взволнован и грозился бросить эти доспехи прямо на улице. Я подумал…— Так, понятно, — прервал его Верховный Маг. Он хмуро поглядел на доспехи. — Ты велел Джозефу впустить его. Он вошел и бросил свой груз у нас во дворе.Хмурый взгляд Верховного Мага переместился на Улафа, который смиренно выдержал его.— Полагаю, ты хоть расспросил его, что к чему. Узнал его имя и то, каким образом он натолкнулся… вот на это.— Разумеется, Верховный Маг, — сказал Улаф, — но я не мог ничего от него добиться. Он из племени тревинисов, — добавил Улаф, посчитав это достаточным объяснением.— Имя! Как его звали? — не отступал Верховный Маг. — В Дункарганской армии служат тысячи солдат из племени тревинисов.— Простите меня, Верховный Маг… — Улаф опустил глаза. — Я как-то не подумал об этом… Доспехи так перепугали меня…Верховный Маг недовольно хмыкнул.— Ну а ты, Джозеф? — обратился он к привратнику. — Может, хоть ты удосужился спросить его имя?— Я? Н-нет, — продолжая заикаться, ответил Джозеф.— А в каком он хоть был звании? — Верховный Маг выглядел не на шутку рассерженным.Улаф сжался.— Простите, Верховный Маг, но я так плохо разбираюсь в военных делах.Джозеф мог только мотать головой.— Иди! — велел ему Верховный Маг, и Джозеф с радостью скрылся в сторожке.Взгляд Верховного Мага обратился к Улафу.— Брат Улаф, может, ты хотя бы догадался спросить, где этот тревинис натолкнулся на свою ужасную находку?— Это я узнал, — кивнул Улаф.Демонстрируя свое волнение и готовность рассказать все, что ему известно, он резко взмахнул фонарем, и луч света попал прямо в глаза Верховному Магу. Тот инстинктивно загородился рукой и отступил на шаг.— Простите меня, ваша милость! — поспешно произнес Улаф, опуская фонарь. — Я вовсе не хотел ослепить вас светом.— Давай продолжай.— Как говорил сам тревинис, он натолкнулся на доспехи, когда охотился. Он сказал, что они… э-э… искусно сделаны. А поскольку рядом не было никого, он решил взять их себе. Однако вскоре он обнаружил, что доспехи несут проклятие, и тогда решил принести их в Храм, чтобы избавиться от них.— А что случилось с рыцарем, который носил эти доспехи? — спросил Верховный Маг. Взглянув на черный металл, он указал на дыру в нагруднике. — Такая рана могла оказаться смертельной.Верховный Маг отошел от света подальше. Но Улаф чувствовал, что он так и сверлит его глазами.— Тревинис ничего не знает об этом, ваша милость, — ответил Улаф. — Он не нашел никаких следов тела. Разумеется, этот воин солгал, — презрительно добавил он. — Просто он не хотел признаваться, что обчистил мертвеца. Нам известны варварские привычки тревинисов.Верховный Маг промолчал, не возражая, но и не соглашаясь со словами Улафа. Он внимательно разглядывал доспехи. Улаф вежливо выждал некоторое время, затем осторожно сказал:— Меня ужасает сама мысль о том, что могут существовать рыцари, я бы даже сказал — доблестные рыцари, посвятившие себя магии Пустоты. Как вы думаете, ваша милость, откуда мог появиться этот рыцарь? Что было его целью и кто его убил? Несомненно только одно: он был очень могущественным.И вновь Улаф ощутил на себе буравящий взгляд Верховного Мага.— Я бы тоже хотел получить ответы на эти вопросы, — сказал Верховный Маг. — Поэтому я считаю необходимым поговорить с тем тревинисом. Если бы его нашли, ты бы узнал его, брат Улаф?— Вне всякого сомнения, ваша милость, — не колеблясь, ответил Улаф. — Я даже могу рассказать, как он выглядел.Он стал описывать Рейвена. Поначалу Верховный Маг слушал с интересом, затем покачал головой.— Под твое описание, брат Улаф, подпадает любой тревинис. Заметил ли ты что-нибудь характерное, что отличало бы этого человека? Шрамы? Украшения?Улаф опустил глаза.— Было темно… Я очень разволновался… Для меня эти дикари все на одно лицо… Может, Джозеф…Верховный Маг что-то пробурчал и неодобрительно махнул рукой, прекрасно понимая, что наблюдательностью глуповатый Джозеф не отличается.— Что ж, брат Улаф, если больше ты ничего важного не припомнил…— К сожалению, ваша светлость…— Тогда отправляйся спать. Прошу тебя ничего не рассказывать об этом происшествии собратьям. Мне бы не хотелось, чтобы среди них возникло смятение. О доспехах могу сказать, что они довольно старые и к тому же виннингэльского образца . — Последние слова он подчеркнул особо. — Ничего подобного в Дункарге не встречается. Поэтому я думаю, что вся эта история касается не нас, а Виннингэля.Улаф молча поклонился.— И поскольку доспехи виннингэльские, необходимо незамедлительно известить Храм в Новом Виннингэле. Возможно, брат Улаф, ты не собирался покидать нас столь рано, однако кому же, как не тебе, быть посланником?— Я буду только рад отправиться с этой вестью в Храм Нового Виннингэля, ваша милость. Я готов тронуться в путь утром или тогда, когда вашей милости будет угодно.— Превосходно. Я сейчас же напишу послание. Понимаю, тебе не удастся толком выспаться, однако тебе придется выехать с первыми лучами солнца.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики