науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Караван состоял почти из пяти сотен человеческих рабов — в основном мужчин, которых гнали на рудники, где добывали золото и серебро. И то и другое служило кормом прожорливому зверю войны, затеянной Дагнарусом. Среди пленников были и женщины, ставшие безраздельной собственностью таанов. Их жизнь была кромешным адом. По ночам тааны зверски насиловали их, а днем заставляли работать без передышки. Одних женщин тааны убивали за малейшую провинность, другие заболевали, и их бросали умирать. Тааны не церемонились с больными, считая болезнь проявлением слабости. Рейвен видел, как одна женщина, тронувшись умом, утопилась в реке. Остальным не оставалось ничего иного, как влачить это жуткое существование. Тяжелее всего было тем, кто нес в своем чреве будущих полутаанов.С мужчинами тааны обращались лучше, поскольку те являлись ценным товаром, который нужно было сохранить для будущей тяжелой работы в рудниках. Большинство пленных были молодыми и сильными; престарелые и больные давно уже умерли. Мужчин сковывали общей цепью в шеренги по двадцать пять человек и заставляли идти в кандалах. Если кому-то становилось плохо, остальные старались его поддержать и помочь, зная, что стражники ни за что не снимут с него кандалы. Когда кто-то из рабов умирал во время очередного перехода, собратья по несчастью были вынуждены нести его тело или волочить по земле до самого вечера, пока тааны наконец не снимут с мертвеца цепи и не швырнут труп в яму. Тааны проходили в день по тридцать миль, двигаясь с раннего утра до наступления темноты, и никому и ничему не позволялось хотя бы немного замедлить это движение.Только Рейвен не брел в общей связке. К его железному ошейнику была прикреплена длинная цепь, на которой его и вели, словно ярмарочного медведя, виденного им однажды в Дункаре. Иногда цепь брал в руки сам Ку-ток, горделиво показывая всем своего раба. В такие моменты Рейвен дергал цепь, упирался пятками в землю и делал все, чтобы только разозлить своего поработителя. Каждый раз его попытки кончались ничем. Ку-ток лишь хохотал, потом обычно дергал цепь, сбивая Рейвена с ног, и волочил его по земле. В остальное время Ку-ток поручал вести Рейвена кому-нибудь из молодых воинов. Они мучили и дразнили Рейвена, надеясь, что он не выдержит и бросится на них. Однако, к сильному разочарованию своих мучителей, тревинис не обращал на них внимания. Его занимал только Ку-ток.Остальные рабы смотрели на Рейвена завистливо, и их зависть граничила с ненавистью. Сам он об этом не знал, а если бы и узнал, то остался бы равнодушным. Рейвен никогда не заговаривал с другими рабами и вообще почти не обращал на них внимания. Ему хватало собственных тягот, чтобы еще думать о чужих.Однако то, что Рейвен считал унижением, другие рабы почитали за благо. Ему позволялось спать одному, прикованному к столбу, а не к двадцати четырем собратьям по несчастью. Его лучше кормили и позволяли разговаривать с женщиной — пусть даже это была не настоящая женщина, а одна из уродливых полукровок. Пленники вскоре окрестили Рейвена предателем. Они называли его «любовником ящерицы» и еще более грубыми прозвищами. Рейвен и это оставлял без внимания.Он утратил представление о времени; дни просто перетекали один в другой. Вчера вечером, увидев, как всходит полная луна, Рейвен с удивлением обнаружил, что караван находился в пути уже целый месяц.Должно быть, скоро наступит конец этому путешествию, думал Рейвен. Его отчаяние возрастало: ведь как только рабов пригонят к рудникам, Ку-ток получит за него плату и исчезнет.— Да, нам осталось всего несколько дней пути, — подтвердила его опасения Дур-зор, принеся ему утреннюю пищу. — Были разговоры, что сегодня мы сделаем остановку. У нас кончаются припасы, и воины собирались охотиться. Но Даг-рук не хочет медлить. Ей не терпится поскорее передать рабов и снова вернуться к сражениям. Ведь ее обещали сделать низамом.У Рейвена на языке вертелось попросить Дур-зор освободить его, но он вновь промолчал, как молчал и прежде. Девушка была его другом, и он не хотел предавать ее. Ведь если бы Дур-зор выполнила его просьбу, это наверняка стоило бы ей жизни. Она привязалась к нему. Рейвен знал об этом и не позволял себе извлекать выгоду из ее привязанности. Освободив Рейвена, Дур-зор, по сути, обворовала бы Ку-тока, лишив его законной добычи. Воровство считалось у таанов одним из самых тяжких преступлений. За это Дур-зор, скорее всего, не просто убили бы, а подвергли жестоким мучениям.Рейвен обнаружил, что девушка внимательно смотрит на него. Он испугался: а вдруг она знает, о чем он думает? Его опасения оправдались. Дур-зор сказала:— Когда мне чего-нибудь очень хочется, я молюсь нашему богу Дагнарусу, чтобы он мне это дал. А ты молишься своим богам?— Постоянно, — ответил Рейвен.Пока он ел, он не сводил глаз с Дур-зор, удобно устроившейся напротив.— Скажи, ты молилась этому богу, чтобы он сделал тебя воином?— Конечно, очень часто, — ответила Дур-зор, энергично кивая.— Но вместо сражений ты по-прежнему носишь мне каждый день пищу и выдерживаешь побои Ку-тока, — заметил Рейвен, пожав плечами. — Должно быть, твой бог так же глух, как и мой.— Я все равно верю, — упрямо сказала Дур-зор. — С каждым днем я все лучше владею кеп-кером. Вряд ли мой бог дал бы мне это умение, если бы оно мне не требовалось.— Значит, боги не создали бы Ку-тока, если бы им не требовалось, чтобы я его убил? — лукаво улыбнувшись, спросил Рейвен.Дур-зор насупилась.— Почему ты шутишь по поводу серьезных вещей?— Шутки помогают людям справляться с серьезными вещами, — ответил Рейвен, ощущая некоторую неловкость. Похоже, он зашел слишком далеко. — Прости меня, Дур-зор. Видно, я начинаю терять надежду.— Надежда, — повторила она. — Что это за слово? Я его никогда не слышала.Рейвен опешил. Такой вопрос надо было бы задать какому-нибудь ученому магу из Храма, а не простому воину.— Попробую тебе объяснить, — сказал он, подбирая слова. — Надежда — это когда мы хотим, чтобы что-то произошло. Скажем, я надеюсь, что пойдет дождь. Или я надеюсь, что на голову Ку-тока свалится большой камень.Дур-зор улыбнулась, хотя вначале она виновато поглядела через плечо. У них почти не осталось времени. Тааны уже успели поесть сами и накормили рабов. Теперь они сворачивали лагерь, а на это уходили считанные минуты. Каждый таан был обязан нести на себе все свое имущество: шатер, оружие, припасы. Никто не имел права отдать свою ношу надсмотрщику или рабу. Даже самые доблестные воины несли свои пожитки наравне со всеми, и Даг-рук, предводительница племени, не являлась исключением.— Знаешь, надежда — она больше того, о чем я сказал, — добавил Рейвен, когда Дур-зор поднялась, готовая уйти. — Надежда — это не просто желание. Это необходимость. Необходимость верить, что наша жизнь станет лучше. Необходимость верить, что весь мир станет лучше. Ты надеешься стать воином. И потому ты продолжаешь жить. Разве не так, Дур-зор? И потому ты сносишь побои Ку-тока. У каждого из нас должна быть надежда. Для нас она — вроде пищи или воды. Без нее мы умрем.— Но ты хочешь умереть. Ты надеешься умереть, — с гордостью произнесла новое слово Дур-зор.— Я надеюсь отомстить Ку-току. Если я погибну во время поединка с ним… — Рейвен пожал плечами. — Что ж, может быть и так. Но, похоже, мне не представится случая с ним сразиться.Из лагеря послышался зычный голос Ку-тока. Дур-зор подхватила пустую миску Рейвена и понеслась назад. Недовольный ее задержкой, Куток ударил девушку по голове, сбив с ног.Рейвен видел, как она встала и пошла выполнять другие свои обязанности. Он уже и не помнил, сколько раз она появлялась с поцарапанным или распухшим лицом, с синяком под глазом, с разбитой и кровоточащей губой. Неудивительно, что в жизни Дур-зор нет надежды на лучшее. Однажды Ку-ток ударит ее сильнее обычного, разобьет ей череп, и случится то, о чем она говорит как о неизбежном.Тааны приказали рабам выстроиться в шеренги и трогаться в путь, пиная ногами и ударяя плетками тех, кто недостаточно быстро выполнял приказ. Ку-ток послал двух молодых воинов за Рейвеном. Сам он не собирался идти с ними. Он присоединился к отряду, ушедшему вперед, чтобы разведать, не грозит ли каравану какая-нибудь опасность.Рейвену не понимал, какая опасность может угрожать каравану здесь, в этих забытых богами краях западного Лерема? Дур-зор рассказала ему, что их бог Дагнарус предостерегал насчет шаек великанов, обитавших в этих местах. Услышав такие слова, Рейвен только посмеялся. Крайне ленивые и тупые, великаны предпочитали населенные земли, где можно ограбить какую-нибудь деревню и унести оттуда все съестное. Здесь любого великана неминуемо ожидала голодная смерть, ибо за все время пути Рейвен не видел никаких признаков жилья. Либо Дагнарус ничего не знал о великанах, либо слухи о них были его тактической уловкой, чтобы тааны не теряли бдительности.Рейвен, как обычно, молча терпел издевательства молодых таанов, которые развлекались, похлопывая его по почкам рукоятками своих круль-уцов — оружия, напоминающего копье, но имеющего три острия вместо одного.Пленник угрюмо брел вперед. За прошедший месяц он стал сильнее и настолько привык к тяжести железного ошейника, что почти не ощущал его. Тааны сняли с него ножные кандалы, так как цепи мешали идти, а поработителям хотелось поскорее добраться до рудников, получить обещанную награду и вернуться к сражениям. Постепенно молодым воинам надоело издеваться над Рейвеном. Какое удовольствие мучить раба, если он не откликается?Рейвен был целиком поглощен своими мыслями и потому не сразу сообразил, что что-то случилось.Крики. Они доносились откуда-то спереди.Рейвен посмотрел на предводительницу Даг-рук. Она подняла руку, приказав каравану остановиться. Тааны умолкли и начали прислушиваться. Рейвен видел, как напряглись тела его сопровождающих. Он поискал глазами Дур-зор. Будь она поблизости, он мог бы спросить ее о том, что все это значит, однако девушка находилась далеко от него, в шеренге с остальными полутаанами.Местность, по которой двигался караван, представляла собой сильно пересеченную равнину. Они только что спустились с очередного холма и оказались в небольшой ложбине.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики