науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Уж если тревинису что взбрело в голову, он будет стоять на своем.— Вставай, лежебока! — сказал Джессан. — Мне нужна твоя помощь.Башэ сел на подстилке, протирая глаза.— Помощь? В чем?Башэ покосился на храпящую Бабушку.— Не здесь.Глубоко вздыхая, Башэ поплелся за Джессаном в другую комнату. Огонь в очаге успел погаснуть, превратившись в горстку невесомого пепла.Башэ оглянулся.— Арим, — тихо позвал он.— Он ушел, — мрачным тоном сообщил Джессан.— Почему ты говоришь так, будто он сделал что-то дурное? — удивился Башэ.Ему понравился нимореец с мягким голосом и учтивыми манерами. Башэ нравилось следить, как изящно тот двигался, и слушать разумные речи Арима.— Если помнишь, Арим предупреждал нас, что уйдет еще до нашего пробуждения.— Не верю я ему, — пробормотал Джессан.— Тревинисы вообще никому не верят, — заметил Башэ. — Я знаю, почему ты рассердился на него.— И почему же? — угрожающим тоном спросил Джессан.— Я пошутил, — пришлось соврать Башэ. Иногда слова способны ранить не хуже ножа. От таких слов закипает кровь в сердце, а оставляемые ими рубцы никогда не заживают. — Лучше скажи, почему ты разбудил меня в такую рань?Джессан подошел к ящику с золой и указал на посох.— Убери отсюда эту палку.— Зачем? — недоуменно спросил Башэ, тоже подходя к ящику.— Мне нужен нож, — сказал Джессан. — Точнее, мне он не нужен , — поспешно добавил он в ответ на изумленный взгляд Башэ. — Но я должен забрать его из ящика. Если желаешь знать, я решил от него избавиться.Башэ возликовал.— В самом деле? И как ты это сделаешь?— Я думал об этом всю ночь. Я отнесу нож в Храм, о котором нам рассказали наши друзья.— Ты хорошо придумал, Джессан, — похвалил Башэ, однако его тут же одолело сомнение. — Но тревинисские воины говорили, что в Храм пускают только ниморейцев.— Раз боги избрали меня, они сами и позаботятся об этом, — сказал Джессан. — Я отдал этому решению свою душу.Здесь Башэ уже предпочел не спорить. Если тревинис «отдал свою душу», он либо исполнит задуманное, либо погибнет, пытаясь это сделать.— Ты хоть знаешь, как найти Храм? Тут столько улиц, — пеквей беспомощно махнул рукой.— Острый Меч рассказывал мне, что есть такая улица — она называется улицей Королевы, — которая проходит через весь город. Она начинается от гавани в южной части города и идет на север, прямо к Храму, проходя мимо казарм. Он сообщил мне об этом на тот случай, если я захочу с ними встретиться. Улица Королевы проходит всего в шести улицах к западу от улицы Воздушных Змеев. Нам нужно лишь ее найти и потом двигаться на север. Так и доберемся до Храма.— Арим встревожится, когда вернется и увидит, что нас нет, — сказал Башэ.— Но Бабушка-то никуда не уйдет, — коротко бросил Джессан. — Он поймет, что мы не могли уйти насовсем, оставив ее здесь.Довод друга показался Башэ вполне разумным. Он поднял Бабушкин посох. Джессан полез в ящик за ножом. Вдруг он остановился, выпрямился и зло посмотрел на посох.— Убери его, — приказал он Башэ.— Но, Джессан…— Мне не нравится, как эти глаза следят за мной.Пряча улыбку, Башэ отнес посох туда, где спала Бабушка, и положил рядом с ее рукой. Пробормотав что-то во сне, старуха протянула руку, положила ее на посох и довольно улыбнулась.— Теперь он тебя не видит, — сказал вернувшийся пеквей.Джессан нагнулся над ящиком с золой и, чуть помедлив, извлек нож. Поморщившись, он быстро спрятал нож в кожаный мешочек, в котором хранил кремни для высекания огня. Лоб юноши покрывали капельки пота. Губы его были бледны.— Пошли, — сказал он Башэ.Стараясь не заблудиться, оба смотрели только вперед. Никто из них не подумал оглянуться назад. * * * Будучи людьми благочестивыми, ниморейцы постоянно советовались с богами. Перед началом едва ли не каждого серьезного дела, могущего сказаться на их дальнейшей жизни, ниморейцы обязательно обращались к богам. Они считали, что боги принимают самое деятельное участие во всех сторонах их жизни, начиная от семейных дел и кончая делами торговыми и государственными. Королева Нимореи, являвшаяся также Верховной Жрицей, соединяла в одном лице государственное и духовное управление страной.Мианминский Храм находился в северной части города и принадлежал к числу старейших в городе зданий. Когда около трехсот лет назад нимранские изгнанники обосновались в этих краях и начали строить город, Храм был одним из первых строений Мианмина.Улица, по которой шли Джессан и Башэ, привела их к городской стене. За воротами начинался сосновый лес. Когда друзья почти уже оказались под кронами высоких сосен, Башэ вдруг остановился.— Что случилось? — недовольно спросил Джессан.— Это древний лес, — прошептал завороженный Башэ. — Древний и магический. Разве ты не чувствуешь? У меня все кончики пальцев пощипывает.— Еще толком не рассвело — это я чувствую, — ответил Джессан, хмуро поглядывая на лес. — Думаешь, он сердится на нас?Башэ призадумался.— Сейчас нет. Но, наверное, может и рассердиться.Джессан шумно выдохнул воздух.— Раз уж мы добрались сюда…Не договорив, он с мрачной решимостью устремился в лес. Башэ последовал за другом и едва не сломал шею, пытаясь разглядеть верхушки высоких сосен.Все, кто встречался им по пути, непременно оборачивались и бросали на них любопытные взгляды. Кое-то даже невольно останавливался, чтобы посмотреть на пеквея. Однако ниморейцы были людьми воспитанными, и никто не приставал к Джессану и Башэ с расспросами.Друзья шли под пологом сосен. Джессан, не забывавший о главной цели их похода, все время поторапливал Башэ, который брел среди густых теней, вдыхал резкий аромат хвои и успевал дотрагиваться руками до нижних веток.По выходе из леса их ожидало удивительное зрелище, которое явно видели лишь немногие чужестранцы. Кольцо зеленой травы, мягкой и нежной, словно шелк, окаймляло широкий каньон, вырытый с помощью магии и трудолюбивых рук. Внутри этого каньона располагалось внушительное здание Храма, достигавшее полмили в ширину и уходившее на полмили в глубину. Верхнее кольцо храмовой стены было сложено из гранита и украшено рельефными изображениями животных. Говорили, что здесь можно найти любого зверя, какой только встречается в Лереме. Каменные изображения были в несколько раз больше настоящих зверей и отличались такой живостью, что, казалось, лев вот-вот прыгнет, а олененок — бросится от него на подкашивающихся ногах.Ниже кольца животных располагалось кольцо птиц и различных крылатых существ, под ним шли изображения рыб и водных животных. Все три кольца перемежались изображениями различных деревьев и растений, растущих на суше и на море.На каждой из сторон света помещался дракон, одновременно представлявший и одну из природных стихий: землю, воздух, огонь и воду. Каменные драконы стерегли лестницы, которые вели вниз, в Храм.Путь к Храму стерегли не только драконы. Тут же стояла ниморейская стража. В нее набирали рослых, статных и отличившихся мужеством в боях. Рост этих широкоплечих, с крупными, сильными руками людей превышал шесть футов. Головы стражников венчали громадные шлемы, украшенные черными перьями, отчего сами они казались еще выше. Каждый был облачен в сияющие бронзовые доспехи, имевшие традиционный старинный фасон. Вооружение стражников состояло из громадного расписного щита и такого же громадного копья, также украшенного перьями. Стражники стояли по обеим сторонам лестницы и держали копья так, что их наконечники скрещивались. Под этим своеобразным частоколом должен был проходить каждый, кто желал попасть в Храм. Стражники хранили молчание, но внимательно следили блестящими глазами за каждым приближавшимся к лестнице.Джессана и Башэ стражники заметили сразу же, как только те вышли из лесу. И с этого момента ниморейцы не спускали глаз с чужаков.Джессану подумалось: если боги и не живут здесь, то наверняка бывают очень часто. Он замедлил шаги. Он нес ужасную ношу, и сознание этого пригибало его к земле. Ноги отяжелели, словно на них были железные башмаки.Трусливый и пугливый Башэ, наоборот, чувствовал себя здесь совсем легко. Он шел впереди и остановился только тогда, когда сообразил, что Джессан застыл на месте. Башэ встревоженно поглядел на друга.— Что с тобой?— Они знают, — только и мог произнести Джессан. — Они знают.— Хочешь, я пойду вперед? — спросил Башэ.Язык не слушался Джессана, и он молча кивнул.Башэ зашагал к стражникам, однако вблизи них его легкость и уверенность куда-то испарились. Он еще никогда не видел таких высоченных людей и не подозревал, что они вообще существуют на свете. Башэ вглядывался в суровые лица, пытаясь хоть что-то прочесть на них, но и лица, и пристально следившие за ним глаза стражников оставались непроницаемыми. Сознавая, что участь Джессана зависит сейчас от него, Башэ глотнул воздуха и шагнул вперед, сжимая руками лямки заплечного мешка. Он миновал скрещенные копья. Никто не сказал ему ни слова. Повернувшись, Башэ улыбнулся Джессану и подал знак следовать за ним.Сумрачный, с плотно стиснутыми зубами, отчего у него дрожала челюсть, Джессан сделал шаг вперед. И сейчас же стражники опустили копья, загородив ему путь.— Пропустите его, — послышался чей-то голос.Джессан обернулся. Его внимание было настолько поглощено стражниками, что он не заметил, как тихо вдруг стало у него за спиной. Он увидел нескольких ниморейцев, почтительно опустившихся на одно колено. Одной рукой они касались земли, другую приложили к сердцу.Перед ним стояла ниморейская женщина. На ней были белые шелковые одежды, украшенные золотым шитьем, золотой пояс с изумрудами, золотые браслеты, поблескивавшие на ее матово-черных руках, золотые серьги и золотой обруч на лбу. Ее черные волосы были коротко подстрижены, а большие, широко посаженные глаза ярко светились.Джессану еще не доводилось видеть столь прекрасного существа, и первой его мыслью было, что он встретился с одной из здешних богинь. Мысль эту подкрепляло и поведение ниморейцев, стоявших на коленях. Наверное, ему тоже нужно было опуститься на колени, однако Джессан никак не мог заставить свое тело подчиняться приказам разума.Краешком глаза он уловил какое-то движение. Из лесу появился Арим. Подойдя к Джессану, он, как и остальные ниморейцы, опустился перед женщиной на колени.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики