науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Даг-рук взвыла от боли и двинулась на девушку, которая сжала кеп-кер и приготовилась умереть.Над полем сражения, перекрывая все остальные звуки, прогремел голос, холодный и сумрачный, как кладезь тьмы:— Интики !Все поединки мигом прекратились. Тааны с обеих сторон замерли и с уважительным страхом посмотрели наверх. На холме стоял, властно подняв руку, таанский врикиль.— Интики ! — снова прокричал он.Только двое не подчинились этому повелению. Рейвен, поглощенный схваткой, просто не слышал голоса врикиля, а если бы и слышал, то все равно не понял бы значения таанского слова. Ку-ток слышал, но был слишком переполнен бешенством, чтобы подчиниться.Страшные, немигающие глаза врикиля остановились на Дур-зор. Девушка выронила кеп-кер и пала ниц. Находившаяся рядом с ней Даг-рук сделала то же самое.Ку-ток и Рейвен продолжали кататься но земле. Они сопели, хрипели, скрежетали зубами, и каждый из них старался завладеть ножом.— Интики ! — в третий раз загремел врикиль. — Не мешайте им сражаться!Тааны опустили оружие, но не убрали его, ибо каждый из них пристально следил за противником. Одновременно все пытались понять, что именно привлекло внимание врикиля.Рабы тоже силились разглядеть хоть что-нибудь, но тааны плотным кольцом окружили Рейвена и Ку-тока, почти полностью загородив обзор. Кто-то из рабов издал приветственный возглас. Ему тут же зажали рот, чтобы не накликал беду на остальных.Рейвен ничего этого не осознавал. Его тело стало липким от крови, одно плечо было рассечено до самой кости. Руки покрылись царапинами и ушибами, ладони изодраны цепью. Но Рейвен не чувствовал боли. Он ощущал лишь живое тело своего врага, извивавшегося под ним.Ни Рейвен, ни Ку-ток не заметили, как во время их яростной битвы цепь обвилась вокруг них и крепко связала обоих. Звенья цепи опутали им ноги, протянулись к рукам. Оба продолжали кататься по земле. Зрители поспешно отходили в сторону, освобождая им пространство. Рейвен заметил увесистый камень, торчавший из земли. Он схватил руку Ку-тока, по-прежнему сжимавшую нож, и ударил ею о камень.Нож выпал из пальцев Ку-тока. Рейвен возликовал, но его радость оказалась недолгой. Сильная рука таана вытащила камень из земли. Зажав его, Ку-ток нацелил удар прямо в голову Рейвена. Но ему помешала цепь. Она не позволила Ку-току ни размахнуться, ни как следует прицелиться. Вместо головы камень ударил Рейвена в предплечье.Ку-ток отвел руку для нового удара, и в этот момент Рейвен увидел свое преимущество. Тело таана осталось открытым. Рейвену мешало только одно: он был не в состоянии изменить положение и пригнуться, чтобы избежать второго удара. Значит, придется вытерпеть и его. Схватив цепь обеими руками, Рейвен соорудил из нее петлю и быстро накинул эту петлю Ку-току на шею.Заскрипев зубами от бешенства, Ку-ток вновь ударил тревиниса камнем.Голову Рейвена обожгло нестерпимой болью. В глазах потемнело, потом замелькали ослепительно яркие звезды. Рейвен напрягся всем своим существом, чтобы только не потерять сознание и не ослабить железную петлю.К счастью для Рейвена, Ку-ток не сумел вложить в свой удар достаточно силы, иначе бы череп пленника треснул, как скорлупа ореха. Но у Рейвена лишь дернулась голова и хлынула кровь, заливая ему левый глаз, однако сознания он не потерял. Он по-прежнему сохранял способность думать и действовать. Схватив концы железной петли и собрав последние остатки сил, Рейвен резко развел руки, затягивая цепь на шее Ку-тока.Послышался хруст костей. Глаза Ку-тока вылезли из орбит. Он захрипел, захлебываясь собственной кровью. Отбросив камень, он отчаянно старался вырваться из тисков цепи, раздиравшей ему горло. Рейвен продолжал тянуть цепь в обе стороны. Он пристально следил за глазами умирающего таана и когда заметил, что те начали меркнуть, удвоил свои усилия.— Умри и будь проклят! — без конца твердил он. — Подыхай!У Ку-тока изо рта хлестала кровь. Ноги отчаянно забарабанили по земле. Тело таана напряглось и разом обмякло. Ку-ток перестал бороться за жизнь. Глаза его закатились. Руки и ноги дернулись еще несколько раз, после чего он затих.Не доверяя таану, Рейвен продолжал тянуть цепь.— С ним все кончено. — сказала Дур-зор.Рейвен не слышал ее слов. Цепь он выпустил лишь потому, что у него иссякли силы. Ярость сражения покинула его, и теперь на него обрушилась боль, которой он не ощущал в пылу битвы.Рейвен был безучастен к боли. Все равно он скоро умрет. Если не от ран, то от рук таанов. Его удивило, почему они до сих пор не прикончили его. Потом он решил: наверное, они дожидались времени, когда смогут замучить его насмерть за это преступление.Он передернул плечами. Сейчас его волновало только одно. Подняв вверх окровавленные руки, Рейвен запрокинул голову и издал победный клич тревинисов — вой койота над поверженной добычей.Никогда еще Рейвен так не ликовал, никогда еще не испытывал такого удовлетворения. Но вот он замолчал, его плечи опустились, и он упал на землю и потерял сознание. ГЛАВА 8 Дур-зор отбросила свой кеп-кер и склонилась над Рейвеном. Приложив палец к его шее, она нашла пульс и торжествующе объявила:— Удары сильные. Он жив.Тааны переглядывались между собой и выжидающе глядели на врикиля. Никто из них не знал, как теперь быть. Воины рукоплескали стойкости и мужеству Рейвена. Их поразил исход поединка. Однако Рейвен был рабом, отважившимся поднять руку на хозяина, а значит, невзирая на все его мужество, он должен понести наказание. В другое время и в другом месте Рейвена ожидало бы несколько дней пыток и издевательств. Тааны обязательно мучили бы его на глазах у остальных рабов, чтобы отбить охоту к бунту. Потом ему, истерзанному и изуродованному, позволили бы умереть. Тааны оказали бы ему великую посмертную честь, сварив и съев его мясо; причем они даже подрались бы из-за того, кому достанется его сердце. Сейчас же взгляды всех таанов обратились к врикнлю. Воины были благодарны ему за столь отменное зрелище, но не знали, что он прикажет им дальше.Врикиля звали Клет. Он был самым могущественным и почитаемым из всех таанских врикилей. Клет сошел с холма. Его сопровождали телохранители — внушительного вида тааны, облаченные в богатые доспехи. Клет шел медленно, и тааны расступались, освобождая ему путь. Многие его сторонники протягивали руки, почитая за счастье прикоснуться к нему. На самом деле телохранители скорее являлись его почетным караулом, ибо никто из таанов — даже враги Клета — не осмелился бы причинить ему зло. Да и едва ли это было им под силу. Воины из племени Даг-рук при его приближении отходили назад, глядя на Клета уважительно, но с некоторым недоверием.Клет остановился возле Рейвена, оглядел лежащего без сознания, окровавленного тревиниса с железным ошейником раба. Конец цепи был придавлен трупом Ку-тока.— У этого человека сердце таана, — произнес Клет, и все собравшиеся одобрительно защелкали языками. — Его мясо — сильная пища, — продолжал врикиль, — Я бы сам посчитал за честь отведать его мяса.Воины дружно зашумели: одни стучали оружием по земле, другие — по нагрудникам доспехов.— Из всех известных мне людей только один сравнится с ним по силе, — сказал Клет. — Дагнарус.Сторонники Клета ухмыльнулись и засмеялись. Тааны из племени Даг-рук молча хмурились. Для них Дагнарус не был человеком. Он был богом, по непонятной причине решившим принять облик человека.— Да, я заявляю: Дагнарус — человек, — сказал Клет.Голову врикиля украшал темный шлем в виде устрашающе оскаленного лица таана, словно застывшего в черном металле. Теперь это оскаленное лицо смотрело на воинов из племени Даг-рук.— Я знаю, что он — человек. С самого начала я был рядом с ним. Посмотрите, каким я был тогда.Доспехи врикиля исчезли. Перед толпой стоял рослый и мускулистый таан. Его тело покрывали шрамы — свидетельства многих битв. Шерсть на спине была не коричневой, как у всех других таанов, а белой. Волосы тоже были белыми, а глаза светились красным огнем. Нельзя сказать, чтобы преображение Клета как-то особо подействовало на собравшихся. Все знали его историю, поскольку она же являлась историей их бога. Однако тааны любили это повествование и были готовы слушать его снова и снова.— К стыду своих родителей, я родился белокожим. Племя сторонилось меня и неоднократно грозилось прогнать прочь. Потом в наших краях появился Дагнарус. Он был человеком, но сильным и могущественным человеком. Правильнее сказать, он был самым могущественным из всех людей, каких мы знаем. Он вступил в поединок и убил низама нашего племени. Мы оказали Дагнарусу честь и предложили ему стать нашим низамом. Дагнарус отказался. Он сказал, что устроит состязание за право стать новым низамом. В те дни мы бились насмерть за это право. Совсем не так, как сейчас, когда тааны стали слабыми.Клет оглядел толпу. Его глаза горели неистовым огнем. Часть таанов стояла, опустив головы. Однако другие — и в их числе Даг-рук — смотрели на него с вызовом.— Я пошел к Дагнарусу, — продолжил Клет. — Наравне с другими таанами я выказал ему свое уважение. Я сказал ему, что готов признать его своим богом, если он даст мне силу победить в состязании. Он согласился при условии, что я пожертвую для него жизнью, когда ему это понадобится. Я заключил с ним эту сделку. Я победил в состязании, одолев всех, кто бился со мной. Я признал Дагнаруса своим богом. Я находился рядом с ним, когда мы странствовали по нашим родным землям и обращали другие таанские племена в его веру. Я сражался на его стороне, доказывая нашу правоту низамам этих племен. Я помогал ему убеждать таанов, чтобы они тоже признали Дагнаруса своим богом. Потом я отправился с ним в большой мир и участвовал в сражениях. Когда он сказал, что для меня настало время выполнить данное ему обещание, я отдал Дагнарусу свою жизнь. Он сделал меня врикилем.— И когда Пустота поглотила меня — да, это случилось именно тогда, — я увидел Дагнаруса тем, кем он был на самом деле. Человеком. Могущественным человеком, избранником Пустоты, но все равно человеком. Тогда я понял, что стану более могущественным, чем Дагнарус. И тогда же я понял, что он — не бог.Сторонники Клета принялись громко выкрикивать его имя.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики