науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— И потом Ваня сказал, что Дюбин вряд ли вернется туда, где он… как бы это выразиться… оконфузился.Монолог подействовал. Лавр отпустил ворот рубашки, успокаиваясь, несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул. Своеобразная лечебная гимнастика, которая не раз помогала снять напряжение, привести и мозги в состояние повышенной боеготовности.— Бредятина, пригодная для психушки, — презрительно пробормотал он. — Нашел отговорку!— Отговорка, говоришь, бредятина? — возмутился Санчо. — А то, что Дюбель слинял, столкнувшись с двумя мальчишками, разве не факт? А то, что он перестал пасти Кирсанову, выдумка?Прекратившуюся слежку Санчо, конечно, придумал, но чем еще подкрепить тоже наспех придуманное бегство киллера, или маньяка. или мстителя, сам дьявол не разберет кто он? Вот и приходится изощряться, импровизировать.— И все же, бредятина! — упрямо затвердил Лавр. На подобии иглы звукоснимателя старинного патефона, попавшей на испорченную пластинку. — Беспечная бредятина! Кошки-мышки, Санчо, детская игра в догонялки. Я-то знаю Дюбеля, его повадки, почерк. Главное сейчас отыскать его нору, перекрыть входы и выходы… Найди Ессентуки, этот прохвост, наверняка, знает адрес…В логике ему не откажешь, уважительно подумал Санчо, всегда умеет зацепить кончик нитки и размотать клубок. Но на этот раз — облом, попытка совладать с запутанным клубком завершилась явной неудачей.— Уже нашел. Еще утром.— Неужели вывернулся? На тебя не похоже — вцепишься, ничем не оторвать. Ни лаской, ни таской.— Вывернулся… труп. Ессентуки вчера убит. Поблизости от нашей старой многоэтажной хижины. Дважды застрелен: в живот и в голову. Деталей пока никто не знает. Как любят писать в газетах, следствие ведется.— Значит, покончил счеты с жизнью? Не воскреснет, как воскрес Дюбель?Лавру не верилось, что хитрый, изворотливый бывший старший охранник депутата Лаврикова, потом — владелец азиатского ресторанчика вдруг сошел со сцены! Такие хитрецы так просто не уходят: унюхают запах опасности и либо ложатся в бест, либо покидают Россию. Вдруг он нашел подходящий труп с размозженной башкой и подкинул его операм?— Угу! Это самое… совсем убит. Бесповоротно. Можешь не сомневаться. Знакомый следак известил. Патологоанатом, ну, тот самый, который… это самое… кромсает трупы, подтвердил.Оборвался самый надежный кончик нитки, клубок теперь не удастся размотать. Нора маньяка остается недоступной. И, вообще, что все это означает — слежки, попытки покушений, убийства?— Смерть Дюбеля тоже подтверждали на разных уровнях, а он, если верить тебе, живехонек… Подожди, Санчо, вдумайся! Давай порассуждаем. Если застрелили Ессентуки, да еще рядом со старым нашим жилищем, если охотятся за близкими мне людьми… Это ведь метки, черные пиратские метки! Вызовы!… Похоже, мертвец и впрямь ожил…— Точно, возвратился из ада1 Даже гадать не надо!Лавр забегал по комнате — к балкону, от него — в прихожую. Поминутно протирал линзы очков, дергал усы, что-то бормотал. Только цвет глаз не изменился — остался свинцовым, угрожающим. Санчо удивленно, с жалостью смотрел на него. Перед ним — другой, незнакомый человек. Обычно Федор уверен в себе, так и излучает волевые импульсы, на этот раз — растерянный, не знающий, как поступить, что делать?— Прорвало канализацию… Прет из всех щелей…Действительно, «прорвало»! Сразу навалилось и банкротство Федечки, и его, опасная для жизни, заинтересованность консервным заводом на Оке, и появление убийцы, и покушение на любимую женщину. Не всякий выдержит такую тяжесть, большинство — сломается, превратится в безвольные тряпки.— Не торопись, Лавруша, не гони волну. Давай — по пунктам.Лавр прекратил беготню, остановился напротив Санчо. С каким-то болезненным любопытством оглядел его добродушную, толстую физиономию. Усмехнулся. Кажется, толстяк уверен, что его старый друг окончательно скис, вот-вот зарыдает. Ничего подобного! Конечно, он немного растерялся, но через минуту-другую заставит себя прийти в норму. Еще несколько вдохов-выдохов и мозги встанут на свое место.— Давай. Вот только этих пунктов у нас — целый список. Перебирать их жизни не хватит.Ну, в отношении целой жизни можно поспорить — они сейчас напоминают быстродействующие компьютеры, просчитываю миллионы вариантов за одну минуту. Потому что подгоняет опасность. Санчо не удержался от насмешливой гримасы.— А мы начнем с основных пунктов.— Сейчас нет второстепенных, они не существуют.— Тем лучше. Не придется долго выбирать.Короткий диалог завершен. Санчо выразительно поглядел в сторону кухни. Дескать, перед трудной работой не мешает закусить. На что-нибудь серьёзное рассчитывать не приходится, у холостяка, небось, холодильник пуст, в шкафчиках, кроме черствого хлеба, ничего нет. Хотя бы кофе хлебнуть с черняшкой, активизировать лениво работающие мозги.Где ты, кормилица-поилица, Клавочка?Лавр сделал вид, что не заметил многозначительного взгляда друга.— Это уж точно, выбирать не придется, — задумчиво согласился он. — Есть Гриша Мамыкин, внезапный, но слишком дорогой приятель. Имеется Евгений Николаевич Дюбин — давно знакомый и проверенный товарищ.. Они нависли надо мной черными тучами… Что надо делать? Во первых, догнать и предупредить Ольгу. Во вторых, связаться с Федькой.— Раз, два, три, четыре, пять, вышел Лаврик погулять. А охотник выбегает…— Насмехаешься, сявка? Как всегда, не во время.— Есть…это самое… произведение, называется «Человеческая комедия». Кто написал — не помню. Но название классное. От того и веселюсь.Лавр сбросил халат, остался в майке и в трусах.— Ну, вот что, литератор хреновый, жми к машине. Переоденусь — поедем.— Куда изволите, шеф?— Как это куда? К Оленьке!
Дюбин терпеливо ожидал своего часа. Нет — минуты, секунды. Пистолет с навинченным глушителем лежит под курткой на соседнем сидении. Выстрелит и — дай Бог ноги. Должен же кто-нибудь наведаться к Лавру? Невеста или сын. Кирсановский коттедж для него закрыт, там мстителя ожидает ловушка. Накачанные охранники днем и ночью сидят в засаде, увидят его — мигом повяжут, маму с папой вспомнить не успеет. Сынок Лаврикова тоже бережется, мотается по городу с такой скоростью — не догнать.Вот и остается охотнику ожидать появление желанной добычи. Главное, погасить тлеющий костер мести, не дать ему затуманить сознание. Дрогнет рука с нацеленным пистолетом — очередная неудача во второй его жизни.В последнее время появились какие то провалы сознания. Неожиданные и поэтому — страшные. Будто в глубине организма срабатывает переключатель энергии. Отключится — провал, черный тоннель, в конце которого мерцает свет. Или светящаяся полоска, или несколько моргающих точек. Азбука Морзе? Точки соединяются между собой, тире расширяется и он выбирается на поверхность, к солнцу. Задыхаясь, с больной головой.Не дай Бог, отключится энергия, когда он будет готов к решающему выстрелу, вот-вот нажмет на спусковой крючок и пошлет Лавру свинцовый гостинец! Что делать тогда? Ожидать еще одной случайности? Не получится — слишком много сил затрачено на слежку, на подходы и отходы. А покидать Россию, не расплатившись по долгам, — обидно.Швейцарский профессор однажды упомянул о резерве, отпущенном человеческому организму. Он, этот резерв, дескать, беспределен, но только при определенных условиях существования. Пациент, мол, добрую половину этого запаса прочности уже израсходовал, поэтому — беречься, беречься и еще раз беречься. Почти по Ленину — учиться, учиться и учиться. А что ему до Морзе и Ленина, когда — путаница в голове и зуд в указательном пальце правой руки, готовым нажать на спуск.Ага, наконец то вышел Санчо! Придется ударить не по любви — по дружбе. Конечно, для Лавра менее болезненно, но упускать удобный момент — невероятная глупость!Ствол нацелен, но стрелять Дюбин медлил — сначала насладиться своей беспредельной властью сверхчеловека, почти божества. Мушка, «пощекотав» голову будущей жертвы, опустилась его живот, потом — на грудь. Хватит наслаждаться, остановил сам себя Дюбин, вдруг — очередной, вернее, внеочередной, страшный провал в черный туннель лишит его желанного возмездия!Указательный палец прикоснулся к спусковому крючку, легонько прижал его. Стрелок затаил дыхание…Медленно двигающийся голубой микроавтобус закрыл цель. Когда он проехал Санчо уже не было — наверно, возвратился в подъезд. Дюбин с раздражением швырнул оружие на сидение, поднял опущенное тонированное стекло.Ему ворожит Дьявол, а кто покровительствует лаврам, всем лаврам, включая Санчо? Неужели сам Господь охраняет их? Хотел отправить в царство теней Кирсанову — прислал пацанов, охотился за Лавриковым-мадшим — помог ему выскользнуть из настороженного капкана, теперь послал микроавтобус — спас от верной смерти Санчо.Если это так, тогда Дюбин не вершитель судеб, не мститель — обычная шестерка Сатаны, который в очередной раз схватился с Богом.Странный микроавтобус! Двигается медленно, будто приглядывается к другим машина, ищет кого-то. Уж не по его ли душу?…Дюбин не ошибся. Он охотился за Лавром и его сподвижниками, Юраш вместе со своими «гладиаторами» охотился на него.Проехав мимо красного «кадета», микроавтобус не свернул за угол и не помчался по улице — остановился между шестисотым «мерседесом» и таким же престижным американским «шевроле». Водитель нашел удобное место, позволяющее следить не только за припаркованными машинами, но и за легковушками, проезжающими мимо «наблюдательного пункта».В салоне — три гладиатора, двое обычных боевиков и верный помощник Юраша Орлик. Боевики нетерпеливо проверяют оружие, ожидают сигнала, Орлик приник к окулярам бинокля, переводит их с машины на машину, с подъездов домов на остановочный павильон. Что-то шепчет, кого-то кроет матом.Мгновения, когда Дюбин поднял дымчатое стекло, было достаточно для того, чтобы Орлик его узнал.— Вот он! Правду сказал Ессентуки. Не зря потеряли день. Если мне не веришь, посмотри сам, — протянул он бинокль.Юраш ничего не увидел, но зоркому помощнику доверял. С тех пор, когда Орлик спас его от пули безумца, вынырнувшего из адского пекла.— Кажется он, — неопределенно пробормотал он. — Оживший мертвяк… Меня в прошлом году, — ну когда я к матери в деревню ездил, — мужики вытянули на охоту на волков.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики