науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Его забрали и… убили на войне. Я-то ум после этого приложил, отыскал свою истину и теперь готов за нее драться.— Твою боль понять могу. Но в делах людских истина часто бывает обратно пропорциональна уверенности, с которой она утверждается. Чем больше нахрапа, тем меньше истины…Мамыкин недовольно поморщился. Соболезнование бывшего авторитета чем-то напоминало причитания жены. Кажется, теперь уже бывшей жены.— Не выпендривайся!Они сели за стол — монументальное произведение столярного искусства. По одну сторону — хозяин, по другую — Лавр и Санчо. Несколько минут молчали, разглядывая друг друга. Будто дуэлянты, оценивающие силы и способности противников. Бугай положил рядом с Мамой пистолеты и остался стоять за его спиной, положив руки на автомат.Лавр молча придвинул к Мамыкину лист бумаги.— Это чего? — непритворно удивился тот. — Я еще пока указы не подписываю.Ответ прозвучал пощёчиной, ибо окимовский владыка не привык к такому обращению.— Отказ группы акционеров от твоих услуг не требует ни подписи, ни резолюции.— Вот оно как! — побагровел Григорий Матвеевич. — Надо понимать, Шахов и Сизарь? Иуды! Вот она, моя резолюция!Он сложил бумагу, разорвал ее, еще раз сложил, снова разорвал. С показной брезгливостью бросил под стол. Успокаиваясь, несколько раз глубоко вздохнул. Разговаривать с такими людьми, как Лавриков нужно только на свежую голову, гнев и раздражение — плохие помощники.— Или мы с тобой авторитетно договоримся…Договариваться с мерзким подонком, возмутился Лавр, не дождется, не допросится!— Ты, Мама, в авторитетах не ходил. И даже не ровня бывшему законнику.Еще одна болезненная пощёчина! Сколько можно терпеть? Но снова вспомнив о «плохих помощниках», Григорий Матвеевич не вскочил из-за стола, не позвал своих костоломов. Ограничился непонимающей улыбкой, дескать, о каких законниках и авторитетах идет речь?— Повторяю. Или мы с тобой договариваемся без уголовного чванства. Или самолётик,на котором вы сюда прилетели, вроде как бы сюда и не долетил. И по осени, когда водичка малость спадёт, водолазы отыщут его обломки с тремя телами — старший, младший и толстый.Почему до сих пор не появляются Шах с Сизарём? Куда они запропастились? Передумали? Тогда — амба, кранты, похороны по далеко не первому разряду.Лавр хотел было возразить. Дескать, с таким же успехом спасатели могут найти в обломках дома-корабля еще одно тело. Разбухшее и вонючее. Санчо дёрнул его за рукав.— Господин Лавриков, я предлагаю выслушать противоположную сторону. Что вы сразу в бутылку лезете? Внимательно слушаем вас, господин Мамыкин.Григорий Матвеевич пренебрежительно отмахнулся. Будто предложение толстяка прозвучало писком комара.— Уйди! Один на один разговор будет… Бугай, выведи этого.— Вести меня не надо, — обиделся Санчо, выходя из комнаты-каюты. — Сам умею ходить, не грудничок уже.— Паша, ты тоже снаружи постой.Два «дуэлянта» остались одни. Спасительных моторок по прежнему не было.— Давай в темпе. Мне к шести вернуться в Москву — кровь из носу!— Носом кровь или из другого места — пока не знаю. Но темп обещаю.Мамыкин, не спуская тяжелого взгляда с безмятежного собеседника, взял один из оставленных Бугаём стволов, медленно, наслаждаясь своей властью, снял с предохранителя.— Не пойдёт, Мама, ты сделал плохое предложение…— На нет и суда нет, — спокойно отреагировал Мамыкин, поднимая пистолет…И не выстрелил.В каюту донёсся гул моторов, потом — удары, торжествующие и панические крики. На берегу сошлись в рукопашной шаховцы и гвардейцы. Санчо, оглушив Бугая, тоже бросился в схватку.— Держись, братва! На поле боя выходит резерв Македонского — индийский слон! Один раз! Залётом!Наконец-то, во время подоспели ребята, с неприсущей ему нежностью, подумал Лавр. Еще бы минута и все — прощай Оленька, прощай жизнь! А теперь мы еще поборемся, поглядим на что способен бывший авториттет, не потерял ли коронованный вор в законе навыков бойца?Уловив удобный момент, он толкнул тяжеловесный стол, прижал им Мамыкина к стене. Пистолет выпал из ослабевшей руки олигарха районного масштаба.В комнату заглянул со стволом в руке Черницын.— Давай, Паша, не тяни, — прохрипел Григорий Матвеевич.Вместо того, чтобы выстрелить в Лавра, верный помощник Мамы дважды выстрелил в своего хозяина.— Зачем? — удивился спасённый авторитет…В это время Кирилл привел в действие самодельную адскуюмашинку — замкнул контакты на будильнике. Разбил табуреткой стекло в окне-иллюминаторе, выбрался на палубу. Теперь прыгнуть в воду и поскорей отплыть от обреченного здания.Неожиданно остановился. Из окна, забранного решеткой на него смотрел… Лавриков. Что делать: спасать себя или будущего родственника? Зряшный вопрос — если спасаться, то только вдвоём. Но как? Возвратиться за табуреткой? Не успеет — взрыв опередит…Ага, вот то, что нужно! На стене рядом с огнетушителем висит новенький пожарный багор. Стараясь не спешить, Кирилл поддел багром задвижку на двери каморки, резко дёрнул… Удача! Замок упал на пол! Объяснять, уговаривать нет времени. Не отпуская Федечку, он прыгнул за борт.Во время! Взрыв разметал добрую половину дома-корабля…Черницын не обратил внимания ни на пораженного его поступком Лавра, ни на взрыв. Он сорвал с пояса мёртвого босса ключи с брелком, вставил один из них в знакомую скважину, повернул. Картина отъехала в сторону, открыв сейф, забитый пачками купюр.Перегрузить содержимое сейфа в заранее приготовленную сумку не получилось — помешал Шах.— Нет, сударь, эти дела так не делаются, — сдвинув стволом шляпу на лоб, укоризненно проговорил он. — Только через бухгалтерию. С составлением соответствующих актов и ведомостей…Ничего не поделаешь, приходится делиться, огорченный Пашка прислонился к стене рядом с сейфом…
Возвращались они домой грязные, оборванные, но довольные и радостные. Еще бы не радоваться! Мамыкина уже нет, битва за консервный завод выиграна… Почти выиграна, суеверно перекрестился Федечка. Все трое живы и здоровы. Синяк под глазом у «индийского слона» — мелочь, его можно заклеить пластырем или просто запудрить. Царапины у Федечки тоже легко поддаются лечению. А Лавр вообще целёхонек…Санчо добродушно покосился на задумчивого друга. Мечтает о предстоящем бракосочетании, женишок? Ну, что ж, его можно понять, настоящая любовь не терпит разлук, а у Лавра с Ольгой она — настоящая!Не хватает только приятной музыки, желательно из любимых опер.Санчо включает радиоприёмник на максимальную громкость, принялся с удовольствием подпевать.— Меломан хренов, нельзя ли сделать этого твоего Рамзеса потише? — не выдержал Лавр, доставая из кармана трубку телефона. — В ушах звенит!Приходится понизить звук. После перенесенного в кабинете Мамы стресса нервы напряжены до предела, недолго взорваться. А ведь предстоит главное событие — регистрация брака. И всё же Санчо не удержался от «бодания».— Это никакой не Рамзес, а боярин Шуйский, пугающий царя Бориса…— Да? Пугает очень неразборчиво.— Старенький боярин, — популярно объяснил меломан. — Наверно, еще и матерится… Это самое… Алчный…Лавр не слушал его — тихо и ласково говорил что-то в трубку. Наверняка, объясняется в любви, обещает ни в коем случае не опаздывать. Дескать, правда, внешний вид у него не для свадебной церемонии, но ведь счастье не в тряпках и не в макияже — женском или мужском.Санчо соболезнующе вздохнул. Действительно, видок у жениха и сопровождающих его лиц тот еще, для траурной процессии сойдет, а вот для регистрации брака — западло!— Нет, господа товарищи, в таком обличьи да еще во дворец для новобрачных… это самое… моветон. По русски — западло. Давайте хоть как-то переоденемся в первом попавшемся придорожном универмаге. Почему не слышу… это самое… аплодисментов?Аплодисментов не последовало, но и возражений тоже не было. Только Федечка пробурчал, что он, мол, вволю накупался в реке, смысл с себя не только грязь, но и все грехи — прошлые, настоящие и будущие.— Поехали, поехали! — нетерпеливо воскликнул Лавр. — Время не терпит…И все же пришлось задержаться. Санчо прав — бракосочетание не терпит ни грязи, ни синяков и царапин. Не зря придуманы белоснежная фата, воздушное свадебное платье. Увидит Ольга Сергеевна жениха и сопровождающих его лиц без галстуков, в помятой одежде, небритых — обидится, И будет права!Троица посетила «салон красоты», потом переоделась в магазине «Одежда»…
Перед Дворцом бракосочетаний царило оживление. Женихи в чёрных костюмах, невесты в длинных белых платьях, взволнованные друзья, торжествующие свидетели, бегающие фотографы, множество разноцветных легковушек, объятия, поцелуи — все это создавало праздничную атмосферу.Красный «кадет», остановившийся поодаль, ничем не выделялся среди своих собратьев. Дюбин распаковал сумку, окованную белыми полосами маску положил на сидение, достал обрез, затолкал в карманы плаща запасные патроны… Настала пора смертельного трюка акробата под куполом цирка… Или — клоуна?… Или мстителя, посланного Сатаной на Землю для свершения какой-то операции?…Сейчас он завершит свой путь — от могилы в швейцарскую клинику, потом — В Москву. Поставит точку. Багрово красную, цвета крови.Сознание ярко вспыхивало и почти угасало, пальцы рук подрагивали.Когда Дюбин вошел в подъезд, рядом с его машиной остановилась другая. Из нее выскочил Иван, неловко выбрался Женька.— Я ж говорил — опоздаем!— Я тебя предупреждал — нельзя ехать по набережной. Тогда бы не попали в пробку… Ладно, беги в зал, я здесь подожду.Иван увидел знакомую красную машину. Дюбин? Что он здесь делает? Охотится за мамой, дядей Лавром, Санчо? А мама поехала без охраны. В машине лежит зловещая маска…— Что случилось? — озадачено спросил Женька. Торопился, подгонял и вдруг остановился.— Он — здесь… Дверцу сможешь открыть?— Зачем?— Знаю зачем! Книг прочитал по психиатрии — хренову кучу… Напрасно, что ли? Откроешь?— Попробую…В это время сатанинский мститель бегал по лестницам, залам и комнатам дворца. Он не прятал под плащом обреза, не обращал внимания на сотрудников и участников торжества. Найти и покарать, найти и покарать! Его место в могиле должен занять другой. Лавр! Пустая усыпательница — нонсенс, абракадабра, чудовищная нелепость, которую он обязан исправить.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики