науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Прижата к лицу — не мешайте, думает.На этот раз, сидя на заднем сидении машины, Шах размышлял. Волшебная шляпа закрывает лицо. Его не пугала предстоящая разборка, он привык к ним, они стали частью жизни главы полу криминальной группировки. Настораживала непонятная, поэтому — опасная, заинтересованность крутых москвичей.— Лонг, глаза продери! — приподняв пальцем шляпу, он добродушно толкнул локтем задремавшего приятеля.— Я не сплю — думаю…— Вот и я думаю: как бы Лежек не задремал и не впечатал нас в столб или в непохмельного дэпээсника… Знаешь, дружище, мне эта затея начинает нравиться. Борьба за контрольный пакет акций, большие московские боссы, большие деньги. Это вам, джентльмены, не разборка из-за вшивого банно-прачечного комбината, где так любит париться наша элита… Что-то в Окимовске появляется от Чикаго… Слышал о таком американском городе?— Ну.— Только в стиле ретро. Классика, классика. Понимаешь, Лонг? Когда ты из Лонга превращаешься, например, в Лонг-Айленд, хотя это уже не Чикаго, а ближе к Нью-Йорку.— Шах, ты, конечно, Микельанджело, но у меня по географии был трояк. И то — жиденький такой, очень-очень условный.— Усек. Постараюсь объяснить более популярно. Есть панамка от солнца сатиновая, а есть шляпа-канотье. Тоже от солнца. Чувствуешь разницу?— Ага! Вот только канотье, кажется, не шляпа, а диван…— Сплошная темнота, — огорченно вздохнул Николай. — Диван — канапе… В общем, звони Сизарю и забивай от моего имени стрелку.Лонг почесал в затылке, но возразить не решился. Шах, конечно, друг-приятель, но возражений не терпит.— Сизый может отказаться…Николай сдвинул шляпу на лоб. Нахмурился.— С чего это вдруг? Он стрелки любит.— Так мы весь его арсенал недавно рванули на даче.Шляпа перекочевала на затылок. Шах мечтательно улыбнулся. Как и положено, победам он радовался, поражения приносили досаду.— Тогда был вполне сбалансированный ответ на поджог моей передвижной штаб-квартиры. Лучше не от меня — по поручению Лаврикова. Хрен откажется.— Ладно, звякну. А вот кто скажет Маме, что мы хотим забрать свой пакет акций, который… ну, совсем, как в Чикаго? Легко попасть под молотки, или — того хуже — в трюм, к костоломам…Шляпа снова закрыла лицо.— Подумаю…Есть о чём поразмышлять. Любой бизнес предполагает конкурентную борьбу, иначе он перестаёт быть бизнесом. Конкурентом Шаха был Сизарь — неповоротливый тугодум, не в меру жадный, но осторожный. Борьба шла за жирный кусок — акции консервного завода, на которые положил глаз и рыжий московский бизнесмен.Какая-то получается закрученная карусель!…
Запыленная машина остановилась в центре города. После Москвы Окимовск казался деревушкой — одноэтажные домишки, окруженные садами и огородами, вместо водопровода — колодцы. Только на площади высятся два двухэтажных здания — администрация и заводоуправлениие.— Санчо, тормозни, пожалуйста. Выйду.Лавр посмотрел на безмятежное лицо сына, хотел было что-то сказать, предупредить, но передумал. Слишком решительный вид у парня — может и нагрубить и пристыдить. Кажется, кончилась отцовская власть, начинается власть свежеиспечённого предпринимателя.— Папа, не возникай, пожалуйста, — Федечка будто подслушал отцовскую тревогу. — На нас смотрят знакомые бандиты. Конкуренты Шаха… Я вас сам найду в администрации, тут пешком три шага…— Фёдор!— Давай без сцен у фонтана, а? Братва смотрит. Не солидно как-то.Лавр замолчал. Посчитав короткий разговор с отцом успешно завершенным, Федечка с независимым видом пошел к группе, явно встречающих его, парней. После рукопожатий они о чем-то пошептались, что-то обсудили. Видимо, пришли к согласию и направились к отдельно стоящему домику с интригующим названием: «Окское пиво».Мимо машины проковыляла бабуся с авоськой, набитой пустыми бутылками. По тротуару прошел бородатый мужик. Возле подъезда гостиницы тусовались местные путаны. Возле магазина лежал пьяный. Обычные картинки российской глубинки, мало чем отличающиеся от столичных праздников и будней.— Вот так вот, — с несвойственной ему угрюмостью пробурчал Санчо. — Запросто. Академический мальчик пошёл на прямой контакт с местным криминалом. Ничего не поделаешь, папин сын. А ты заладил — генетика, генетика. Чего генетика?— Того самого! — огрызнулся Лавр. — В его ДНК, если хочешь знать, закодирована моя неудержимая храбростьСанчо покосился на «отважного богатыря» и снова перевел взгляд на вход в пивнушку.— Уж конечно. А вот твое жлобство почему-то не закодировано.— Потому что жлобства во мне — ни на грош! Оно — плод твоего отёчного воображения!Шутят, «бодаются», стараясь заглушить тревогу за судьбу Лаврикова-младшего. Будто Федечка не отправился вместе с парнями пить пиво, а пошел в опасную разведку, во время которой легче лёгкого получить пулю или удар ножом.Он же сказал, что найдет нас в мэрии, вспомнил Санчо, а мы стоим на виду у всех и любуемся разными бомжами и проститутками. Западло!— Ну, где искать эту администрацию? — будто проснулся он.— А ты и не ищи. Памятник с кепкой видишь?— Вижу…— Считай, приехали. Памятник с кепкой, если сохранился, лучше любого компаса. Он всегда стоит задницей к администрации… Ориентиры ясны? Тогда — поехали, поехали!…Санчо послушно врубил скорость…
Разговор в пивном баре был более напряженным. За показным спокойствием ощущалась угроза. расправы. Обычно Федечка чурался спиртного, на этот раз пришлось пригубить из пол литровой «фирменной» кружки. пенистый напиток местного производства, отдающий запахом парфюмерии.— Нас звали на всеобщий базар только к двенадцати, — с показным равнодушием проинформировал Сизарь. — А ты нарисовался раньше.Упрёк в не солидной скоропалительности москвича? Ничего подобного — завуалированное желание найти предлог уклониться от двенадцатичасового базара, ограничиться беседой за кружкой пива. Так безопасней.— В двенадцать состоится главный разговор. Я просто так выскочил из машины, поприветствовать.Один из двух парней сопровождающих Сизаря закурил и пренебрежительно бросил:— Мы польщены, милорд… Или как вас еще дразнят?— Погаси! — приказал главарь и курильщик послушно вдавил сигарету в тарелку с солью. — Сам должен врубиться — человек не любит.Они обменялись мнениями о погоде, ситуациях на фондовых и валютных рынках, на Лондонской и Токийской биржах, поинтересовались состоянием в разных общественных фондах.— Надо же! — удивился Сизарь. — Везде все чудесно, и у нас, в Окимовске, — тоже. Я этих акций у обывателей полтора мешка набрал. Без принудиловки — сами добровольно несут, еще и облигации пятьдесят восьмого года норовят всучить, лохи. О чем торжественно и докладываю.— Наглядный пример того, чем оборачивается своевременный выход на не захваченную игровую площадку.«Куряка» недоуменно вытаращил глаза.— Это вы о футболе?— Нет, о регби, — опередив Лаврикова, ответил Сизарь. — Это мы базарим о регби, когда игра почти без правил.— Правила определятся в двенадцать, — предупредил Федечка…
Друзья прошли в здание адмнистрации на удивление просто. Сработало старое депутатское удостоверение, предусмотрительно взятое с собой Лавром. Постовой милиционер, увидев «корочки», принял стойку смирно, даже щелкнул каблуками.Первое препятствие — в приемной. Секретарша, раскинув руки, загородила путь в кабинет мэра.— Минуточку, минуточку! Вы кто? По какому вопросу?Санчо растерянно затоптался возле двери, он еще не научился «воевать» со слабым полом. Как-то не приходилось. А вот Лавр не растерялся. Спокойно снял очки, протер линзы, сурово посмотрел на охранительницу покоя главы администрации.— Челобитных много скопилось?— А? Что?Устрашенная грозным видом посетителя, женщина опустила руки. Вдруг пожаловал проверяющий из области или даже — из самой столицы, а она — не пускает. Как бы ее не выгнали, не лишили пусть скромного по нынешним временам, но устойчивого заработка.— Будьте любезны, честную книгу входящих — на стол. Выйду — проверю. Молодая, а уже ретивая… Испортили девочку…Опомнившийся Санчо тут же поддержал приятеля.— Сядь, дочка, и напечатай на компьютере охранную грамоту. Для господина Лаврикова и его телохранителя.— Я… я попробую…— Бог в помощь… Прошу вас, Фёдор Павлович, проходите.Беспрепятственно пропустив важных посетителей, возможно — ревизоров, девушка серой мышкой скользнула вслед за ними. Притаилась в углу. Она, конечно, не рассчитывала на поддержку своего босса и не намеревалась защищать его, ее измучила болезнь всех женщин — любопытство.Бабкин, как обычно попивал пивцо, закусывал воблой. При появлении нежеланных визитёров он не прекратил приятное занятие. Да и кто может указывать главе администрации, что ему дозволено, а что — запрещено? До выборов почти год, за это время он успеет «исправиться», активной деятельностью замолить допущенные грехи.— Почему без просу?Лавр вынул из кармана пистолет, задумчиво проверил его, выщелкнул и поставил на место снаряженный магазин.— Вы на кого, потрохи, наехать вздумали?Испугавшись, как бы Лавр преждевременно не пристрелил главу админстрации, Санчо загородил Бабкина.— Лавруша! Только не горячись, пожалуйста! Вспомни, как Федечка перед тобой на коленях стоял, умолял, чтобы без кровопролития! Ребенок просил тебя за эту гниду, вспомни! Мол, мужик не безнадежный, бывший заслуженный деятель коммунального хозяйства города, потом — директор автобазы с тремя переходящими вымпелами… Только не торопись, прошу тебя, не стреляй!Побледневший Бабкин прижался к стене. Причитания толстяка испугали его больше, чем направленный ствол.— Не понял… Вам чего?— Молчи ты! — зашипел Санчо. — Не зли, овца шебутная! Вопросы он будет задавать!Лавр подмигнул другу. Дескать, представление только начинается, я еще не вошел во вкус. Подошел к окну, открыл форточку.— Эй, там, на улице! Приготовьте мешок с молнией. И машину —дверцей к подъезду. Сейчас состоится вынос тела!… Ну, может предварительно малость поговорим.Бедная секретарша с ужасом смотрела на эту трагическую сцену. Сейчас мужик с пистолетом пристрелит босса, потом вспомнит о свидетельнице преступления. Как пишут в газетах — выстрел в грудь, контрольный — в голову… Господи, спаси и помилуй!Бабкин тоже был недалек от панического страха.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики