науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вот только проводить их нужно максимально безболезненно и осторожно. — Так что, извините за резкость.Щеки снова порозовели, желваки на скулах исчезли.— Ничего. Я понимаю…Вот и слава Богу, что понимает, про себя обрадовался Лавр. Можно надеяться, что допрашивая очередных подследственных, он станет обращаться с ними более бережно, а не по живодерски.— Я могу идти заранее собирать вещички? А то вдруг забуду мыльницу или зубную щетку. Знаете ли, недобрая примета.— Да, конечно… Особенно, не забудьте зубную щетку, — рассмеялся следователь. — По себе знаю, они чаще всего теряются… И — до встречи. При необходимости — приглашу. Не повесткой, не пугайтесь — по телефону…А он не такой уж плохой парень, размышлял Лавр шагая впереди вертухая с заложенными за спину руками. С малость поврежденным сознанием, но это не беда — еще пара таких же бесед — выправится. Он забыл, что завтра покинет изолятор, что исправительных бесед уже не будет. При последующих возможных допросах следователь может забыть о напряженном разговоре в прогулочном дворике…В камере уже знали о завтрашнем освобождении Маэстро. Его так и называли «наш Маэстро», уважительно и со значением. Дескать, в других камерах таких нет и не может быть. Потому что «хоровая» камера — особенная.Нигде так быстро не распространяются слухи, как в тюрьме. Не успеет начальник изолятора созвать очередное, сверхсекретное совещание, все знают: намечен грандиозный щмон. Мигом исчезают недозволенные предметы, испаряется наркота, обитатели камер походят на первоклашек, еще не познавших мерзостей жизни. Появятся в полном боевом омоновцы, забегают вертухаи, заволнуются следователи — верная примета: кто-то свалил.А уж весть об освобождении, когда еще нет решения суда, протеста либо согласия прокурора, беспрепятственно проникает в зарешеченные окна, протискивается в замочные скважины, выплескивается из миски с остывшей баландой, падает с потолка, подмигивает из параши.Рассказывают: однажды изолятор обходил важный чиновник из прокуратуры. Интересовался условиями содержания подследственных, их настроением и намерениями на будущее. Нужно ему это, как петуху коровье вымя, но порядок есть порядок, инструкции положено выполнять. В одной из камер один узник пожелал ему здоровья. Я вполне здоров. — удивился посланец прокуратуры. Вы сейчас чхнете, — уверенно возразил парень. И чхнул же! Так сладко и громко — уши заложило.Анекдот, конечно, но байка со значением. Дескать, не скрывайтесь, не таитесь, мы все о вас знаем! И о прошлом, и о настоящем, и о будущем.Проводы Лавра растянулись на сутки. До самого ужина — концерт с исполнением всего наработанного под руководством Маэстро репертуара. В соседних камерах поддержали. Казалось, пел весь изолятор. Даже вертухаи подпевали — не громко, опасаясь втыка со стороны начальства, шевелили губами.После ужина пришла пора всяческих просьб и наставлений.Обязательно навестить супругу, передать ей привет и наилучшие пожелания… Попросить мать переслать несколько пачек отечественных сигарет, от зарубежных никакого удовольствия — только кашель и тошнота… Передать любимой подруге, что если она, шалава, не перестанет ложиться под парней, возвращусь — надвое раздеру!… Посоветовать рецензенту не особенно торопиться с отзывом на пока не состоявшуюся диссертацию… Узнать о состоянии здоровья отца… Родила ли беременная телка или все еще на сносях?… Пусть дружан перепрячет волыну, как бы не засветиться…Блокнот Лавра распух от адресов, номеров телефонов, добрых и не очень добрых пожеланий, требований, угроз расправы.В эту ночь дежурил немолодой, предпенсионого возраста охранник со странной кликухой Жлоб. Понимая состояние своих подопечных, он не требовал выполнения правил тюремного режима, не угрожал вызвать «успокоительную» команду с дубинками, только просил говорить потише.Утром «хоровики» накрыли праздничный стол. Не поскупились — выставили на него всю заначку, в основном, Клавкины деликатесы. Горячительное не выставлено, спиртяга спрятан под койкой в резиновой грелке. Шмон не предвидится, но береженного и Бог бережет.От алкоголя Лавр решительно отказался. Он и в молодости не был поклонником Бахуса, сейчас — тем более. Чокался стаканом с ягодным морсом. Главное не содержимое посуды — настрой души. А она, душа немолодого авторитета, буквально пела.В начале двенадцатого пришла со стопкой заказанных книг библиотекарша. Пришлось возобновить застолье. С новыми тостами и пожеланиями.Сменивший Жлоба амбал, ростом под два метра с тупой физиономией дегенерата, тоже отнесся к событиям, происходящим в «хоровой» камере с пониманием. Старался проходить мимо, не открывая глазок, не интересуясь причиной шума.Лавр с удивлением и недоверием смотрел на веселящихся «хористов». Он отвык общаться с «дружанами» и подельниками, в дни ушедшей молодости окружающими видного авторитета. Разве это преступники? Обычные люди, по недоразумению оказавшиеся за решеткой!Конечно, в изоляторе сидят и другие: убийцы, рекетиры, насильники, грабители. Их ему не жалко, они заслужили наказание, как бы сурово оно не было. Но сидящие с ним за столом, чем они провинились перед законом?…В три часа дня заскрипел замок. В дверях появился угрюмый охранник.— Лавриков, на выход! С вещами, — приказал он. Будто приготовился повести осужденного преступника на эшафот. Лавр подчинился — взял небольшой саквояж и покинул камеру. — С освобождением вас, Федор Павлович, — улыбнувшись, тихо поздравил вертухай.Он шел не позади, как положено, — впереди освобожденного зека, одетого уже не в арестанскую робу — в новый костюм. Предупредительно открывая и закрывая двери, угодливо улыбался. А из камеры доносилось хоровое пение… «Не печалься, любимая…». Песню, которая стала своеобразным гимном следственного изолятора, подхватили и в других камерах.Большего почета для недавнего подследственного трудно себе представить…Возле выхода из следственного изолятора в салоне «жигулей» дремал оруженосец. Оленька почему-то не приехала. Впрочем, это не имеет значения, сейчас он сам поедет к ней…
Клавдия любила спать и засыпала мгновенно. Положит голову на плечо мужа, уткнется носиком в его шею, пару раз удовлетворенно вздохнет и — отключается. Сначала дышит спокойно, ровно, потом, будто вспомнив что-то приятное или, наоборот, неприятное, начинает выводить рулады, постепенно переходящие в храп.Если она переутомилась на кухне или на участке, этот храп звучит несколько раздраженно, вот, дескать, жизнь пошла взбалмошная, даже всласть похрапеть не удается. Если засыпает после жарких супружеских об»ятий, звучит совсем другая «мелодия» — сладкая, благодарная.Женщина уверена: в проблемах секса, как и в остальной жизненной сфере, должен быть определенный порядок, высокопарно выражаясь, протокол. Время, когда этот «протокол» предусматривал прогулки под луной, объяснения в вечной любви и несокрушимой верности для них с Санчо уже миновало. Жаль, конечно, но от правды не уйти.Что же осталось? Не собачья же случка — пусть не узаконенная ни на земле, ни на небесах, семейная жизнь.Прежде всего необходим душевный настрой. Желательно, предельно нежный, без шуточек и подначивания, так любимых супругом. Это — первый этап «протокола». Второй — физическая подготовка. Нет, нет, не сжимание до боли мужской груди или призывное царапанье бедер — боль в сексе противопоказана, она вызывает раздражение. Точно так же противопоказано кусать губы и плечи. Ласковые поцелуи нежные поглаживания.Мужчину нужно готовить, на подобии вкусного блюда, старательно и предельно аккуратно. С тем, чтобы доведенный до нужной кондиции, он в свою очередь подготовил партнершу.Господи, до чего же умело и сладко делает это Санчик! Кажется, что раздвигается потолок и над ней — звездопад. Мечутся хвостатые кометы, рождаются и умирают звезды, на сознание наплывает розовый туман.Только после того, как душевная и физическая подготовка объединенными усилиями достигнет намеченной цели, наступают желанное «соединение».Нет, Клавдия по натуре не фригидна, но она старается не торопиться, растянуть блаженство, как можно дольше. Как костерок в осеннем мокром лесу — трудно разжигается, то и дело гаснет, требуя дополнительной охапки сухого хвороста, но войдя в силу, азартно потрескивает, разбрасывает искры, горит долго и бездымно.В последнее время Санчо редко греется у жаркого пламени. Приходится отказываться от «протокола», прятать под подушку женское достоинство. При необходимости использовать извечное оружие — слезы. Как правило, наивный дурачек начинает успокаивать, ласкать. И сам возбуждается.Ничего зазорного — обычные супружеские отношения. Не на людях, Боже избавь, под ночным покровом, тет-а-тет, вдвоём. Правда, в смысле «обычных» Санчо сомневается, по его убеждению, таких пар, как он и Кдавдия, просто не существует. Они удивительно подходят друг другу.
Вот и вчера вечером Клавдия, нарядившись в ночную рубашку и убрав растрепанные волосы, улеглась рядом с о чем-то размышляющим супругом. Беспокоится о Лавре, подумала она, не знает, чем ему помочь. Она тоже не знает. Как бы душевные переживания не отразились на здоровье благоверного? Слава Богу, на аппетите не отразились, а с остальным женщина справится.И справлялась же!Костер разгорался без подбрасывания сухих веток, как бы сам собой. После долгих совместных поисков цель была достигнута…Разнеженная, удовлетворенная Клавдия мгновенно уснула. Санчо долго не спал — возвратился к нелегким раздумьям.Утром супругов разбудил мобильник. — требовательно запищал по комариному. Шесть утра? Самое настоящее неприкрытое нахальство — беспокоить людей в такую рань! Клавдия что-то недовольно пробормотала, поудобней устроилась на плече мужа и снова отключилась.Трубка по прежнему вопила не переставая. Пришлось бережно высвободиться из Клавкиных объятий, переложить ее растрепанную голову на подушку, и включить аппарат.Звонил Федечка.Не извинившись и не поздоровавшись, он по обыкновению торопливо, глотая слова, проинформировал о крайней своей занятости, которая не позволяет встретиться с адвокатом, попросил заменить его. Ровно в десять утра, без опоздания, возле здания суда..Муж и жена — одна сатана, думал Санчо, торопливо одеваясь, а как быть с отцом и сыном?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики