науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он закрыл дверь спальни и подошел к ней, потом положил руки ей на талию.
– Почему гости, Илена, мы же собирались провести вечер вдвоем? – Его раздраженный взгляд изучал ее лицо, и тут он заметил, что она бледна и напряжена. – Ты выглядишь так, словно спокойный вечер тебе не повредил бы. Плохо спала?
– Не очень хорошо. – Она прижалась к нему лбом. – О, cheri, как бы я хотела, чтобы уже был октябрь.
– Хотела бы? – Его руки притянули ее ближе. – Ну, тогда нам не обязательно ждать до октября, моя дорогая. Большая пышная свадьба была твоей затеей, но, ты знаешь, меня устроило бы что-то более спокойное и скромное.
Она беспокойно зашевелилась в его объятиях.
– Пол, ты должен понять. Отец Нади все эти годы был и для меня настоящим отцом, я очень привязана к нему. Но он сентиментальный человек, немного старомодный, как мне кажется, и он хочет для меня того же, что и для Нади. Он говорил, что маман так гордилась бы, видя меня в день свадьбы в очаровательном белом платье, окруженную моими друзьями. Они с отцом бежали, чтобы пожениться, и их брак никогда не был счастливым. Она умерла, рожая меня… – Илена вздохнула, потом посмотрела Полу в глаза, ресницы затрепетали над бирюзово-голубыми глазами, губки надулись, как у огорченного ребенка. – Я… я стараюсь сделать людям приятное. Правда стараюсь, Пол, – чуть ли не заскулила она.
Она слегка дрожала в своем золотом шелке, облегавшем гибкий стебель ее тела, и Пол был донельзя растроган. Он взял ее рукой за подбородок, но, когда попытался заглянуть в глаза, она обвила его за шею руками и потянула к себе.
– Поцелуй меня, – прошептала она, прижимаясь к нему.
Их губы соприкоснулись. Он ощутил, как напряглось, а потом страстно подалось ее тело, и они целовались чуть ли не с отчаянием, словно каждый хотел о чем-то забыть. Илена застонала, потому что Пол нечаянно слишком сильно сжал ее в объятиях. Наконец он разомкнул руки и отпустил ее.
– Тебе пора вернуться к гостям. – Он криво усмехнулся и стер с губ ее ярко-красную помаду. – Какого черта ты пригласила их, Илена? Я думал, сегодня мы с тобой будем наслаждаться одиночеством.
– Может быть, они уйдет пораньше. – Она обещающе улыбнулась. – Теперь иди и сделай мне коктейль, ми-и-илый. Ты снял с меня почти всю помаду, и мне надо заново нарисовать губы.
Она села за туалетный столик, и на мгновение их глаза встретились в зеркале. Он ухмыльнулся, откинул с глаз темные волосы, потом вернулся в гостиную.
Весь следующий час Пол часто ловил на себе взгляды Илены и не мог не заметить, что в этот вечер она странно напряжена, одновременно и желая остаться с ним наедине, и в то же время, он это чувствовал, опасаясь его. Ее дядя с друзьями в самом деле ушли рано, и, когда Илена вернулась в гостиную, пожелав им на прощание доброй ночи, она увидела, что Пол сидит на кушетке, прислонившись головой к винно-красному бархату. Илена опустилась на колени на кушетку рядом с ним и стала изучать его лицо. Сильное, обманчиво жесткое лицо, с тенью, запавшей в ямочку на подбородке.
Она коснулась его щеки, и серые глаза широко распахнулись, когда она прошептала:
– Останься у меня на ночь, cheri. Я не хочу быть одна… Я хочу, чтобы ты был со мной.
Ее шепот и духи сплелись в манящей истоме, но, когда тяжелые веки поднялись, Пол увидел, что ее глаза блестят какой-то лихорадочной настойчивостью.
– Нет, Илена, – решительно ответил он. – Ты слишком утомлена своей поездкой в Париж, и я был бы скотиной, если бы этим воспользовался.
– Mon Dieu, как противоречивы мужчины! – Она спрыгнула с кушетки, и ее тело приобрело настороженность тигрицы. – Разве я не помню, что ты мужчина, а не домашняя собачка на поводке?
– Милочка, – он встал и взял ее за руки, которые затрепетали, как дикие птички, – ты не совсем хорошо себя чувствуешь, как мне кажется. Пульс частит, и тебе явно не хватает полноценного ночного сна.
– Ах ты хитрый дьявол. – Илена выдернула свои руки, внезапно впав в бурную ярость. Гневно топнула ногой, в лице не осталось ни кровинки, только полыхали холодным огнем бензиново-голубые глаза. – Оказалось, что слухи правдивы, – выкрикнула она. – Может показаться, что ты действительно находишь свою маленькую секретаршу привлекательной – и удобной!
Ее истерический взрыв заставил его побледнеть, серые глаза превратились в льдинки.
– О каких, к черту, слухах ты говоришь? – требовательно спросил он. – Кто рассказал тебе эту ложь про меня и Марни?
– Надя, конечно! Она слышала кое-что, и-и ты ездил с девушкой на взморье. Захватив с собой маленького калеку, вы, должно быть, испортили себе удовольствие, Пол.
На мгновение он с трудом мог поверить, что правильно понял ее, потом с внезапно вспыхнувшей яростью он больно схватил ее за плечи. Пол тряс ее с такой силой, что темные волосы девушки выбились из безупречной прически, кольцами упав на лоб; шелк затрещал под его пальцами, левая бретелька платья соскользнула вниз.
– Ты в самом деле не слишком разборчива в средствах, если хочешь сделать больно, когда не можешь настоять на своем, Илена. – Глаза Пола превратились в лед, на лбу залегла глубокая хмурая морщинка. – Ну, говори обо мне что хочешь – видно, я самый большой дурак на свете, если соглашаюсь терпеть все твои выходки, – но оставь маленькую Марни в покое. Она всего лишь милый ребенок, и я не позволю, чтобы ты говорила о ней гадости!
– Какой гнев! Какой холод в глазах, и все из-за bon enfant! – Глаза и губы Илены источали ярость, золотой шелк платья рискованно открывал тело. – Bon enfant! – Она злобно расхохоталась. – Посмотреть на тебя, Пол, скорее она для тебя belle amie.
Могло показаться, что он готов ударить Илену.
– Ты чертовски хорошо знаешь, что я даже не взглянул ни на одну женщину с тех пор, как мы обручились, но, видит бог, – его глаза оглядели ее с головы до ног, – ты сама меня к этому склоняешь своими безумными сменами настроения. Последнее время я начинаю задумываться, не делаю ли… Да провались все пропадом!
Он оттолкнул ее от себя и выбежал из гостиной, с яростью захлопнув за собой дверь. Не став дожидаться лифта, он сбежал вниз по лестнице на улицу. Он просто дымился от гнева, усаживаясь за руль автомобиля, и быстро поехал прочь от Рутледж-Корта, в тихий клуб, где можно было немного выпить и прийти в себя после скандала с Иленой.
Ожидая, когда сменится сигнал светофора, он крепко ударил кулаком по рулю. Черт бы ее побрал! Что она пытается с ним сделать? Одно мгновение она женщина, через секунду – дьявол, тигрица, которую он чуть было не ударил.
Когда он вернулся в клинику, было уже довольно поздно, и, заперев парадный вход, он задумчиво пошел в парк клиники, где в ночном воздухе шелестели деревья и время от времени странным эхом отдавался боевой клич филина. Здесь, в прохладной тьме, Пол снова припоминал подробности безобразного скандала.
Она плохо спала накануне, это было заметно, и к тому же была озабочена неприятностями своей кузины и подготовкой к предстоящей собственной свадьбе. И все равно ему трудно было простить ей грязные намеки.
Он вспомнил, как днем в офисе Марии с трудом удержалась, чтобы не броситься от радости ему на шею, когда она услышала о его планах усыновить Джинджера. Она сама была еще почти ребенком, и слова Илены больно задели его. К тому же он был совершенно уверен, что Надя не стала бы сплетничать о Марни за ее спиной. Наде нравилась его юная секретарша. Она говорила ему об этом буквально на днях.
Пол сунул руки в карманы смокинга и побрел обратно в клинику. Поглощенный своими мыслями, он вздрогнул от неожиданности, когда телефон на столе в офисе внезапно зазвонил. Он схватил трубку с внутреннего телефона и услышал голос сестры Донкин. Не сможет ли он прямо сейчас прийти в номер тринадцатый? У миссис Баррингтон острая боль в груди, и она плохо дышит.
Ада беспокоила Пола уже чуть больше недели. В последнее время она утратила большую часть своей прежней жизнерадостности и пару раз жаловалась на боль в груди. Но она упрямо отказывалась от того, чтобы ее осмотрел знакомый Пола, специалист по сердечным заболеваниям.
– Если старая машинка наконец забарахлила, то пусть затихнет в мире, – сказала она ему. – Мне хорошо в вашей клинике, Пол, да и вы, похоже, ничего против меня не имеете.
Он взлетел по лестнице в ее комнату и увидел, что старая королева мюзик-холлов находится в состоянии почти полного коллапса. Пол лихорадочно работал вместе с сестрами, стараясь вернуть ее к жизни, когда в соседней комнате проснулся Джинджер. Мальчик выбрался из постели и открыл дверь между своей комнатой и комнатой Ады – маленькая, взлохмаченная фигурка в пижаме, окаменевшая при виде открывшейся перед ним сцены: яркий свет, заливавший белую рубашку Пола, его сумрачное, напряженное лицо… что-то похожее на наполовину сдувшийся воздушный шар возле рта Ады.
Джинджер заплакал, потому что добрая миссис Баррингтон выглядела совершенно так же, как бабушка Билли Беннета, когда старушка упала на Барроу-стрит и ее принесли домой, а потом положили в ящик в гостиной у Билли дома. Билли позволил ему посмотреть на бабушку, и Джинджер заплакал еще громче, представив миссис Баррингтон в таком же ящике…
В эту минуту Пол осознал, что мальчик здесь, и попросил одну из сестер отвести его вниз.
– Позвоните мисс Лестер, – добавил он. – Она за ним присмотрит.
Сестра взяла Джинджера за руку и отвела его, плачущего, в офис Пола. Он немного успокоился только тогда, когда появилась Марни. Сестра сказала Марни, что у миссис Баррингтон удар, и по выражению ее лица было понятно, что надежд на то, что старая леди с ним справится, почти нет. Потом сестра вернулась наверх, а Марни с Джинджером устроились в большом кожаном кресле.
Только сегодня днем он был в комнате Ады и она читала ему главы из «Острова сокровищ», оживляя своим внутренним огнем пиратскую сказку. Теперь он все время думал о бабушке Билли Беннета, чье лицо было так похоже на лицо Ады, когда он сейчас увидел ее, потухшее и пустое. Он задрожал и крепче прижался к Марни, отчаянно нуждаясь в ощущении жизни, испуганный и завороженный мыслью о том, как люди, которых ты любишь, вдруг перестают быть живыми.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики