науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Для такого поступка надо стать почти святым!
Любопытство все росло в желто-коричневых глазах, устремленных на Пола, который стоял, черкая что-то в свой блокнот наблюдений за пациентами.
– Марни была просто чудесной девочкой, – пробормотал Эррол, разглядывая жесткий профиль, втайне надеясь, что Стиллмен выдаст себя.
– Да, – ответил Пол совершенно будничным тоном.
– А как приятно было с ней целоваться – не так ли? – продолжал провоцировать его Эррол.
У Пола перехватило дыхание:
– Черт бы вас побрал, Деннис!
– Господи помилуй, человек, которого она полюбила, должен был ответить на ее любовь. Это было бы так же неизбежно, как то, что луна растет каждый месяц, а дождь изливается в теплоту земли… Я мог бы продолжить сравнения.
Пол стоял спокойно и сдержанно, со стороны казалось, что он полностью овладел собой. Но он не смог справиться с нервно пульсирующей жилкой около губ.
«Возвышенный дурак!» – захотелось сказать Эрролу.
Вечером после работы Эррол зашел в телефонную будку и позвонил в квартиру Илены. Он знал, что в тот день она вернулась из Парижа.
– Я хочу видеть тебя, – сказал он, когда она подошла к телефону. – Приедешь ко мне или я подъеду в Рутледж-Корт?
– Нам не о чем говорить, – заспорила она.
– Ты будешь поражена, chere amie, – проговорил он. – Приезжай ко мне.
– Ты… действительно хочешь, чтобы я приехала?
– Дождаться не могу. – Он ухмыльнулся и повесил трубку.
Его квартира находилась в перестроенном доме времен Регентства рядом с набережной Челси, и вечером он поехал прямо домой, не заезжая, как обычно, поужинать в ресторане. Он поставил машину в гараж и прошел пешком вдоль набережной к тихой улице, на которой жил. Его квартира была на третьем этаже дома, покрашенного в белый цвет и со вкусом отделанного в стиле Регентства. Он привез туда кое-какие вещи из своего старого дома в Ирландии, где давным-давно бесшабашные и живописные Деннисы устраивали пиршества и оленьи охоты, медленно проедая фамильное состояние, которое теперь приносило всего две сотни в год. Эррол стоял, с ироничной улыбкой рассматривая уотерфордские настенные лампы и вспоминая, сколько раз Илена называла его деревенщиной. Ему было забавно, что она так думала о нем. Ей всегда нравилось играть королеву Екатерину при нем, придворном шуте, но действительно посмеяться можно было над ней. Он не был деревенщиной и иногда со стыдом вспоминал, что он ирландский джентльмен.
Когда в дверь позвонили, он смешивал себе коктейль, у Илены когда-то был свой ключ, но он заставил ее вернуть его.
Он поставил шейкер и пошел к двери. Илена, как всегда, выглядела потрясающе. На ней был костюм цвета распустившейся мимозы, а от черного сомбреро падала таинственная тень на глаза. Губы пылали алыми маками на восхитительно белой коже.
– Ты просто цветешь, – сделал ей комплимент Эррол.
Она вошла в гостиную, он следовал за ней, примечая все волнующие подробности. Невероятные каблуки, из-за которых она ходила так осторожно, что мужчина инстинктивно был все время наготове, чтобы подхватить ее, в полной уверенности, что она вот-вот споткнется. Потом его взгляд скользнул по черным прозрачным чулкам, которые она всегда носила, дальше по чувственному изгибу бедер…
Он включил настенные лампы, потому что хотел кое-что сказать Илене и не желал отвлекаться на потрясающие воображение подробности в приглушенном свете торшера.
Эррол налил коктейли и отнес к кушетке в стиле Регентства, на которой в элегантной позе расположилась девушка.
– За старые добрые времена, Илена, – сказал он, поднимая бокал.
– Старые времена прошли, – ответила она. – Ты сам так захотел, помнишь?
– Я многое помню, Илена, и спрашиваю себя, сможем ли мы оба действительно это забыть.
Он наблюдал, как трепещущие ресницы опустились, а черные поля шляпы придали лицу женщины загадочное спокойствие. В нем была экзотическая красота белой орхидеи. Кровь Эррола внезапно вскипела от чувственных воспоминаний.
– Илена, – сказал он тихо, – неужели твоя совесть настолько спокойна, что ты сможешь вступить в этот брак?
– Ч-что ты хочешь сказать? – Она сделала большой глоток из бокала.
– Разве тебе не кажется, что Стиллмен заслуживает большего, чем объедки другого мужчины? – жестоко спросил он.
– О… так назвать меня! – Она резко откинулась на полосатый сатин кушетки.
– А разве это не так, chere amie? – Он черство рассмеялся, подходя к комоду и наливая себе еще бокал. – У тебя есть все, кроме сердца! Стиллмен только однажды подвел тебя, потому что ему нужно было посмотреть пациента, и ты из чистой мелочности подтолкнула меня на флирт.
– Это неправда! – бросила она.
Но это было правдой. Как-то вечером Пол не смог никуда поехать с ней из-за проблем в клинике и она отправилась с друзьями в игорный дом. Там был Эррол, и Илена, которая привыкла потакать своему эгоизму с младенческих лет, которая привыкла получать свои развлечения, удовольствия и игрушки, что бы ни происходило, нашла, что Эррол Деннис – одна из самых замечательных игрушек из всех, с которыми она играла… Замечательная по нескольким причинам – его прекрасное лицо, его бесшабашная натура и особенно тот факт, что он работал у Пола. Потому что, когда Пол ставил дела клиники прежде всего, она начинала ненавидеть его.
Ее чувство к Полу всегда было странной смесью ненависти и любви. Она всегда хотела видеть его на коленях, пресмыкающимся и обожающим ее, как все остальные мужчины. И все же она знала, что он никогда не станет пресмыкаться, и именно это притягивало ее к нему.
Она хотела, как могла бы хотеть тигрица, чтобы он стал ее хозяином; она даже готова была целовать ему руки, но каждый раз, когда он отдавал все внимание клинике, она впадала в первобытную панику и ярость.
Теперь она смотрела на Эррола какими-то потерянными глазами.
– Я люблю Пола, – сказала она.
– Странной любовью, chere amie. По моим понятиям, любовь включает в себя несколько чувств, которые тебе вовсе не знакомы, например честь, уважение и служение. Ты и двух месяцев не была помолвлена со Стиллменом, когда начала встречаться еще и со мной.
– Ты… как ты смеешь, деревенщина! – Она схватила бокал с мартини и швырнула его прямо в Эррола. Бокал ударил его в лицо и разбился, порезав щеку. Когда на свитер стекла яркая струйка, он невозмутимо достал платок.
– Я порезала тебя! Я сделала тебе больно! – шептала Илена. Потом, словно охваченная внезапной лихорадкой, она бросилась к нему, попыталась убрать платок с его лица, но Эррол сдержал ее левой рукой.
– Я порезала тебе лицо, – скулила она, словно испуганный ребенок.
– Мне и раньше причиняли боль.
Он отпустил руку Илены, пошел в ванную и подставил порезанную щеку под холодную воду. Илена стояла в дверях, наблюдая за ним.
– Можешь достать мне лейкопластырь из той полки, если хочешь, – сказал он.
Она подошла к полке и стала искать коробочку с пластырем. Когда она открывала коробочку, руки у нее тряслись, и Эррол насмешливо улыбнулся, когда крышка упала на кафельный пол. Он приблизился к ней.
– Из тебя бы получилась чертовски плохая медсестра, – сказал он, растягивая слова, взял у нее кусочек пластыря и, глядя на себя в зеркало, наклеил его на ранку, которая все еще слегка кровила.
– Прости меня, – сказала она. – Я… я не хотела сделать тебе больно.
Он повернулся и увидел, что ее бензиново-голубые глаза полны слез. Он многое видел в глазах Илены, но никогда прежде не видел в них слез.
– Я выживу, – сухо ответил он.
Ее алые губы задрожали, потом она убежала в гостиную и, рыдая, бросилась на кушетку. Эррол не спеша подошел к ней, снял с нее шляпу и кинул на стул.
– Теперь ты можешь плакать со всеми удобствами, – сказал он, садясь в кресло с подлокотниками в стиле Регентства и спокойно закуривая. Он курил, наблюдая за ней. Она вздрагивала от рыданий, юбка у нее задралась выше колен.
– М-можно мне платок? – всхлипывая, сказала она, наконец.
– Если обещаешь больше не называть меня деревенщиной, – протяжно проговорил он.
– Почему я не должна так тебя называть? – Она повернула к нему заплаканное лицо с размазавшимся макияжем.
– Потому что я не деревенщина, cherie. – Он бросил ей платок. – Неужели ты настолько слепа, что не видишь, – я такой же пережиток прошлого, как и ты, когда в недобрые старые времена наши предки уставали считать своих рабов и золото? – Он прикурил сигарету и неторопливо, глубоко затянулся. – Я думаю, мы друг друга стоим, – пробормотал он… вряд ли бы кто-то в этот момент назвал его альтруистом – в красивом лице Эррола промелькнуло зверское выражение.
На следующее утро Илена позвонила Полу и попросила поехать с ней на ленч. Он сказал, что встретит ее в баре «Савой Грилл» в час дня.
Когда он приехал, она сразу же заметила, каким усталым он выглядит, и взяла его за руку как-то по-новому, с дружеской озабоченностью.
– Глупый ты человек, ты доведешь себя до смерти своей работой! – пожурила она его. – Ты еще не нашел новую секретаршу?
– Пока нет, Илена. Выпьем здесь?
– Нет, пойдем сядем, если у них есть свободный столик. Я хочу поговорить с тобой.
Пол заказал столик по телефону, и официант проводил их к нему. Принесли еду, и, хотя Илена ела с аппетитом, она заметила, что Пол едва притронулся к ленчу.
– Бедняжечка, ты так несчастен, разве нет? – сказала она, и Пол заметил у нее на глазах неожиданные слезы. – Пол, может быть, ты будешь менее несчастен, если я сделаю вот так? – Она сняла с пальца кольцо и положила его на стол. Пол уставился сначала на кольцо, потом на Илену.
– Ты смотришь на меня как утка, которую ударил гром, – улыбнулась она.
– Да-а… ну… – Он провел рукой по волосам, в серых глазах стояло потрясение. – Как это понимать, Илена? Ты опять играешь или ты взаправду возвращаешь мне кольцо?
Глава 10
– Взаправду, Пол? Mon Dieu, эти твои нецивилизованные канадские выражения!
– Ты знаешь, что я имею в виду. – Он дотронулся до кольца, еще хранившего тепло ее руки. – Ты разрываешь нашу помолвку?
– Ведь именно этого ты хочешь, не так ли?
– Послушай, – лицо его затвердело от гнева, у глаз прорезались морщины, горькие складки залегли у рта, – если ты пытаешься играть со мной, Илена, черт побери, я сломаю твою лилейно-белую шейку… как я чуть не сделал это несколько недель назад.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики