науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— А вот и традиционное приветствие, — ухмыльнулся Стоук.
Ларк хотела сказать, что лучшим приветствием для Стоука был бы удар кинжала, но ладонь Черного Дракона не позволила ей выразить свое мнение по поводу отвратительного характера, грубости и дурных манер рыцаря.
Стоук прижал Ларк к себе спиной, и она чувствовала прикосновение его могучей груди. В следующее мгновение мускулистые бедра рыцаря коснулись ее ягодиц, а еще через секунду девушка ощутила его твердый мужской жезл.
«Что же его так возбудило?» — недоумевала Ларк, всю жизнь сомневавшаяся в своей привлекательности и считавшая, что пробуждать в мужчинах страсть способна только Элен. Косвенным подтверждением тому были поцелуи Эвенела, нежные, но скорее дружеские, нежели исполненные страсти. Сама Ларк легко могла отстраниться от губ Эвенела и как ни в чем не бывало вернуться к занятиям, не имевшим ничего общего с наукой любви.
Пока девушка размышляла обо всех этих увлекательных вещах, Блэкстоун истолковал молчание Ларк по-своему и, приблизив губы к ее уху, спросил:
— Неужели твое молчание означает, что ты сдалась, моя тигрица? Как это мило с твоей стороны. Мне не хотелось бы, чтобы ты своими воплями перебудила весь замок. Надеюсь, если я уберу руку, ты не будешь сквернословить?
Горячее дыхание Стоука не только ожгло, как огнем, кожу Ларк, но разбудило ее чувственность. Она затрепетала. Тем не менее приходилось отвечать на вопрос Стоука, и девушка с самым равнодушным видом кивнула.
Когда Стоук убрал ладонь с ее лица, она повернула голову и, как змея, прошипела:
— Как ты оказался здесь, Блэкстоун?
— Мы знакомы вот уже несколько часов, а потому лучше обращаться друг к другу по имени. Будь любезна, зови меня Стоук.
— У меня нет желания произносить твое имя! Кстати, куда подевался Балтазар? Если ты сотворил с ним какую-нибудь гнусность, я вспорю кинжалом тебе живот и выпущу кишки!
Рыцарь снова зажал ей рот ладонью.
— Твои угрозы лишь распаляют мою страсть, тигрица. Что же касается Балтазара, то сей добрый зверь цел и невредим. Я выманил его из комнаты, швырнув ему кусок мяса. Но хватит об этом. Скажи лучше, приятно ли тебе быть у меня в объятиях? Похоже, ты просто без ума от этого!
Стоук ласково куснул мочку ее уха и провел языком по ушной раковине.
По спине Ларк волной пробежала дрожь. Можно было, конечно, завопить во все горло, разбудить мать и Элен, но Ларк предпочитала чувствовать у себя на коже исходивший от губ Стоука жар, нежели отвечать на ехидный вопрос леди Элизабет, что поделывает у нее в комнате Черный Рыцарь. И это после того, как мать обвинила Ларк в попытке соблазнить Блэкстоуна!
Стоук коснулся губами шеи девушки. Горячий, влажный кончик его языка заскользил у нее по коже, а рука графа коснулась подбородка, шеи и дотронулась до ее груди. Другая его рука, лежавшая у Ларк на талии, взлетела вверх и легла на ее другую грудь. Млея от прикосновений сильных рук Стоука, Ларк выгнула спину, запрокинула голову и, не в силах противиться себе, потянулась к его губам.
Когда их губы встретились, Ларк с шумом втянула в себя воздух. Исходивший от губ графа жар волной накрыл ее тело. Между тем язык Стоука скользнул меж губ девушки и проник к ней в рот. Такого удивительного ощущения Ларк никогда еще не испытывала. Нежный, будто из мокрого шелка язык Стоука касался ее губ, десен, неба. Голова Ларк затуманилась, и разом исчезли все мысли, кроме одной: почему Эвенел, целуя ее, ни разу не делал ничего подобного?
Не отрываясь от губ Ларк, рыцарь подхватил ее на руки и отнес на кровать. В следующее мгновение она ощутила на себе тяжесть его тела, а у себя между ног — его напряженный мужской стержень. Это было невероятное чувство — приятное и вместе с тем мучительное. Лоб ее покрылся испариной, а сердце неистово забилось. От Стоука пахло седельной кожей, лошадиным потом и чем-то неуловимо мужским, что принадлежало только ему. Этот запах пьянил ее, как старое вино. Граф целовал Ларк, а его черные волосы касались ее щек и висков.
Ларк обхватила Стоука руками и свела пальцы у него на спине, твердой, как гранитная плита.
— Ты сведешь меня с ума, — простонал Стоук и провел широкой ладонью по ее обнаженным предплечьям. Его руки нырнули под тонкую шелковую сорочку и легли на ее грудь. Захватив указательным и большим пальцем ее сосок, он начал играть с ним, то сжимая, то снова отпуская.
Жар вновь объял ее. А между тем, когда она целовалась с Эвенелом, с ней ничего подобного не происходило.
Стоук просунул бедро между коленями Ларк и раздвинул ей ноги. Она попыталась было сжать их, но у нее ничего не получилось.
— Ради Пресвятой Девы, прекрати! — взмолилась Ларк, пытаясь оттолкнуть его руку.
— Тебе приятно, когда я дотрагиваюсь до тебя, моя тигрица?
— Приятно и страшно.
— Страшно? Но почему? Неужели тебя пугает то, что ты оказалась рядом с настоящим мужчиной?
Стоук продолжал целовать ее в губы, одновременно лаская пальцем ее лоно. Желая дать выход овладевшему ею возбуждению, Ларк начала в едином ритме с пальцем Стоука поднимать и опускать бедра.
Тишину ночи нарушил громкий вой Балтазара. Внезапно опомнившись, Ларк уперлась руками в грудь Стоука и попыталась столкнуть его с себя. Поскольку у нее ничего не получилось, она схватила его за волосы и что было силы дернула.
Стоук оторвался от ее губ.
— Святой Иуда! Что это ты творишь? — Рыцарь схватил девушку за руку с такой силой, что ей оставалось лишь разжать пальцы и выпустить его вороную гриву.
— Изволь слезть с меня! — воскликнула Ларк и замолотила кулаками по необъятным плечам.
Однако в следующую минуту он перехватил ее руки и прижал их к матрасу у нее над головой.
Волчий вой послышался снова. На этот раз такой громкий и заунывный, что разбудил бы и мертвого.
— А я-то думал, что избавился от этого рассадника блох, — сказал Стоук.
— Надеюсь, он сейчас поднимет на ноги весь замок.
Ее надежда сбылась. В коридоре громко хлопнула дверь.
— Ларк!
Услышав голос Элизабет, Ларк вздрогнула и устремила взгляд на дверь спальни.
— Твой зверюга в конце коридора. Если мне не изменяет память, я велела прогнать его из жилых покоев. Почему он все еще сидит здесь и воет?
Поскольку рыцарь не сделал попытки слезть с кровати, Ларк зашипела, как разъяренная кошка:
— Убирайся!
— Ларк! Я слышу шепот. С кем это ты там разговариваешь? Сейчас же открой! — Леди Элизабет подошла к комнате дочери и начала колотить в дверь. — Если ты сейчас же не откроешь, я позову Гована, и он выломает двери.
— Только не думай, что тебе удастся от меня улизнуть, тигрица, — прошептал Стоук. — За тобой должок — ты расскажешь мне о шотландцах, а я, поверь, знаю, как заставить человека разговориться. — Стоук скатился с Ларк и вскочил.
— Я ничего не знаю о них.
— Ларк! Открой дверь! Кто там у тебя?
— Полезай под кровать, — прошептала Ларк Стоуку.
— У меня нет привычки торчать под кроватью. — Рыцарь скрестил могучие руки на широкой груди и мрачно улыбнулся.
— Что ж, этого я тебе не забуду. Предупреждаю, я поставлю на тебя капкан, и если ты попытаешься вломиться ко мне снова, обязательно в него попадешь!
Ларк схватила с пола груду старых рубашек и штанов, когда-то принадлежавших ее братьям, накинула на себя покрывало, села у стены на пол и завалила себя тряпьем.
Леди Элизабет упорно колотила в дверь.
Стоук подошел к двери и открыл ее.
— Милорд? — изумилась леди Элизабет. — Что ты делаешь в комнате Ларк? Кстати, где она? Кажется, я слышала голоса…
— Понятия не имею. Я ходил на кухню налить себе стакан вина и заблудился в темноте. Решил, что это моя комната.
Ларк затаила дыхание: выдаст ее Стоук или нет?
— Ты не видел мою дочь? Волчище вечно трется около нее, стало быть, и она где-то неподалеку.
— Я не видел твою дочь, но желаю тебе, миледи, отыскать ее.
Ларк облегченно вздохнула.
— А теперь прошу меня извинить. Раз это не моя комната, пойду в свою. Ты не представляешь, как мне хочется спать. Доброй ночи.
От пыльных старых тряпок у Ларк защекотало в носу, и она зажала нос пальцами, чтобы не чихнуть. Между тем Стоук вышел, и скоро звук его шагов стих в коридоре.
Ларк видела, как мать расхаживает по комнате, заглядывая во все укромные уголки. Она не поленилась даже встать на колени и посмотреть под кровать. Девушка прижалась спиной к стене и замерла: мать находилась от нее в двух шагах и синий шелк пеньюара Элизабет плескался перед самым носом Ларк.
Через минуту, показавшуюся девушке вечностью, леди Элизабет поднялась с колен и перевела дух. Смахнув приставшую к сорочке паутину и чертыхнувшись, она обвела в последний раз взглядом комнату и вышла в коридор, хлопнув дверью. В следующее мгновение Ларк почувствовала, как что-то холодное и влажное коснулось ее бедра. Балтазар! Волчище умудрился проскользнуть в спальню под самым носом Элизабет, нашел по запаху хозяйку и вот теперь тыкался носом ей в ноги, требуя, чтобы его приласкали.
Ларк провела пальцами по густой шерсти у него на загривке.
— А ведь я едва не попала в беду, дружок, в большую беду. Так что я перед тобой в долгу. Это ты вытащил меня из пасти Черного Дракона. Впрочем, предстоит еще разговор с матушкой. Не возражаешь, если остаток ночи мы проведем под кроватью? По крайней мере до утра она меня не найдет. Хотя, признаться, беспокоит меня вовсе не матушка, а совсем другое.
Ларк выбралась из сооруженного ею в углу комнаты завала и перебралась под кровать, постелив на пол старый плащ.
В следующий раз Черному Рыцарю не удастся застать ее врасплох. Это ясно как день. Куда труднее разобраться в своих противоречивых чувствах.
Ларк нравились его прикосновения, от которых все еще горела ее кожа. Она прикрыла глаза, вспоминая, как он дотрагивался до ее тела и ласкал ее лоно.
В следующее мгновение Ларк одернула себя. О ласках Стоука вспоминать не следует: она любит Эвенела, а потому нельзя допустить, чтобы Блэкстоун вновь дотронулся до нее. Прикосновения Черного Рыцаря обжигали, и, если бы не мать, последствия его визита могли бы стать необратимыми.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики