науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Через мгновение ничего, кроме рева огня, уже не было слышно.
— Бедный, бедный Балтазар! — Ларк припала лицом к пропахшей дымом куртке Стоука и горько заплакала.
Стоук сжимал жену в объятиях, понимая, что она впервые в жизни припала к его груди, ища помощи и успокоения. Внезапно Стоук заметил, как впереди показался какой-то темный предмет. Стоук сжал плечо жены и воскликнул:
— Ты только посмотри на это!
Ларк увидела мчащегося к ним Балтазара, и ее лицо осветила улыбка.
— Дева Мария! Он жив!
Ларк бросилась к волку и, встав на колени, начала гладить его опаленную шерсть. Больше всего у Балтазара пострадал от огня нос.
— Придется лечить тебя, дружище. — Девушка прижалась к его морде.
— Я и не подозревал, что он пошел следом за мной. — Стоук с удивлением разглядывал волка. — Думал, отправился куда-нибудь в чащу поохотиться.
— Я много раз говорила, что волки чувствуют, когда тем, кого они любят, угрожает опасность.
— Уверен, на самом деле они чувствуют и понимают не только это, но и куда больше. — Стоук с интересом наблюдал за тем, как Балтазар вылизывал Ларк лицо.
— Так ты думаешь, он понял, что мы любим друг друга?
Стоук взглянул в круглые желтые глаза волка.
— И не только это. Волки — хранители тайного знания, которое нам, людям, познать не дано.
Стоук вынул из-за голенища сапога кинжал и перерезал кожаные ремни, которые все еще стягивали запястья Ларк.
— Подумать только, я могла прожить жизнь, так и не узнав, что ты любишь меня! Простишь ли ты меня за то, что в последнее время я постоянно отвергала тебя? — Ларк коснулась подбородка мужа и провела пальчиком по густой черной щетине у него на щеках.
— Должен заметить, что видеть тебя и не иметь возможности к тебе прикоснуться было подобно пытке. Ведь я всегда хотел тебя — каждую минуту, когда ты находилась рядом.
— Я возмещу понесенный тобой урон. Обещаю. — На губах Ларк появилась шаловливая улыбка.
— Да уж, тебе придется постараться. — Стоук нагнул голову, чтобы поцеловать ее, но она высвободилась из его объятий.
— Можно тебя спросить?
— О чем именно?
— Мы можем пожениться снова?
— Странная блажь… По-моему, мы уже женаты.
— Да, женаты, но я хочу снова пройти через обряд венчания. — Ларк смотрела на него широко улыбаясь, отчего у нее на щеках появились очаровательные ямочки.
Стоук ответил жене улыбкой.
— Что ж, я согласен. Если ты отдашь мне не только руку, но и сердце.
Ларк обвила руками его шею.
— Мое сердце принадлежало тебе с той минуты, когда мы в первый раз поцеловались. Тогда, правда, это открытие так напугало меня, что я дала себе слово молчать об этом. — Она прижалась к губам мужа. — Я люблю тебя, Стоук. И всегда любила.
Эпилог
Небольшая часовня замка Сент-Вейль еле вместила всех гостей. Король Англии занимал почетное место у алтаря и доброжелательно взирал на стоявшую перед ним молодую пару. Рядом с его величеством сидел Варик и гладил ладошкой белый горностаевый мех, которым была оторочена королевская мантия.
Луи хмуро поглядывал на окружающих и время от времени ощупывал свой распухший нос. Роуленд с ухмылкой посматривал на Тревелина, потом устремил взгляд на отца Амори, чей громкий, звучный голос раздавался под сводами часовни. На поясе у Амори висел длинный меч. Священник с важным видом читал по-латыни псалмы.
Балтазар сидел у ног Стоука и Ларк, и всякий, кто увидел бы его лохматую морду, поклялся бы, что зверь, скаля зубы, улыбается.
Сквозь цветные витражи в зал лился солнечный свет, бросая разноцветные блики на стоявших у алтаря Ларк, Стоука, Эвенела и Элен. Стоук был с ног до головы в черном бархате, а вышитый золотом у него на плаще геральдический дракон хитрым глазом поглядывал на собравшихся в часовне людей.
Стоук чуть повернул голову и окинул взглядом жену: золотистые волосы, свободно рассыпавшиеся у нее по плечам, нежное личико и полные чувственные губы. Она была в небесно-голубом платье, покрой которого подчеркивал ее высокую грудь и стройные, как у юноши, бедра. Голубой цвет платья отлично сочетался с оправленной в золото бирюзой на баронской короне, венчавшей ее лоб.
Почувствовав, что Стоук смотрит на нее, Ларк повернулась к нему и одарила его нежной, чуть застенчивой улыбкой. Хотя день был прохладный, от ее взгляда и улыбки Стоука бросило в жар, и он еще крепче стиснул ладошку жены в своей могучей руке.
Эвенел сжимал руку Элен и с обожанием смотрел на свою невесту. От сверкающих взоров жениха Элен смущалась, рдела и отводила карие глаза в сторону.
Леди Люсинда склонилась к своему задремавшему мужу и ткнула его в бок. Тот приоткрыл один глаз.
— Не спи, дорогой, а то все пропустишь! — зашептала она. — Взгляни только на Ларк и лорда Блэкстоуна! Граф не отпускает ее руки с тех пор, как они вошли в часовню. Будто боится, что она исчезнет. Ничего удивительного — девочка заставила его побегать за собой. — Леди Люсинда чуть слышно рассмеялась. — С другой стороны, кто бы мог подумать, что девочка так похорошеет и изменится. Личико спокойное, ясное — прямо как у святой. Кто поверил бы, что эта воительница станет важной леди! Начало ее с Блэкстоуном романа я, к сожалению, проглядела — вот дура-то! Но роман удивительный, ничего не скажешь… Кстати, тебе не кажется, что синее платье Элен придает ей чуточку мрачный вид? Ей бы больше пошло голубое — такое же, как у Ларк. Элен всегда шли светлые тона — тут уж никаких сомнений…
Сэр Джозеф прикрыл глаза и снова погрузился в дремоту, предоставив леди Люсинде возможность стрекотать, сколько ее душе угодно.
Леди Элизабет, склонившись к мужу, сказала:
— Знаешь, Уильям, мне все не верилось, что этот день когда-нибудь наступит и мы выдадим наконец дочерей замуж.
— А вот я в этом никогда не сомневался. — Уильям смерил жену ироническим взглядом. — Девочкам просто нужно было найти себе подходящих мужей, вот и все. Это, кстати, тебе урок на будущее — никогда не вмешивайся в жизнь детей.
— По-твоему, значит, я вмешиваюсь?
— А как же? Теперь, когда девочки пристроены, ты возьмешься за наших сыновей. Будешь устраивать их судьбу.
Элизабет взглянула на Эвела и близнецов. Гарольд и Седрик не отрывали глаз от прелестей сидевших неподалеку дочерей сэра Блентона. Девицы перешептывались и с негодованием посматривали на молодых людей. Эвел же погрузился в собственные мысли и рассеянно поглядывал на витражные окна. На лице Элизабет появилось выражение выслеживающего дичь охотника.
— Вижу, что у тебя в голове созрел очередной план, — прошептал Уильям жене. — Предупреждаю еще раз: не смей вмешиваться в жизнь детей.
Ларк слышала шепот отца, поскольку скамеечка Уильяма и Элизабет стояла рядом с алтарем. Девушка хмыкнула и посмотрела на Стоука, который ответил ей страстным взглядом. Господь свидетель, до чего же ей нравился в нем этот огонь! Без сомнения, в его лице она заполучила собственного огнедышащего дракона.
От автора
Дорогие читатели!
Несколько слов о секрете Стоука. Его тайна, а вернее сказать, открытие далеко опередило свое время.
При изготовлении мечей Стоук использовал железную руду, которую нагревал в плавильной печи вместе с древесным углем. Полученный продукт представлял собой бурую массу, проходившую длительную обработку, пока не становился оружейной сталью. Процесс выжигания, к которому прибегал Стоук, позволял избавляться от ненужных примесей, а древесный уголь, то есть углерод, обеспечивал стали необходимую твердость в соответствии с формулой: больше углерода — больше твердости. То, что Стоук использовал для удаления примесей закрытую печь для обжига глины, позволяло мастеру добиться лучшего соединения металла с углеродом. После этого Стоук подвергал полученный полуфабрикат ковке, затем снова нагревал его, и весь процесс повторялся. Потом клинку придавали форму, и он закаливался в воде и в масле.
Кузнецы и оружейники, изготовлявшие мечи и кольчуги, ревниво оберегали секреты своего мастерства. Использование закрытой печи для плавки металла получило широкое распространение лишь в XVIII веке. До этого времени сталь и изделия из нее стоили чрезвычайно дорого. Производство стали в больших количествах промышленным способом было налажено лишь в XIX веке, а качество стальных изделий улучшилось лишь с появлением специальных печей в XX веке.
Надеюсь, вам было любопытно узнать о «хобби» Стоука. Я, во всяком случае, с интересом и прилежанием занималась исследовательской работой, связанной с процессом изготовления мечей в средние века, а затем с большим энтузиазмом писала об этом.
Констанс Холл

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики