науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



Аннотация
История отношений Ром, своенравной, эксцентричной художницы, и респектабельного богача Кэмерона позволяет читателю насладиться чувственным и романтическим миром любви, впрочем, отнюдь не идиллическим, поскольку героям на пути к счастью придется перебороть в себе и других социальные условности и предрассудки.
Дикси Браунинг
Лики любви
Глава 1
Ром опустила боковое стекло и подставила лицо прохладному воздушному потоку. Стало немного лете, но по-прежнему ее мутило и болела голова. Чистый горный воздух не прояснил мысль, оживленное движение по магистрали не помогло сосредоточиться. Понятное дело, вчера она позволила себе выпить лишнего. Ну и что? В конце концов, ей заказали портрет и она отмечала удачную сделку. Если Ром и позволила себе расслабиться, то никто этого не заметил. Она умела, где надо, блеснуть изящными манерами.
Недовольно сдвинув брови, она нажала на газ и отпустила педаль, лишь когда стрелка спидометра перешагнула за 60. Кончится тем, что ее оштрафуют за превышение скорости. Ну и пусть, не о том голова болит. И не с похмелья, не так-то все просто. И не из-за того, что в последнее время она все ближе склоняется к мольберту — мало кому из портретистов удается сохранить хорошее зрение. Быть немного близоруким — не помеха; наоборот, не отвлекаешься на лишние детали.
Конечно же, все из-за Джерри. Не сбавляя скорости, Ром поискала в сумочке серебристо-бирюзовую коробочку для лекарств, нащупала ее гладкую прохладную поверхность, встряхнула.
Проклятье! Она забыла запастись таблетками. Надо бы по дороге купить что-нибудь от головной боли или остановиться в каком-нибудь тихом местечке, чтобы прийти в себя. Не являться же к Синклерам в таком жалком виде, выжатой как лимон; она не простит себе, если лишится такого выгодного заказа. Ей давно ничего подобного не предлагали, особенно если учесть, что гонорар раза в три выше среднего. Придется работать все лето, зато будет время поразмыслить о дальнейших отношениях с Джерри Локнером.
Ее обогнала какая-то машина, хотя Ром и сама ехала быстрей дозволенного. Если и найдется спокойное местечко, то не на этой трассе. Скорей бы свернуть с магистрали на дорогу поменьше, может, где-нибудь попадется тенистая прохладная рощица, немного передохнуть ей не помешает. Лучше бы на ровном месте, а то эти «русские горки» действуют на нервы.
Ром работала с двумя клиентами, когда получила приглашение от Синклеров. Управиться с обоими заказами не представило труда: отставного адмирала она изобразила на его яхте, а адмиральскую дочь, мастера высшего пилотажа, — в кабине самолета «питт спешиал», как та пожелала.
Ирония судьбы, но заказ Синклеров ей обеспечила жена Джерри, Дорис. А собственно, почему бы и нет? Дорис владеет галереями, муж ведет дела; они имеют проценты от всех выставляемых ею картин. Если на то пошло, поразило ее другое — она вообще не знала, что у Джерри есть какая-то Дорис. Ей вспомнился первый ее визит в офис Джерри в «Галереях Локнера»; она пошла туда, вооружившись рекомендациями и несколькими последними работами, и с ней тотчас был заключен контракт.
Ее сразу поразили его глаза — темные, печальные, светившиеся теплым вниманием. Для нее все началось с самой первой встречи. Он отнесся к ней дружелюбно, но не более того, чем, разумеется, и расположил к себе. Ром привыкла к назойливым приставаниям мужчин: еще бы — броская красавица, да к тому же художник. Джерри вел себя намного сдержаннее и тоньше: интересовался ее успехами, сочувствовал в трудные минуты, а их было предостаточно. До этого она никак не могла найти себе постоянного пристанища, пыталась даже пробиться в те сферы, где прежде подвизался ее отец.
Конечно, жаль, что Джерри не упоминал о своей жене, но, честно говоря, у него и не было подходящего случая. Чувства уже захлестнули их обоих бурной волной, когда Ром узнала, что он женат. Теперь надо было выйти из сложившегося неловкого положения как можно более достойно и безболезненно. Но, по правде говоря, первым делом предстояло еще разобраться в себе самой.
С какой стороны ни глянь, не очень-то приятная ситуация — даже несмотря на то, что Дорис оказалась необыкновенно милой женщиной и сбилась с ног, чтобы осчастливить ее таким завидным заказом. Ром нахмурилась. Она готова поклясться, что Дорис ни о чем не подозревает.
Ведь она старалась ничем себя не выдать. Прошлым вечером, после отъезда Дорис в Роли, она впервые осталась наедине с Джерри. Да и то всего на минуту: он последовал за ней в крошечную кухоньку и неслышно подкрался сзади. От одного его прикосновения она чуть не потеряла голову.
Блики солнца отразились от большого легкового автомобиля, пересекающего шоссе по западной трассе. Заставив себя думать о настоящем, Ром попыталась настроиться на встречу с Синклерами.
Она слыла незаурядной художницей. Ее картины приносили доход. А ведь добиться признания портретисту нелегко. И ей действительно пришлось трудно, даже когда ее отец был в зените славы, а если точнее, то особенно тогда, когда ее отец был в зените славы.
Только за последние несколько лет она создала свой неповторимый стиль и набрала себе денежную клиентуру. Сейчас она более-менее свободна в выборе и может сама назначать цену. Ее портреты пользуются спросом; она позволяет себе работать не спеша, это дает ей возможность шлифовать свои так называемые «обстановочные портреты», на которых человек изображается на открытом воздухе. Пейзажные зарисовки — ее конек, благодаря им она и нашла свой стиль.
О, что касается ее карьеры, то здесь все безоблачно. Ей даже казалось, что о такой для себя судьбе она мечтала еще с той поры, как впервые вдохнула острый запах масляных красок и скипидара, когда мать вернулась из акушерской клиники с нею на руках. Она выросла в отцовских студиях. Семья странствовала по свету, точно они были цыгане.
Реджинальд Кэрис сделал, как говорится, хорошую партию. Мастер светского портрета, он женился на юной дочери одного из своих знаменитых клиентов — лучше не придумаешь. Но тут же последовал удар для них обоих: невесту лишили наследства за то, что ее избранник был не из того круга.
И все-таки мать ни разу не пожалела о том, что вышла замуж за неугомонного художника. По словам Реджи, они жили душа в душу и безумно любили жизнь, пока Кэролин не заболела. А Реджи — Ром с горечью должна была это признать — так и продолжал наслаждаться жизнью, даже после смерти молодой жены, даже когда его единственная дочь стала взрослым, самостоятельным человеком.
«А, черт побери!» — сердито фыркнула Ром, щурясь от яркого предвечернего солнца. Если ей верно объяснили дорогу, то вот-вот будет поворот. А поскольку дорогу объяснял Джерри, все должно быть верно. Джерри Локнер, несмотря на беспечный вид, никогда не делал ошибок.
Если, конечно, не считать ошибкой то, что он дал тебе влюбиться в себя, насмешливо напомнил ей внутренний голос. Но даже в этом больше виновата она сама. Ей не хватало здравомыслия, чувства не всегда подчинялись рассудку. Но когда он робко сказал ей, что его жена возвращается домой, ее романтические грезы разлетелись в пух и прах. Счастье еще, что он, всегда такой тактичный, черт бы его побрал, хотя бы не унизил ее достоинства — постарался поверить, что она давно уже все о Дорис знает. Ром убедительно разыграла эту сцену. Еще бы — притворялась изо всех сил. Как потом узнала Ром, Дорис Локнер владеет всем: и галереями, и особняком, и двумя автомобилями «линкольн». Но Ром упорно отказывалась верить подлым слухам о том, что якобы и муж — такая же ее собственность.
Наконец она свернула с шоссе на боковую дорогу и вздохнула с облегчением. Но, Господи, от головной боли все плывет перед глазами. Дорога то взмывает вверх с такой стремительностью, что дух захватывает, то ныряет в долину, и так до бесконечности. Ей-Богу, это ее доконает; она приедет на ферму Синклеров и свалится без сил. Хороша же она будет! Ей точно не следовало столько пить. Правда, она так мало себе позволяет — что бы там ни думали.
О, ей ли не знать, что по меньшей мере половина вчерашних гостей считает художников беспутным сбродом (это в лучшем случае). Ром всегда чувствовала, что в определенных кругах — включая и знакомых Дорис — женщину с ее внешностью, экзотической профессией и связанным с ней творчески-переменчивым нравом всерьез не воспринимают. По их мнению, жить кочевой жизнью почти все равно что ходить по рукам. Да к тому же нестандартное чувство юмора заставляет ее порой играть ту роль, которую ей приписывают. Довольно часто так называемая верхушка общества — в основном такова вся ее клиентура — бесила ее до такой степени, что Ром с удовольствием изображала из себя эксцентричную богемную девицу.
Ей это не составляло труда хотя бы потому, что она была неравнодушна к броским нарядам. Ей нравились невероятные сочетания цветов и пестрота стилей; носить такое может только абсолютно уверенный в себе человек. Кашемировый свитерок; скромная ниточка ращенного жемчуга, изящная золотая цепочка — не для нее. Лишь в редкие минуты она признавалась себе, что наверняка не усердствовала бы так, если бы не осуждение со стороны шокированных женщин в аккуратненьких платьицах одного покроя, со скромно подкрашенными волосами, стянутыми назад одинаковыми шарфами.
О дьявольщина! Она отдавала себе отчет, почему издевается над этими благопристойными людьми. Это ее месть за их слепое предубеждение против людей искусства. Из-за него ее мать была так отчаянно несчастна даже с любящим мужем и малышкой дочкой. Уиллингфорды не написали ни слова на сообщение Кэролин Уиллингфорд Кэрис о рождении их внучки, а девять лет спустя — на телеграмму Реджи о неизлечимой болезни Кэролин. И когда она умерла на Родосе, оставив в смятении мужа и дочь, — даже тогда ни участливого слова, ни такой малости, как венок на могилу.
Она инстинктивно отвергала тот светский мир, где на художников, за исключением мэтров, смотрят свысока. Ром возненавидела его. Но социальные барьеры действуют с обеих сторон, часто повторяла про себя Ром. И ей хотелось быть отвергающей, а не отвергаемой, и она очень гордилась тем, что никто не догадывается о ее родстве с Уиллингфордами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики