науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Он коснулся губами моих волос.
– Обниму, Жюли, обязательно. Но завтра. Если ты, конечно, захочешь этого после оглашения. Молчи! Я сам знаю, что сегодня – это сегодня. Я пойду. Хоть рубашку сменю перед ужином. А ты пока немного от всего отдохни.

Глава 18,
в которой ужин

Я рассмеялась, увидев Рене в смокинге и джинсовой рубашке навыпуск.
– Что, местный шик?
– Не придирайся. Завтра приедет прачечная. – Он тоже выглядел очень веселым; волосы были чуть влажными, наверное принимал душ. – За эти две недели я немножко не рассчитал.
– Ты меняешь рубаху раз в две недели?
– Прачечная приезжает зимой раз в две недели. В сезон у нас все свое. До черта работников. Пойдем.
Он протянул мне руку. Я схватила ее своей. Мы переглянулись и побежали.
– Жюли, у меня такое чувство, что я знаю тебя всю жизнь!
– У меня тоже!
– Правда? Осторожнее! Лестница!
– Лестница? Замечательно! – Я вырвала свою руку и на шелковой юбке лихо покатилась по перилам.
Он запрыгал через три ступеньки.
– Ты! Хулиганская девчонка! – И все-таки успел поймать меня на площадке за талию.
– Вот ты меня и обнял!
– Это не считается! Это техника безопасности! – Он убрал свои руки и погрозил мне пальцем. – Не смей больше так делать!
– А то что?
– А то! – И сам съехал вниз по перилам.
Я без промедления повторила свой маневр, а он – «технику безопасности». Потом взял меня за руку и опять погрозил.
– Достаточно, мадемуазель. Иначе останетесь без ужина.
Я потупила взор и присела в реверансе.
– Ах, простите, господин учитель!
И мы рассмеялись, и, не разнимая рук, пронеслись через холл, гостиную и с разбегу влетели в столовую.
Мужчины вскочили при моем появлении. Они были не во фраках, а кто в чем, и от этого выглядели очень домашними. Стол ломился, как и вчера. Место серебряной вазы занимал наполненный фруктами хрустальный таз.
– Как мило! – сказал Жан-Пьер. – Похоже, наши детки подружились.
– А где Гидо? Где Вариабль? Почему нет Фернана? – строго поинтересовался Рене, подводя меня к креслу.
– Мои комплименты вашему туалету, миледи, – промурчал Глиссе и поцеловал мою левую руку.
Все стали усаживаться.
– Гидо пока не разрешает ему выходить, а чтоб старик не скучал, пошел к нему ужинать, – тем временем докладывал конюх. – А Фернан… Ну ты же его знаешь…
– То есть?
– Рене, ну рандевушка у нашего спортсмена, – за моей спиной объяснил Жан-Пьер, уже чего-то накладывая мне и наливая. – Как обычно. Предрождественский учебный секс-тренаж. Зимний гон. Ах, простите мою дерзость, мадам метресс!
– О чем вы, мсье кравчий? Я все равно ничего не понимаю из мужских разговоров.
– Что вовсе не мешает нашей миледи, – забасил конюх, кокетливо поглядывая на меня и поднимая свой бокал, – водить машину получше некоторых мужчин! За вас! – И выпил.
Все очень оживленно посмотрели на меня. Рене безразлично выравнивал приборы. Я деликатно пожала плечами.
– Не скромничайте, миледи, – не унимался конюх. – Я видел собственными глазами! Господа, представьте себе, возвращаюсь я сегодня с почты из города и наблюдаю впереди удивительную картину. «Ягуар» несется за «пежо». А тот его подпустит к себе и подрезает, подпустит и подрезает. Никак не дает обойти! Я за ними побыстрее. Интересно же. «Ягуар», понятно, наш, хозяйский. Кроме Рене, ехать на нем больше не мог никто. А чей, думаю, такой знакомый «пежо»? Ну конечно же поверенного! Только с какой стати Рене преследовать этого зануду? Даже не сразу и понял, что у них гонки. А потом думаю: ай да Сале! То, что он верхом очень прилично, это я знаю, но чтобы еще и машину так водил! На каком-то паршивом «пежо» так обставлять «ягуар». Я прям даже его чуть не зауважал!
– Не такой уж «пежо» и паршивый, – сказала я. – Новенький. Даже тысячи пробега нет. Последней модели.
– Ой не надо! – Конюх поморщился. – Может, и не патриотично прозвучит, но по сравнению с «ягуаром» ручной сборки «пежо» – детская коляска!
– Не уверена. К тому же у меня было преимущество – левый руль, и я знала, что Рене плохо ладит с правым рулем.
– Да, это правда, – заговорил Рене. – Я с правым никак. И еще, по-моему, в «ягуаре» что-то с коробкой или с рычагом переключения передач. Надо будет Шарло сказать, чтобы… – Он осекся, потому что все слишком дружно загоготали.
– А где, простите, я не расслышал, мадам метресс, вы научились так управлять авто? – спросил Жан-Пьер.
– Меня воспитывала в основном бабушка, а у нее была автомастерская. Она досталась ей от моего деда, за которого она поздно вышла замуж, потому что сначала служила в полиции. Я высокая, поэтому уже лет в двенадцать доставала до всех педалей, и она очень рано начала меня учить. Не только водить, но и чинить машины, предполагая, что я продолжу ее бизнес. В отличие от моей мамы, которая не выносит даже запаха бензина.
– Ну что же теперь с этой мастерской? – замурчал Глиссе. – Она в вашей собственности?
– Нет. Бабушка продала ее, когда стало ясно, что у меня, так сказать, иная стезя. Я поступила в высшую школу, и бабушка купила в Марселе квартиру, чтобы мне было удобнее учиться. И мы жили вместе до самой ее смерти.
– Кстати, а в каком районе ваша квартира? – впервые подал голос Жишонга.
– В районе рынка. – Я посмотрела на него с благодарностью за помощь увести разговор подальше от темы водительского совершенства. – А вы ведь выросли в той самой знаменитой «Жилой единице» Ле Корбюзье?
– Мы оба! – влез Жан-Пьер. – Только он терпеть не может этого лысого очкарика!
– А за что его любить? – мурлыкнул Глиссе. – Париж хотел снести. Париж! И на его месте настроить бетонных коробок!
– Если и есть что приличное, так все содрано у этого американца, как его, Райта! – со знанием дела пробасил конюх. – Так там же Америка! Вон у них землищи сколько. А у нас? Европа, все друг на дружке, плюнуть негде. А старый дом, он как дерево, как конь, он – живой человек!
– Правильно, живой! – взволнованно поддержал Жишонга. – Человек должен жить в естественной среде! Жить вместе с природой, как в пятнадцатом веке, но использовать все достижения современной техники! Телевидение, Интернет, автомобиль! Никакого бензина! Есть же старые добрые энергии воды, солнца, ветра! Только – электричество. Сносить старую застройку столь же преступно, как выкорчевывать вековые деревья или, скажем, убивать стариков под предлогом, что у них уже нет здоровья. Конь должен вернуть свое место друга и спутника человека. Куда все спешат? Курьеры давно отжили свое, вся информация передается сегодня по воздуху!..
Они энергично и возбужденно рассуждали, и с не меньшей энергией и возбуждением пили и ели, не забывая произносить тосты в мою честь, в честь Франции, Марселя, Онфлёра, Нормандии. Я тоже старалась к месту вставлять что-нибудь этакое красноречиво-экологическое.
Молчал только Рене. И почти ничего не ел. Только пил. Всё подряд, одну за другой опустошая бутылки. Вполне демонстративно. И все, а не я одна, это видели. Но никто даже не пытался его останавливать. Я тоже не решалась.
– А не перебраться ли нам, мсье, мадам, в курительную комнату? – наконец предложил Жан-Пьер. – Мадам метресс, там прекрасный кондиционер! Вы ничего не почувствуете.
– Спасибо. Но я лучше бы поднялась к себе.
– Не покидайте нас, миледи! – замурчал Глиссе.
– Не приставай! – одернул его конюх. – Миледи хочется побыть одной.
– В таком случае, миледи. – Глиссе изящно встал со своего кресла и изобразил полупоклон. – Позвольте послужить вам эскортом и сопроводить до покоев.
Я покосилась на Рене. Он безучастно наливал себе очередную порцию.
– Балда ты, Глиссе! – сказал конюх. – Одной миледи будет скучно. Предлагаю всем прогуляться и показать миледи гараж.
– Двадцать восемь машин?
– Да, – не хуже Глиссе сладко муркнул конюх. – Вам понравится! Подождите здесь. Я сейчас сбегаю за вашим пальто.
– Уймись. – Рене вдруг встал. – Я сам схожу.
Он вполне твердо прошел в гостиную, пересек ее, открыл двери в холл, скрылся за ними.
Тем временем Глиссе и Жишонга беззвучно улизнули в курительную. Жан-Пьер молча составлял на сервировочную тележку грязную посуду. Конюх сосредоточенно ковырял зубочисткой во рту.
– Но он же совершенно пьян! – воскликнула я. – Разве вы не видите? Он ведь может упасть!
– Кто? Рене? – Жан-Пьер хмыкнул. – Никогда в жизни. Правда, завтра не вспомнит, что сегодня еще отчудит.
– Не преувеличивай, – сказал конюх. – Ничего он не отчудит, если до сих пор продержался. Я бы на тебя посмотрел в его ситуации.
– Си-ту-а-ции! Помог бы лучше, умник!
Тот не двинулся с места.
– Много ты мне зимой помогаешь навоз возить?
– Жан-Пьер, я помогу! – Я схватила что-то со стола и хотела поставить на тележку.
Он отобрал это из моих рук и сказал устало:
– Ни в коем случае! Спасибо, конечно. Но, если Рене увидит, будет дикий скандал.
– Господа, я же понимаю, что это все из-за меня. Но что мне делать? В моей ситуации?
– Расслабиться! – фыркнул конюх. Прислушался. – И получать удовольствие, – уже тише произнес он. – Тсс… Кажется, возвращается наш дорогой патрон.
Дверь холла действительно открылась. Рене уже в своей короткой куртке поверх торчащего из-под нее смокинга энергично шагал к нам с моей новой шубой и сапожками.
Я невольно встала ему навстречу. Он молча подал мне шубку. Я влезла в рукава. Он повернул кресло от стола и сказал:
– Сядь, пожалуйста.
Я села. Он опустился на корточки, взял мою ногу и с ловкостью продавца обувного магазина заменил туфли на сапожки. Выпрямился, протянул мне руку.
– Идем.
Я взяла его за руку, и мы пошли. Конюх, Глиссе и Жишонга похватали свою одежду и побежали за нами, одеваясь на ходу.
Было свежо, и полная луна плыла среди тучек по черному небу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики