науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Я круто повернулась, чтобы уйти, но Дениз воскликнула:
– Подождите! Это правда?
– Да, – сказала я, успев сделать лишь шаг.
– Какая мерзость… – Дениз с отвращением поморщилась. – Мерзавец! Как ты мог?
– Мамочка! Я для нас же старался! Я просто не хотел впутывать тебя!
– Впутывать? – Ткань шарфа наконец-то поползла под ее пальцами. – В твои новые матримониальные соображения? Что ж, я вполне способна понять. Мадемуазель де Ласмар гораздо, о, в десятки раз богаче меня! В таком случае вы тоже простите мою горячность, мадемуазель де Ласмар. – Она направилась ко мне. – Пожмем друг другу руки и, не исключено, что однажды даже подружимся.
Я ощутила ее ладонь в своей и постаралась улыбнуться, чувствуя, что сделать то же самое заставляет себя и жена Сале.
– Вы не откажетесь выступить свидетельницей на моем разводе, мадемуазель де Ласмар?
– Если понадобится. И называйте меня просто… э-э-э… Жюли.
– С удовольствием. А я – Дениз.
– Очень приятно, Дениз. И еще, знаете ли, я не сплетница. Это я говорю на тот случай, если вы измените свое решение.
– Ах, как трогательно! – язвительно встрял Сале. – Ты бы иначе запела, мамочка, когда бы знала, чьим был бы Манор дю Ласмар, не будь у тебя новой подруги!
– Чьим же? – Дениз презрительно обернулась к нему.
– Он стал бы принадлежать фонду «Зеленая трава». А твоя мама, ах, простите, мадам Эрисо является его президентом!
Я вздрогнула, и мне показалось, что даже земля закачалась и заходила подо мной. Я шагнула в сторону, но это дикое ощущение не исчезло, а сделалось только сильнее: словно я начала проваливаться сквозь землю. Я посмотрела вниз. Мои ноги уже увязли по щиколотку и прямо на глазах тонули глубже.
– Что ты хочешь этим сказать? – словно из другого измерения долетел до меня голос Дениз.
– А то, мамочка, что через третьих лиц мы бы спокойно, как все, переводили бы денежки со счета фонда мам… мадам Эрисо на свой.
– Мерзавец! – Дениз отшатнулась. – Мадам Эрисо – не все!
– Ты уверена, мамочка?
– Мерзавец! Мерзавец! – Она подлетела к нему и замолотила по его груди кулаками. – Мерзавец! Ненавижу!
– Мамочка, остынь. – Сале одной рукой перехватил оба ее запястья, заставил нагнуться и другой отшвырнул ее очки и ударил по лицу.
Дениз вскрикнула.
– Сале, как вы смеете! – Я невольно рванулась, и мои ноги мгновенно засосало по колено…
Он ударил ее опять.
– Тише, тише, мамочка. Иначе я сам заявлю на суде, как ты пыталась утопить в болоте нашу дорогую во всех отношениях мадемуазель де Ласмар. – Он с силой дернул Дениз к себе и встал со скамьи. – Исключительно из ревности. Только рядом оказался я и не позволил ревнивой жене убить свою клиентку.
– Сале, прекратите бить жену и нести чушь! – заорала я. – Лучше дайте мне руку, кажется, я действительно тону!
Он посмотрел на меня и поцеловал лоб жены, но сжимал ее запястья уже обеими своими руками.
– До чего же все удачно складывается, а, мамочка? Так что отправляйся-ка ты незаметненько домой, а я немного поспасаю твою новую подружку. И все будет хорошо. Ты меня поняла?
Темная гладь болота с редкими кустиками камыша серебрилась в лунном свете. Голые кроны деревьев черным кружевом украшали черное небо с редкими звездами и белой беспечной луной. Моим ногам было дико холодно в ледяной, не дающей опоры массе, подобравшейся уже намного выше колен.
– Мамочка, я тебя, кажется, спросил. Ты меня поняла?
– Думаю, да, – наконец ответила она, и почти одновременно с ее голосом я услышала позывные своего мобильного.
– Что за черт? – Сале резко обернулся к скамье, на которой я забыла свою сумочку, и, видимо, ослабил хватку.
Дениз вырвалась и побежала ко мне.
– Держитесь, Вики! Я вам помогу!
– Дура! – заорал Сале. – Хочешь тоже сдохнуть?
Но с места не тронулся, а она была уже в полуметре от меня, как вдруг ее нога резко провалилась, и Дениз замахала руками, удерживая равновесие. Я протянула ей свои руки, и мы схватились, правда, мне это стоило погружением почти до пояса, а она утонула по колени. А мой мобильный звонил.
– Ничего, Жюли, выберемся, – бодро сказала Дениз. – У меня телефон в кармане. Я сейчас осторожно его достану и…
– Зачем? – перебил Сале. – Мне понравилось быть вдовцом. – Он сидел на каменной скамье и, нагнувшись, размазывал землю и болотную растительность по своим ботинкам и брюкам. – Ты так удачно появилась, мамочка! Я уже и не знал, что делать. И вдруг ты! Но, главное, что никто не видел, как ты сюда попала!
– Он ненормальный, – тихо сказала я.
– Не обращайте внимания. – Дениз уже извлекла телефон из кармана одной рукой; я держала ее вторую. – Набирать будете вы, я не увижу без очков.
– Девочки, ну что вы тянете? Тонули бы побыстрее, – сказал Сале, и комок грязи метко залепил мобильный, а следующая порция шмякнулась мне в лицо. – Время, девочки!
Тина и грязь полетели в нас, как из пулемета. Мы могли лишь держаться за руки, зажмурив глаза, и стараться поменьше реагировать на удары, потому что каждое наше движение действительно заметно способствовало успеху Сале. Все тело удавом сжимала и жадно втягивала ледяная жижа. Мой мобильный продолжал звонить.
Неожиданно раздались крики, треск ломающихся сучьев, топот, и град грязи прекратился. Я больше не слышала своего мобильного, зато очень отчетливо – разные мужские голоса:
– Сволочь! Подонок! Держи его! Я иду, Жюли, держись! Стой! Стрелять буду! Дерьмо! Стой! Держись! Держись! Стой!..
Дениз, наверное инстинктивно, обернулась, тоже услышав все это, потому что я сразу почувствовала, как ушла вниз до подмышек. Мои руки, сцепленные с руками Дениз, нырнули в болото. Все было одновременно.
И мы, отплевываясь от грязи на губах, закричали:
– Скорее! Мы здесь! Помогите!
Звуки выстрелов и брань. Вопль Сале. Топот и ругань. Треск веток и болотное хлюпанье. Совсем близко голос Рене и бас конюха:
– Сейчас! Сейчас! Не двигайтесь! Держитесь!
Грязь на лице не давала мне разлепить веки, и я спросила:
– Дениз, что там? Я ничего не вижу!
– Они наломали мелких деревьев, и Рене ползет к нам.
– Хватайтесь! – крикнул рядом голос Рене.
– Мы не можем разъединить руки! – отчаянно воскликнула Дениз, а я поняла, что от наших попыток это сделать вот-вот захлебнусь. – От холода свело! Боже! Она тонет!
– Хватай Дениз под мышки! – загремел бас конюха. – Чего ты ждешь! Хватай! Тяни! Я вас всех выволоку! Лишь бы они не расцепились! Давай, Рене! Я держу тебя за ноги!
Подо мной и вокруг захлюпало, зачавкало, и я ощутила, как мои почти бесчувственные от холода руки сначала разогнулись в локтях, подчиняясь силе, которая теперь уже всю меня волокла вверх. Я по-прежнему не могла открыть глаза, и в этой темноте словно еще и оглохла, слыша лишь болотное чавканье, свое хриплое дыхание и стук собственных зубов. Мои виски вдруг с двух сторон ударились обо что-то жесткое, а под плечами и под животом зашевелились огромные змеи…
Истерический женский плач и мужские голоса.
– Да сделайте же хоть что-нибудь! – голос Рене. – Черт бы побрал этого Гидо! Мог бы с нами пойти!
– Надо было вытаскивать их по одной! – определенно, Жан-Пьер. – Все из-за тебя, жирдяй! Рене чуть тоже не утонул!
– Пустите, пропустите меня! – мурчание Глиссе.
Я почувствовала шлепки по щеке и запах коньяка, и что я лежу на чем-то очень холодном и твердом, и что мне ужасно, просто невыносимо холодно. Я содрогнулась и чихнула…
– Выпейте, миледи. – Мои губы ощутили прикосновение металла, а моя голова и плечи – что их пытаются приподнять. – Глоточек, постарайтесь!
– Да… – прошептала я и потянулась руками к глазам, которым какая-то липкая тяжесть не позволяла открыться.
– Жюли! – голос Рене. – Не трогай глаза! Грязь может попасть! Потерпи до дому!
– Держите фляжку, миледи! Вот так…
Я почувствовала, как мои руки прикладывают к гладкому металлическому предмету и что меня приподнимают уже с двух сторон. Я сделала глоток. Еще один, еще…
– Хватит, наверное… – Я отстранила невидимую фляжку. – А Дениз? Это Дениз плакала? Где она? Я больше ее не слышу!
– Андре понес ее к дому, – сказал Рене, и я поняла, что он поднимает меня на руки. – Держись за шею. Как ты?
– Я ничего не вижу… Я очень грязная?
– Грязнее не бывает! – вместо него ответил Жан-Пьер. – Рене, ну чего ты застрял? Или сил нет? Давай я ее понесу.
– Позвонил бы лучше Эрику! – Рене уже торопливо зашагал. – Пусть встречает нас на каре.
– Сейчас-сейчас! – это был голос Жишонги.
– Я уже позвонил, – сказал Глиссе. – И старикам, и охране. Как только две головы в болоте увидал. Миледи, как же вы нас напугали!
– Как вы только могли, мадам метресс, остаться наедине с этой гнидой?!
– Не приставай к патронессе, Пьеро! Ей и так досталось!
– А все, Рене, из-за тебя! – зло рявкнул Жан-Пьер. – Свалили с толстым. Что, не могли никому сказать куда? Такой великий секрет, что к праотцам отправилась любимая тетушка?
– Да? Я теперь, по-твоему, обязан всем докладывать? Куда я поехал, зачем. Увольнительную у вас выправлять, мсье капитан ВВС?
– Возьми себя в руки, Рене, – сказал Глиссе. – И благодари бога, что вы вовремя вернулись. А если кто и виноват, то Озон. Он не должен был глаз спускать с миледи!
– Забыл? Он его дядя! Да еще этот чертов Шарло! Сказал же, посмотри, что с «ягуаром»? Нет! Один ветер в голове! Двадцать раз одно и то же повторять надо этому бездельнику!
– Кстати о бездельниках. – Глиссе кашлянул. – Сферато попросил расчет.
– Давай не сейчас. Поговорим потом. Пожалуйста.
От голоса тренера я вздрогнула, выходя из дремотного оцепенения своей невольной слепоты.
– Сейчас, сейчас. Потерпи, Жюли! Ну где же эти чертовы кары? – забеспокоился Рене. – Только не три глаза! Потерпи!
– А что с Сале?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики