науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Как только Моник примчалась ко мне и стала жаловаться! Ну, думаю, надо бежать выручать старикана! Как бы сердечко не прихватило. А вы, молодец, мадам метресс. – Южанин лихо подмигнул и принялся вытирать руки о свой белоснежный фартук. – Не растерялись! Слышь, Вари, похоже, эта стерва не может вынести в нашем доме ни одной другой женщины, кроме себя! Правильно, старина, гони ты ее в шею! А как он не прогонит, так вы, – он опять подмигнул мне, старательно оттирая тесто с пальцев, – мадам метресс, как сделаетесь нашей хозяйкой, сразу! В одночасье! И не слушайте зануду Паскаля. А то он у нас слишком сердобольный, феминист чертов! Ну. – Южанин протянул мне смуглую руку кое-где со следами теста. – Давайте знакомиться. Я – Жан-Пьер Миракло. Лучше меня не готовит никто в мире. И я ваш земляк. Вы ведь, говорят, марсельская?
– Да, – сказала я и взяла его руку, машинально подсчитав, что за сегодняшний день это уже пятая мужская рука, познакомившаяся с моей. И что они все очень разные, но во всех чувствуется уверенность и прямота, впрочем, наверное, рука повара все-таки лучше всех – земляк как-никак. – Очень приятно, мсье Миракло. А я, как вы уже догадались…
– Ч-ш-ш! – Земляк лукаво приложил палец свободной руки к губам. В глазах плясали, даже не плясали, а вовсю дурачились и резвились тысячи, нет, сотни тысяч самых разудалых бесенят. А такие большие, тонкие и чуть изогнутые носы между подвижными бровями с самой юности сводили меня с ума. – Это завтра вы станете моей хозяйкой, которая в полном праве меня выгнать, если я вдруг от чувств пересолю суп! Завтра! А сегодня вы пока та самая неприступная марсельская училка, которая уже разбила сердце… – Тут он с изящным поклоном снял свой колпак, как украшенную перьями шляпу, поцеловал мою руку, отступил на шаг, теперь уже держа свой колпак на сгибе локтя, словно это был старинный кивер, и принялся загибать пальцы. – Сердце малыша Рене – раз, сердце кентавра Номали – два, сердце старика Вари уже не выдержало, увы, но это три. – Он оглянулся на Сале. – Про сердце подмастерья мэтра Анкомбра и говорить не приходится. А мое! Мое!
– Твое поет и кукарекает, болтун! – медленно вставая с кресла, добродушно произнес Вариабль. – Я вам очень признателен за помощь, мадемуазель Брэбьи, но вы меня, надеюсь, простите, если я вас покину и прилягу на полчасика. А месье Миракло проводит вас в ваши апартаменты.
– О чем речь, Вари-душка, старичок!
– Ох, Жан-Пьер, до чего же мне твое амикошонство… вот где! – как бы мимо моих ушей прошептал Вариабль, проводя рукой по своей «бабочке». – Пожалуйста, Жан-Пьер, мадемуазель Брэбьи в «Викторию», а мсье Сале в…
– В «Диану», куда ж еще? Эта стерва туда отнесла фрачную пару.
Я внимательно посмотрела на повара. Он, клоунски вытаращив глаза, уставился на меня.
– Да, моя неповторимая мадам метресс! Фрачную пару! Мы все будем во фраках. А как же! Хозяйка приехала. Во фраках. Даже кентавр. Хоть у него все фраки на спине лопаются.
Я потеряла дар речи. Кроме всего прочего повар был просто необыкновенно хорош! И даже это нарочитое кокетливое амикошонство совершенно его не портило. Даже наоборот…
– Эй, мадам метресс! Очнитесь!
Повар был уже в своем колпаке и тянул меня за рукав. Вариабль смущенно пожал плечами, показывая, что против его ухваток он бессилен, и медленно направился к дверям в дальней правой стене холла. Однако спина, которая несла седую голову, была совершенно прямой.
– Нет, ну ты только посмотри! Нотариус! – возмущался повар. – Это что ж такое, тут два молодых роскошных мужчины с разбитыми сердцами, а она переглядывается со стариком!
– Потому что у старика действительно разбитое сердце, мсье Миракло. И, пожалуйста, отведите меня в эту самую «Викторию». Я дико устала. Я ведь все-таки с поезда.
– Слушаюсь и повинуюсь, моя госпожа, – сложив руки, как индийский джинн, отреагировал повар. – Сале, давай мне ее саквояж, а свою «Диану» сам уж как-нибудь отыщешь. А то у меня там плита без присмотра.
– Разыщу, конечно. – Сале кивнул, но сумку не отдал. – И «Викторию» тоже. Можешь спокойно идти к своей плите.
– Конечно, мсье Миракло, занимайтесь вашим делом. Мсье Сале меня проводит.
– Ага. – Повар скрестил руки на груди и посмотрел на меня исподлобья. И это тоже вышло у него очень красиво! – Решили от меня избавиться, растоптать мои чувства?
Я вздохнула, а Сале сказал:
– Правда, Миракло, достаточно шуток. Даме действительно нужно отдохнуть перед ужином.
– А я вот возьму и во все блюда яду насыплю, – страшным голосом произнес повар, показывая обеими руками, как он сыплет яд и перемешивает. – И все будут есть с аппетитом, и все умрут, и я со всеми! А потом найдут записку, и в ней будет написано красивыми почерком на компьютере…
– Господа, я возвращаюсь в Онфлёр. Наслаждайтесь ядами, приятного аппетита, – зло сказала я и направилась к выходу, для уверенности поправив на плече сумочку.
Документы, деньги, кредитки, мобильник – все при мне. А в дорожной сумке, оставшейся в руках Сале, только косметичка, чистое белье, пижама и шлепанцы, прихваченные на случай непредвиденной ночевки в Онфлёре. Невелика ценность. Я решительно распахнула входные двери и чуть не вскрикнула.

Глава 5,
в которой черный человек

Черная одежда, черное лицо, черные волосы и черные руки, которые складывали черный зонт.
Он повернул голову. Никогда в реальной жизни, а не в кино или на картине, я не видела лица прекраснее и совершеннее. Как у античной статуи, только не из мрамора, а из черного… Ох, как же называется этот черный камень?…
– О?! Вы, я полагаю, наша новая патронесса? – Зубы за улыбнувшимися мне губами были просто жемчужными.
Ну при чем здесь какой-то камень? Это античное лицо подвижное и живое! И я видела этого человека. Видела! И на фотографии, и в реальной жизни.
– А я, – не дожидаясь моего ответа, продолжил он, – Паскаль…
– Паскаль Жишонга! Входите! Но что вы-то здесь делаете?
Античные глаза изумленно взглянули на меня.
– Я? – Жишонга закрыл дверь, а на его черном пальце небесной голубизной блеснул в перстне продолговатый камень… – Я, собственно…
– О-о-о! – протяжно возгласил Жан-Пьер, разводя руки. – Маэстро Паскуале! Принц Мадагаскара. Наш маг и чародей! Моя лошадь пала. И бедному Пьеро теперь здесь делать нечего. – Он повернулся и пошел к лестнице.
– А где мсье Вариабль? – озабоченно спросил Жишонга, абсолютно не замечая Жан-Пьера.
– Пошел прилечь, – медленно ответила я, не в состоянии отвести взгляд от знакомого перстня.
– Может, все-таки позвать профессора Гидо? – почти одновременно со мной предложил Сале.
Античные глаза метнули молнии.
– А вы еще не позвали до сих пор? О чем вы думали, Сале?
– Хорошо, я сейчас ему позвоню, – сказал Сале и бросился к аппарату местной связи.
– И как вы вообще могли отпустить его в таком состоянии одного по этой слякоти? – Жишонга уже схватился за ручку входной двери, стремясь наружу.
– Подождите! – торопливо воскликнула я. – Мсье Вариабль не выходил из дома. Он пошел туда. – И показала рукой на двери в правом конце холла.
Жишонга шагнул ко мне.
– Туда? – Его левая рука с перстнем уточнила направление.
– Да, – вместо меня ответил Сале, прикрывая ладонью трубку, и сообщил: – Занято у него.
– То есть в хозяйские апартаменты? – переспросил Жишонга.
– Да, – подтвердил Сале и добавил: – Все занято и занято.
– Значит, давно надо было за ним сбегать! – бросил Жишонга через плечо уже на полпути к дверям, за которыми сейчас отдыхал Вариабль.
– Бегите, – меланхолично сказал Сале, – а я должен проводить мадемуазель де Ласмар в ее номер.
Жишонга резко замер и обернулся. Встряхнул головой. Пошел ко мне.
– Простите, патронесса. Я сам не свой. Вариабль мне как отец. Я очень за него переживаю.
– Сочувствую, – сказала я, решив больше не отрицать ни «патронессы», ни «мадемуазель де Ласмар», пока не выясню все про эти перстни. – Он мне тоже очень симпатичен. Правда, бегите за доктором. А потом вы мне расскажите, маэстро, каким образом здесь оказался великий архитектор современности.
– Ну уж не такой я и великий, – кокетливо засмущался античный красавец. – Так, немного известный в узких кругах.
– Не скажите. В вашей альма-матер о вас ходят легенды.
– В альма-матер? – переспросил он с искренним любопытством. – Откуда вы знаете?
– Маэстро Жишонга, бегите за доктором. А потом вы сможете найти меня в апартаментах «Виктория».
– «Королева Виктория», – многозначительно добавил черный Аполлон, продемонстрировав мне все свои тридцать две отборные жемчужины, и торопливо направился к так называемым хозяйским апартаментам. – Только загляну к Эрику и сбегаю. Ох уж мне этот Гидо! Ну с кем тут в имении можно болтать столько? – И, уже открывая дверь, тихо добавил: – Спасибо, патронесса, что вы пожертвовали своим комфортом ради Эрика Вариабля.
Ни Сале, ни я не стали его переубеждать.

Глава 6,
которая на лестнице

– Сале, три дня назад вы по телефону он сообщили мне, что я являюсь наследницей скромной гостиницы в глубинке на побережье Нормандии. Но здесь – нечто грандиозное! Однако ни гостей, ни даже традиционной стойки портье с ключами. И с ваших же слов я знаю, что вчера здесь должны были состояться похороны. Только я не вижу ни малейших признаков скорби, ни намека на похороны! Зато много скучающих, мужчин, хотя некоторые из них довольно милые. Отвечайте! Что вы молчите?
– И кого же вы относите к милым?
– Например, Вариабля. Но меня больше интересует все остальное!
Сале вздохнул и заговорил так, как если бы читал лекцию:
– Гостей нет, потому что не сезон. Отель функционирует с марта по ноябрь, поскольку зимой не играют в гольф. Завсегдатаи и друзья мсье де Ласмара, приехавшие на его похороны, останавливались в других отелях Онфлёра.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики