науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– А надо мной нет?
– Тебе не привыкать. Он твой друг. Звони.
Жишонга недовольно вздохнул, снял трубку с аппарата, висевшего на стене, потыкал в кнопки.
– Пьеро, тут такое дело… Короче, мы с Глиссе в гараже, зови всех, и давайте сюда с ружьями! Быстро! Ну так надо, Пьеро! Все потом… И заряди! Патроны чтоб на крупную дичь! Ну не сошел я с ума!.. Давай-давай. – Он вздохнул теперь уже с облегчением и поместил трубку на место. – Вот. Сейчас придут.
– А вдруг оно выскочит до их прихода? Оно же нас слышит. Наверное… – предположил Глиссе и схватил ножницы.
Жишонга тоже поднял домкрат, и мужчины напряженно уставились в том направлении, откуда шли шум и стоны.
– Ой, Паскаль… Там нога…
– Ага. Ты тоже видел?
– Из «линкольна». Который открытый. О! Вот опять… Две! Башмаки по колено на шнуровке…
– Ты как хочешь, но я не верю в инопланетян!
– Какие еще инопланетяне! Спятил? – Глиссе, отшвырнув ножницы, рванул в сторону «линкольна». – Это ж башмаки Сферато! Фернан! Фернан! Что ты там делаешь?
Мужчины подбежали к «линкольну» и заржали в голос.
Тренер лежал на переднем сиденье. Его руки за спиной были прикованы наручниками к рулю. Рот чем-то заткнут. Глаза завязаны бюстгальтером. Брюки и трусы приспущены до колен.
Глиссе, давясь смехом, развязал бюстгальтер и брезгливо потянул кляп. Кляп тянулся и тянулся. Колготки. Глиссе отшвырнул их и отряхнул руку. Тренер закашлялся.
– Кто ж тебя так? – фыркая, спросил Жишонга.
– Штаны мне поправь… пожалуйста… и руки… больно…
– Так тебе и надо, ходок, – сказал Глиссе. – Ключ от наручников где?
– Она унесла… Ну хоть штаны-то мне поправьте!!
Жишонга сунул руки в карманы и строго спросил:
– Кто – она?
– Ты – не полиция нравов! Это моя частная жизнь!
Глиссе принес ножницы по металлу.
– Да ладно, Фернан! Сейчас вот кастрирую! – Он пощелкал ими около сокровищ окаменевшего тренера. – Будешь знать! У Вариабля она – единственная радость в жизни! Сволочь ты.
– Да он ее старше лет на двадцать!
– На двадцать три! – Глиссе похлопывал ножницами по своей ладони. – Выучи арифметику. Зато они вместе девятнадцать лет!
Жишонга переводил глаза с одного на другого.
– Вы о ком? О мадам Бали?
– А то о ком же? – Глиссе презрительно сощурился. – Я еще вчера сообразил, что это именно он и с ней развлекался в «Афродите». А уж в эту-то точно! Охрана сказала, что никого чужих не было на территории.
– Не твое дело! Она сама на мне виснет! Заводная баба!
– Ты мне оплатишь «Афродиту». За двое суток. Понял?
Глиссе разрезал цепочку наручников, отшвырнул ножницы, повернулся и вместе с Жишонгой пошел к выходу из гаража. За распахнутыми воротами показался бегущий с охапкой винтовок Жан-Пьер и закричал еще издалека:
– Чего стряслось? Стариков я искать не стал, чтоб не волновать! А Рене и спортсмена нету! Мобильник Рене валяется у него на полу! Где мадам метресс? Я думал, он у нее, а там нет даже ее сумок! А у Шарло давно рабочий день кончился! – Повар влетел в гараж. Перевел дух, прижимая винтовки к животу. – Ну чего у вас тут?
– Отбой, – хмуро сказал Глиссе. – Ложная тревога.
– Да! Все в порядке! – С ножницами по металлу подошел тренер. – Пустяки. Наши обычные мелкие междоусобицы.
Жан-Пьер уставился на браслеты наручников.
– А это почему у тебя на руках? Они тебя чего, пытали?
– Все, проехали, Пьеро. – Жишонга похлопал его по плечу. – Лучше скажи, что ты видел в «Виктории»?
– Да никого я там не видел! Говорю же, ни мадам метр…
– Я спрашиваю не кого, а что. Что ты видел в ее номере?
– В ванне, – уточнил Глиссе.
– Я в ванную не заглядывал! Она сама-то где?
– Уехала в Марсель.
– Вместе с Рене?
– Нет, одна. Обиделась. Ей опять кто-то что-то в ванну подложил. – Глиссе исподлобья косился на Жишонгу.
– Что-то электрическое, Пьеро! – поспешно добавил тот.
– Электрическое? В ванну?… Демон! Это ведь криминал! – Жан-Пьер, качая головой, круглыми глазами посмотрел на него. – Что ж ты мне сразу-то не сказал, когда с этими ружьями?… – Он потряс всей охапкой. – Пошли скорее посмотрим! Только вы у меня хоть по ружьишку-то возьмите. Я уж устал их один тягать.
Все разобрали у него ружья и помчались к дому.
– А Рене-то где?
– Между прочим, Андре тоже нет, – ехидно заметил тренер.
– Точно! – Жан-Пьер хлопнул себя по лбу. – Как же я про конюха-то забыл?
Тренер хмыкнул.
– Вот и позвони ему, может он в курсе.
– По-моему, Фернан, ты что-то знаешь, – сказал Жишонга.
– Да пошел он, – прошипел Глиссе, остановился и достал мобильник. – Лучше спросим у самого Андре.
Повар и Жишонга напряженно следили за пальцами Глиссе, нажимающими кнопки.
– Абонент не доступен! – наконец сообщил он.
– И с чего это всех так вдруг заволновал Рейно? – ехидно спросил тренер. – Он же теперь никто. Путь к алтарю свободен!
– Заткнись, – сказал Жишонга. – У меня заряжено ружье.
– Я знаю. – Тренер выразительно потряс своим. – Пьеро должен был все их зарядить. Только не будем играть в вестерн. Ваш Рейно вчера переспал с вашей новой хозяйкой. А сегодня ей интереснее трахаться даже с котами. – Положил ружье на плечо, с демонстративной развальцой пошел к дому и, не поворачивая головы, бросил: – Тома, рассчитай меня. Я увольняюсь.
Глиссе, словно не слыша слов тренера, задумчиво изучал инкрустированный приклад доставшегося ему ружья, трогал узоры своими длинными ногтями. Наконец медленно произнес:
– Как Рене мог такое сделать? Не укладывается в голове.
– Главное зачем? Ему так и так ничего не достается. – Жишонга пожал плечами.
Глиссе скептически посмотрел на него, но промолчал.
– Ладно бы он сам один сделал и свалил! – возмутился Жан-Пьер. – Так ведь еще и втянул Андре! Этому-то жирному идиоту чем она насолила? Чтоб уж смерти-то ей хотеть?
– Знать бы еще, что в том пакете! – протянул Жишонга.
– Позвоню-ка я охране. – Глиссе опять извлек мобильник. – Узнаем хотя бы, когда они уехали и на чем.
– Наверняка на «лендровере» Андре! – Жишонга хмыкнул. – Ласмаровские, по-моему, все были на месте.
– Ты уверен? – с подозрением уточнил управляющий, и вдруг мобильник заверещал в его руке. – Слушаю, Эрик. Что? Полиция? Я понятия не имею, где Рене!

Глава 28,
в которой фигура

Она приближалась.
– Что-то не так, Вики? – прошептал Сале, должно быть почувствовав мое внезапное оцепенение.
– Там… вон…
– Боже мой… – обернувшись, произнес он, отодвинул меня и добавил с досадой: – Черт, только этого не хватало!
А фигура там временем была уже совсем рядом – метрах в двадцати, не больше. Она бежала, и разделявшее нас расстояние стремительно сокращалось. Но я с облегчением видела, что это вовсе не призрак, а просто довольно изящная женщина в длинном приталенном плаще из блестящей черной ткани, а то, что я поначалу приняла за крылья, всего лишь концы большого шифонового шарфа. Черные глазницы оказались просто очками-«хамелеонами». Наверное, у женщины неважно со зрением…
– Что ты здесь делаешь?! – воскликнул Сале.
Женщина остановилась возле нашей скамьи и тяжело переводила дыхание. Под незастегнутым плащом на ней были свободные струящиеся черные брюки.
– Я тебя спрашиваю, Дениз! – повторил Сале.
– Это я должна спросить тебя! – выдохнула она, нервно теребя пальцами концы шарфа. – Хотя и так ясно! Права была моя мама! Ты…
– Дениз, послушай, Дениз. – Сале поднялся со скамьи и шагнул к ней; я тоже машинально встала на ноги. – Ну при чем здесь мама?
– Не смей называть ее так! Для тебя она была и есть мадам Эрисо!
– Прекрасно! Мадам Эрисо – твоя мама, а это моя клиентка – мадемуазель де Ласмар! Я на работе! И позволь, мамочка, пользуясь случаем, я познакомлю…
– Помолчи, папочка! – зло хмыкнув, оборвала его Дениз и повернулась ко мне. – А, вы! Вы что, думаете, отхватили состояние и теперь можете пользоваться чужими мужьями?
– Но я… я не знала… я думала… – Я попятилась.
– Если бы вы умели думать, то сообразили бы, что после этого вас вряд ли кто-то станет принимать у себя, будь вы хоть трижды де Ласмар!
– Мамочка, но послушай!
– А что мне слушать? Ты выставляешь меня дурой на всю округу! Все только и говорят, какую собачью свадьбу устроила тут твоя клиентка! Вы радуете ее по расписанию или все одновременно?
– Мамочка, умоляю! – Сале схватил ее руку и попытался поцеловать, а я все пятилась и пятилась. – Выслушай меня! Ты все не так поняла!
– Ах не так? – Она выдернула свою руку. – Значит, я кретинка?
– Нет, конечно, мамочка. Ты мой ангел… – Сале предпринял новую попытку, но жена звонко хлопнула его по щеке. – Ты не права, мамочка… Я, наоборот, старался для семьи, для тебя…
– Заткнись! Мама всегда говорила, что ты ничтожество! А я действительно кретинка! Я любила тебя! Твои глаза, твою поразительную улыбку! Даже твои таблетки от аллергии вызывали у меня умиление и нежность!
– Мамочка, любимая моя!
– Не прикасайся ко мне, мерзавец! Если бы ты действительно меня любил, мне бы не пришлось подслушивать, выслеживать, лезть через ограду, красться по чужому парку, как дешевый частный детектив! Я чуть не заблудилась!
– А тебя никто не видел?
– Еще чего! – Она нервно дернула головой, тонкая ткань шарфа затрещала под ее пальцами.
– Дорогая, ты так рисковала! Но зачем ты это делала? Неужели ты могла поверить в то, что я увлекся клиенткой?
Она резко показала пальцем на скамью.
– Я только что видела, как ты с ней целовался вот здесь!
Я собрала всю свою волю и вежливо-суховато произнесла:
– Примите мои извинения, мадам Сале. Вам же, мсье, думаю, следует немедленно объясниться с женой. А потом, если найдете уместным, вы поведаете мне, почему решили выдавать себя за вдовца и столь искусно разыгрывали приступы мигрени.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики