науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Церемония и поминальная трапеза тоже происходили в городе. По-моему, все-таки напрасно вы не приехали вчера. Так вы смогли хотя бы в гробу увидеть вашего отца.
– Мой папа жив и здоров!
– Папа и отец – разные вещи. У меня тоже есть и тот, и другой.
– Во всяком случае, вы знаете их обоих!
– Извините, не хотел вас обидеть. Кстати, а откуда вы знаете Жишонгу?
– Я преподаю в том же самом вузе, какой он окончил в свое время. Он у нас – звезда и гордость. В нашем музее висит его портрет, и он, как правило, присутствует на церемонии вручения дипломов.
– Так вы не школьная учительница, а мадам профессор[3]?
– Формально пока еще доктор.
– Поздравляю! А вот мы и пришли, доктор Брэбьи. – Он распахнул дверь. – Апартаменты «Королева Виктория»!
Я перешагнула порог.
Гостиная, кабинет с одной стороны и спальня, совмещенная с ванной, с другой. Но интерьер действительно на любителя и совершенно неожиданный после импрессионистичной легкости холла да и всего внешнего облика «сказочного замка» из детской книжки.
Изобилие тяжелых драпировок, покрывала и ковры в тусклых болотно-коричневых тонах. Мощные дубовые балки под потолком. Темные причудливо-филенчатые деревянные панели на стенах снизу доверху. Бронзовые могучие литые люстры и светильники. Грандиозный камин между внушительными дубовыми шкафами. Неимоверный диван. Гигантские кресла. Гардины с ламбрекеном и кистями, словно отлитые из чугуна.
Сале вошел тоже и уточнил с заметной ревностью:
– То есть вы близко знаете Жишонгу?
Я с вежливой улыбкой начала снимать пальто. Сале проворно поставил мою сумку в ближайшее кресло, помог мне, взял с вешалки плечики, поместил на них мое пальто.
– Или ваш роман в прошлом? Так и скажите. В этом нет ничего такого!
– Какого, Сале? – Я села на диван. – Лучше вы мне скажите, почему вы не знали, что я преподаю в вузе, а не в школе? Вы же меня разыскивали. Думаю, в том официальном досье, какое дала вам полиция или частный сыщик, наверняка указано мое место работы.
– Никто вас не искал, – с честными глазами сказал он, снял свое пальто и повесил его тоже аккуратно на плечиках. – В завещании были указаны ваша дата рождения, адрес, телефон, имя вашей матери. Все данные вы сразу подтвердили. Думаю, стоит затопить камин и выпить по глоточку, здесь есть мини-бар.
– Были указаны… – эхом повторила я.
Сале со знанием дела разжег камин, открыл какую-то могучую дверцу, за ней заблестели бокалы и бутылки, налил коньяк, вернулся с двумя бокалами, протянул один мне. Безмятежность янтарной жидкости в бокалах успокаивала.
– Выходит, что этот самый де Ласмар прекрасно знал о моем существовании?
– Конечно. Он ведь ваш отец. Ну берите же. После такого холода и такой нервотрепки глоточек не помешает!
Я резко отодвинула его руку с бокалом и посмотрела Сале в глаза.
– Не сейчас! Мне нужна ясная голова. Почему вы мне этого раньше не сказали?
– Но вы же не спрашивали. Правда, один глоток! – Он опять упрямо впихивал мне бокал. – Вашей голове это только прибавит ясности!
Я забрала у него бокал и сказала:
– Пейте свой коньяк и уходите. Мне нужно побыть одной.
– Хорошо, хорошо! – Сале залпом проглотил коньяк, поместил пустой бокал на кофейный столик. – Если я вам понадоблюсь, то я в номере напротив. «Диана де Пуатье». Там есть табличка. – Суетливо забрал пальто и ушел.
Я посмотрел на коньяк в своем бокале. Он был очень красивый и наверняка вкусный. В моей дорожной сумке, кажется, есть печенье. Лучше все-таки хоть что-то бросить в пустой желудок, прежде чем вливать туда даже глоток коньяка. А для начала после поезда и верховой прогулки следовало бы помыть руки.

Глава 7,
в которой ванная

Небольшое помещение в кафеле цвета старой слоновой кости и черно-белой шахматкой пола оказалось самым приветливым местечком после мрака гостиной и спальни с огромной, мореного дуба кроватью с четырьмя колоннами под балдахином, вполне способным послужить ночным камуфляжем для небольшого вертолета. Трельяж в резной дубовой оправе напоминал готический собор из фильма ужасов, сундук для белья в ногах кровати – саркофаг фараона, а по здешним тумбочкам-комодам в цирке запросто могли бы скакать слоны.
Почти все пространство ванной комнаты занимала массивная ванна с высоченным изголовьем, на котором висели сложенные махровые полотенца, и с лапами, позаимствованными даже не у льва, а скорее у дракона. Остальная сантехника тоже была основательной, причем у ванны, как и у раковины, имелось лишь по два самостоятельных, на английский манер, крана с горячей и холодной водой, и ни малейшего намека на душ.
У моей бабушки колодец был прямо на участке, и она никогда не экономила даже на температуре воды – в отличие от моих родителей, у которых лейка душа над ванной существовала, но им не разрешалось пользоваться. У них даже бачок унитаза был с дозатором, чтобы без особой необходимости не сливать больше половины содержимого. Бабушка считала, что такая скупость моих родителей объясняется тем, что они оба – бухгалтеры, а бухгалтером, по ее мнению, способен стать только маниакально жадный человек. Например, такой, как мой папа.
– Но ведь мама – тоже бухгалтер. Они не маньяки! Они оба едят чеснок и любят загорать на солнце. – Маньяк и вампир были для меня одно и то же. – Просто ты его не любишь!
– А мне – не обязательно, – усмехалась бабушка. – Твой папа, ты его и люби…
Я вернулась в гостиную, пробралась к креслу со своей дорожной сумкой – этот английский интерьер кое-где почти не оставлял места для передвижения, – нагнулась к ней и потянула молнию, чтобы достать остатки печенья. Молния, как обычно, немного заедала, и я подергала сумку. Неожиданно в ней что-то сильно зашуршало. Косметичка и пижама не могут производить столько шуму! И сама сумка показалась мне вроде бы объемнее…
Я рванула молнию. Какие-то пакеты и свертки. Из одного торчали шпильки туфель.
В дверь постучали, и знакомый баритон произнес:
– Это Жишонга. Как вы устроились, патронесса?
– Заходите! – выдохнула я и трясущимися руками стала освобождать свою сумку.
Жишонга вошел и, увидев мое занятие, поцокал языком. Я перехватила его взгляд.
– Мне не хочется верить, мсье Жишонга, что вы можете быть к этому причастны, но как, по-вашему, я должна теперь вести себя после того, как мсье Сале обманом привозит меня сюда, а потом я обнаруживаю все это в собственной сумке? С учетом приглашения на ужин, где мужчины будут во фраках?
Жишонга молча слушал и смотрел, как я разворачиваю самый большой из свертков. Там оказалось что-то из очень красивого бледно-лилового и определенно натурального шелка. Я встряхнула это. Длинный струящийся пеньюар и крошечная ночная сорочка…
Жишонга закашлялся, почесал нос.
– Готов поклясться, патронесса, я не имею к этому ни малейшего отношения. Но я не думаю, чтобы кто-то рассчитывал, что вы явитесь к ужину… э-э-э… дезабилье. Здесь наверняка найдется и соответствующий случаю вечерний туалет, а это, так сказать, подношение, наверное, нужно считать заботой о вашем ночном… ночном… – Тут он окончательно смутился, замолчал, но потом посмотрел на меня, и я поняла, что смешно теперь уже нам обоим. – Ну во всяком случае, патронесса, – продолжил он уже совсем другим тоном, – мсье Вариабль объяснил бы ситуацию именно так.
– Как он? – спросила я, тем временем успев запихать бесконечные лиловые шелка в какой-то пакетик.
– Спасибо, ничего. Передавал вам привет. С ним наш доктор. Но он вряд ли разрешит Эрику выходить к ужину. Кстати, патронесса, когда вы ели в последний раз?
– Как раз собиралась. – Я извлекла из сумки остатки печенья.
– Понятно, – сказал он и левой рукой изящно показал на бокалы. Бледно-голубой камешек подмигнул мне с его черного мизинца. – Под коньячок. Ничего. Сейчас устрою вам свидание с Жан-Пьером, иначе до ужина с вами случится голодный обморок. – Жишонга повернулся к двери.
– Подождите! Один вопрос.
– Да, пожалуйста.
– Вы сказали, что мсье Вариабль вам как отец. Поэтому у вас с ним одинаковые перстни?
Жишонга улыбнулся и повертел пальцами перстенек на своем мизинце. Движения черных точеных рук с гибкими запястьями завораживали.
– Вам понравились наши колечки? Но такие не только у нас с Эриком. Они у всех членов братства.
– Какого еще братства?
– Братства «Прекрасной дамы». Звучит немного архаично, но это милая традиция имения Манор дю Ласмар.
У меня перехватило дух.
– С момента организации здесь отеля и гольф-клуба, – продолжал Жишонга, – еще в девятнадцатом веке. Времена изменились, но по традиции кроме членов гольф-клуба в братство входит верхушка персонала, и все называются совсем на старинный манер: дворецкий, конюший, кухмейстер – то есть старший повар, садовник – ваш покорный слуга, ну и так далее. – Он улыбнулся и добавил: – Этакая пародия на рыцарский орден. Даже с ритуалами и символикой. – Его пальцы опять повертели перстень. – В общем, чтобы челядь и господа могли обедать за одним столом. Я удовлетворил ваше любопытство?
– Манор дю Ласмар… – наконец-то выдохнула я. – Значит, это то самое Манор дю Ласмар…
– У вас такой вид, словно вы не знали, где находитесь.
Я закивала.
– Не знала, правда. Сале не сказал мне, как называется владение. Но как же я-то сама раньше не соединила все вместе! Онфлёр. Нормандия. Хозяина звали де Ласмар. Да еще вы здесь! Это же ваш знаменитый проект «Прошлое будущее»!
– «Будущее прошлое», – гордо поправил он. – А вы, я так понял, тоже окончили мою альма-матер?
– Нет. Просто я преподаю там математику.
– Высшую, профессор?
– Прикладную. И пока еще доктор. Но защита назначена уже на эту весну.
– О, я горжусь вами, патронесса!
– Да нечем особенно. Я, математик, не смогла логически увязать воедино очевидные вещи!
– Патронесса, даже если бы вы забыли таблицу умножения, тоже было бы неудивительно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики