науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Так храпеть мог только мертвецки пьяный человек. Такого не добудишься.Марго вышла наружу и увидела, что прямо на нее идет какой-то человек. Не помня себя от радости, Марго бросилась к нему:— Помогите, умоляю вас! Там в гараже раненый.Она вцепилась в лацканы его пальто и затрясла что было сил. Что ж он медлит? Или не понимает? Вдруг руки ее сами обессилено разжались, а ведь он просто слегка надавил пальцами на ее запястья.— Ну и беспокойная вы дамочка, Маргарита Георгиевна, — услышала она голос, от которого кровь застыла в жилах. — Все вас тянет оказаться в ненужное время в ненужном месте.Марго заглянула под поля надвинутой на глаза шляпы и вся сжалась внутри. Опять он, ее злой гений, человек, который все время бесцеремонно вторгается в ее жизнь.— Вам совсем не нужно быть здесь сегодня, как вашему мужу не нужно было вчера быть на шоссе около Коломенского.— Но его там не было.— У меня другие сведения.— Мы теряем время. Тот человек умрет.— А он и так зажился на этом свете, — невозмутимо произнес Игнатьев. — Все должно было закончиться еще час назад.Марго в ужасе отшатнулась от него.— Вы — убийца! Хладнокровный подлый убийца!— Ого, сколько страсти. Я — солдат партии. Как говорил мой первый шеф, Железный Феликс, чистые руки и холодная голова. Обратите внимание, у меня руки чистые, а у вас… — Он поднес ее ладони к ее лицу. — У вас все в крови. Так-то.Его хищные скрюченные пальцы обхватили ее шею прямо под подбородком. Он вплотную приблизил ее лицо к своему, почти касаясь, и, захлебываясь, втянул ноздрями ее запах, совершенно сумасшедший, оттого что был густо замешан на парах бензина. Так по крайней мере показалось ему.— А-а-а-а… Я уже носом чую тот день, когда ты придешь ко мне и скажешь: «Игнатьев, я вся твоя. Бери».— Вы — параноик, — сказала Марго, холодея.— Может быть, — неожиданно миролюбиво ответил Игнатьев. — Ты иди пока отсюда к своему благоверному, не очень верному. — Ему, видно, понравился каламбур, потому что он радостно расхохотался, всхрюкивая и щелкая пальцами перед ее носом. — К неверному благоверному. Да, иди, иди. — Он даже, кажется, слегка подтолкнул ее в спину. — У вас ведь второй медовый месяц.Марго пошла прочь. Ее подташнивало. Есть ли что-то в ее жизни, о чем бы он не знал? Боже, до чего унизительно и противно быть амебой под микроскопом.Марго не помнила, как добралась домой. Одна только мысль свербила и грызла мозг. Откуда, откуда он все знает с? ней? У него повсюду сотни невидимых глаз и чутких ушей, недремлющих, бдительных. Он опутал ее своей липкой паутиной, как муху, и теперь выжидает удобный момент, чтобы нанести последний, смертельный удар. А она, дурочка, только помогает ему. У нее только и есть драгоценного в жизни, что Володя. Только через него ее еще и можно достать. Володе грозит опасность, страшная, оттого что неведомая. Знать бы откуда, с какой стороны.Володи дома не было. Странно, в такой поздний час. Марго бесцельно прошлась по комнате, не зная, чем себя занять. На столе лежала газета. «Бульварное кольцо». Пустенькая газетенка. Они никогда ее не читали. Любопытно, откуда она здесь.Маленькая заметка на последней странице была отчеркнута красным карандашом. Марго прочла: «Убийство в Коломенском. В ночь на двадцать пятое октября у села Коломенское был убит известный коммерсант Осман-бей Чилер, генеральный директор акционерного общества „Руссотюрк“. Его тело было обнаружено сотрудниками милиции на обочине шоссе на Москву. По существующей версии, смерть наступила в результате наезда транспортного средства. Ведется следствие. Осман-бей Чилер был большим другом Советского Союза…»Марго опустилась на стул. Вот и все. Осман-бея нет. «Наезд транспортного средства». Попросту говоря, сбили машиной. Но что он делал ночью на дороге в Коломенское?Михаил перед смертью пытался сказать ей что-то важное. Но что? Марго попыталась сосредоточиться, но память отказывалась служить. Что-то про звонок. Кто-то звонил… звонил…В комнату ворвался Володя, весь покрытый снегом. Просиял при виде ее.— Слава Богу, ты дома! Пол-Москвы обегал, не знал, куда уж и ткнуться. Где ты пропадала? Марго, ты меня слышишь?Марго только смотрела на него неподвижными глазами и молчала. Потерянные слова вдруг выплыли из памяти. «Это муж ваш его… Звонил… Встреча в Коло…» В Коломенском!— Где ты был ночью двадцать пятого? — вдруг выпалила она.— Как — где? С тобой. Мы же почти двое суток из дома не выходили.Второй медовый месяц. Марго с силой провела руками по лицу, словно сдирая налипшую паутину.— Прости. Я, кажется, понемногу схожу с ума.— Ты уже видела заметку? Марго кивнула.— Откуда газета?— Мальчишка-газетчик всучил на улице. Даже денег не взял. Заметка уже была отчеркнута. Я еще подумал, что кто-то странно заботится о нас. А почему ты спросила, где я был ночью двадцать пятого?Марго рассказала ему о событиях прошедшего дня, стараясь не упустить ничего важного. Володя слушал ее и мрачнел на глазах.— Кто такой этот Игнатьев?Пришлось рассказать. Рассказ вышел длинным. Володя слушал ее, не перебивая, только лицо каменело, линия губ делалась все тверже и руки непроизвольно сжимались в кулаки.— Ты поражаешь меня, Марго. Этот человек годами преследует тебя, угрожает, шантажирует, а ты молчишь. Почему?— А что я могла сделать?— По крайней мере рассказать все мне.— И что тогда?— Я нашел бы его и поговорил по-мужски.— Вызвал бы на дуэль? На шпагах или на пистолетах?— А хоть бы и так. Если оскорбили мою жену, я обязан ее защитить. Это вопрос чести.— Но он не имеет представления о чести. У этих людей совсем другое оружие. Ложные документы, подученные свидетели, сфабрикованные обвинения. Им ничего не стоит убить человека, все равно что раздавить клопа. И эти страшные щупальца опутывают всех нас. Мы беспомощны. Ведь на моем месте мог быть любой.— Мне кажется, ты преувеличиваешь. У нас все же есть права.— Вот именно, что все же. Мы даже не можем подать на него в суд, не можем обвинить ни в чем. У нас ничего на него нет, а у него есть все. Мне страшно, Володя. Я начинаю бояться людей. Кто-нибудь наверняка подтвердит, что видел тебя в Коломенском, а мое свидетельство не в счет.— Иди сюда, маленькая.Он усадил ее к себе на колени, крепко-крепко обхватил руками и принялся баюкать, как ребенка. Большой, сильный, красивый человек. Марго спрятала лицо у него на груди. Так хотелось верить, что кольцо его рук сможет оградить их от беды.
Игнатьев протер слезящиеся от усталости глаза и придвинул к себе листок бумаги. Показания шофера. Только что принесли. Посмотрим, что получилось.«Двадцать четвертого октября господин Чилер вызвал меня к себе и велел через час ждать его внизу с машиной. Сказал, что поедем в село Коломенское. На мой вопрос, почему так поздно, ответил, что ему звонил муж Маргариты Георгиевны Басаргиной и просил о личной встрече. Я еще подумал, что странное место. Товарища Басаргина я неоднократно встречал в компании „Руссотюрк“, и он всегда выказывал неприязненное отношение к господину Чилеру, то есть не скрывал. В девять часов вечера мы отправились на условленное место встречи. Было уже темно. Господин Чилер велел мне дожидаться его у машины и пошел через дорогу. В этот момент неизвестная машина с зажженными фарами выехала на большой скорости из-за поворота, сбила господина Чилера и уехала. Фары слепили глаза, и я не сумел разглядеть ни машины, ни тем более номера. Когда я подбежал к нему, господин Чилер был уже мертв. Я не стал его трогать и съездил за милицией. Товарищ Басаргин на встречу так и не явился. Подпись: Михаил Иванович Соков».Н-да-а-а. Редкостная липа. Для шофера слишком гладко излагает, да еще эти разговорчики-мухоморчики с хозяином. Куда едем, да зачем, да почему. Интересно, на каком языке они балакали, ведь переводчика-то не было. Ну да ладно. Сойдет и так.Игнатьев придвинул к себе телефон.— Осип Абрамович, Игнатьев из НКВД. Я тут посмотрел дело Чилера. Беру его под свой личный контроль. Ну да, иностранец и все такое. Так что ты документики мне все перекинь и по своему ведомству дело закрой. Лады. Лады. Будь.
На следующий день Володя с работы не вернулся. Марго прождала его всю ночь, цепенея и вздрагивая от каждого звука, от редкого шума проезжающей машины. Время будто остановилось. Часы тикали, как всегда, но стрелки словно прилипли к циферблату.Марго бродила по комнате как неприкаянная, из угла в угол, из угла в угол. От этого мерного хождения ей становилось легче. Мысли будто замирали, прислушиваясь к шагам. Цок-цок, цок-цок, раз-два, раз-два. Десять шагов туда, десять обратно. Можно сосчитать, сколько километров она пройдет до утра. Цок-цок, очень интересно.Утро она встретила с виду спокойная, будто окаменевшая. Машинально оделась, машинально причесалась, безучастно отметила новую резкую складочку у рта, черные круги вокруг глаз. Все правильно. За все на свете надо платить, а за ночь кошмара тем более.Полдня она провела в «Заготхлебе». Расспрашивала, расспрашивала, расспрашивала. Наконец кто-то-то вспомнил, что видел Басаргина на улице после работы. Его ждала машина. Подошли двое, перекинулись с ним парой слов, усадили в машину и укатили. Больше его никто не видел.Марго шла на Лубянку, в тот самый дом, который долго еще будет наводить ужас на миллионы несчастных людей. Шла сама. Никто ее не звал, никто не искал. Она шла туда, чтобы спасти любимого человека. Какой ценой? Она не думала об этом. Ей было уже все равно.В бюро пропусков она назвала свою фамилию и фамилию Игнатьева и присела подождать. Минут через пятнадцать явился молодой человек в форме и повел ее по длинным мрачным коридорам, устланным ковровой дорожкой. Она съедала звук шагов, и оттого казалось, что фигуры людей двигаются бесшумно, как во сне. По обеим сторонам коридора были двери, бесконечный ряд массивных дверей, за каждой из которых сидел паук-Игнатьев и плел свою паутину, много-много паутины, чтобы хватило на всю огромную страну.У одной из дверей ее провожатый остановился и, отворив, пропустил ее вперед. Она очутилась в небольшом пустом «предбаннике», в конце которого была еще одна дверь. Лабиринт Минотавра — Подождите здесь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики