науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Вам кто-нибудь звонил?
— Никто, насколько я помню. — Телефонная служба не принимала сообщений в понедельник вечером. Он проверил.
— Вы были в квартире Эдны Берне во вторник вечером?
Он высокомерно улыбнулся.
— Едва ли.
— Мы хотим получить образцы ваших волос. Образцы волос. Их нашли на Эдне или в той квартире? А как насчет Венджи? Но он был в квартире Эдны вместе с полицией в среду вечером. Венджи всегда приходила к нему в кабинет в этом черном пальто. Даже если около мертвых женщин нашли его волосы, это легко объяснить.
— Вы были в отеле «Эссекс Хаус» прошлым вечером около пяти?
— Конечно, нет.
— У нас есть свидетель, который клянется, что видел, как вы вышли из лифта приблизительно в половине шестого.
Кто его видел? Он оглядел вестибюль, когда вышел из лифта. Он был уверен, что никого из знакомых там не было. Возможно, они блефуют. Так или иначе, опознание не имеет юридической силы.
— Я не был в «Эссекс Хаус» вчера вечером. Я был в Нью-Йорке, в «Карлайле». Я там часто ужинаю, между прочим, к моему огорчению, пока я там находился, у меня украли саквояж.
Он добровольно предоставит информацию; притворится, что готов сотрудничать. Он сделал ошибку, упомянув имя Кэти Демайо. Стоит ли говорить этим людям, что она пропала из больницы? Они явно не знают, что она там была. Медсестра еще не связалась с ними. Нет. Не стоит ничего говорить об этом. Отношения доктора с пациентом — врачебная тайна. Потом он объяснит: «Я бы рассказал вам, но был абсолютно уверен, что миссис Демайо сбежала из больницы в приступе страха. Я подумал, что ей не захочется, чтобы об этом узнали ее коллеги».
Но кражу он упомянул зря.
— Что было в саквояже? — Казалось, прокурор проявляет чисто формальный интерес.
— Аптечка для оказания первой помощи, лекарства. Едва ли вору стоило стараться. — Сказать, что в саквояже были медицинские карты? Нет.
Прокурор едва слушал. Он кивнул молодому следователю.
— Принеси пакет из машины.
Какой пакет? Пальцы сжали бокал. Это ловушка?
Они молча сидели и ждали. Следователь вернулся и отдал Скотту маленький пакет, перетянутый резинкой. Скотт сдернул резинку и развернул бумагу, освободив поношенную туфлю.
— Вы узнаете этот мокасин, доктор?
Он облизнул губы. Осторожно. Осторожно. С какой он ноги? Все упирается в это. Он нагнулся, осмотрел его. Левая туфля, та, которая была в квартире Эдны. Они не нашли саквояж.
— Конечно, нет. А я должен узнать?
— Венджи Льюис, ваша пациентка, носила эти мокасины в течение нескольких месяцев. Она приходила к вам несколько раз в неделю. И вы их не заметили?
— Миссис Льюис носила весьма потрепанные туфли. Я не старался обратить на них особое внимание, чтобы потом узнать одну из них, когда ее положат передо мной.
— Вы когда-нибудь слышали о докторе Эммете Салеме?
Он поджал губы:
— Возможно. Имя кажется знакомым. Мне придется заглянуть в отчеты.
— Разве он не состоял в штате больницы Христа одновременно с вами?
— Точно. Да. Он был приглашенным врачом. Ну, конечно, я помню его. — Что им известно о больнице Христа?
— Вы были у доктора Салема вчера вечером в «Эссекс Хаус»?
— По-моему, на этот вопрос я уже ответил.
— Вы знали, что Венджи Льюис была беременна ребенком монголоидной расы?
Вот оно. Он спокойно объяснил:
— Миссис Льюис безумно боялась предстоящих родов. Теперь все понятно, не правда ли? Она знала, что никогда не сможет заставить кого-нибудь поверить, будто отец ребенка — ее муж.
Они стали спрашивать об Анне Хоран и Морин Кроули. Они подобрались близко, слишком близко, как собаки, которые лают при виде добычи.
— Эти две молодые женщины — типичное явление среди тех, кто просит об аборте, а потом, когда наступает эмоциональная реакция, обвиняет врача. Ничего необычного, знаете ли. Спросите любого из моих коллег.
Ричард слушал, как Скотт ведет допрос. Скотт был прав, вяло подумал он. Вместе все складывалось. По отдельности выглядело несерьезным, объяснимым. Если им не удастся доказать, что смерти в гинекологическом отделении наступили в результате противоправных действий, они не смогут обвинить Эдгара Хайли и возбудить дело.
Хайли держался так спокойно, так уверенно. Ричард попробовал представить, как вел бы себя отец, невропатолог, начни ему задавать вопросы о смерти пациентки, подозревая его в противоправных действиях. Что сказал бы Билл Кеннеди? Или он сам, Ричард, человек и врач? Не такая реакция, как у этого доктора — не было бы этого сарказма, этого презрения.
Это игра. Ричард не сомневался. Эдгар Хайли играл. Но как доказать? Он с уверенностью понял, что им никогда не найти улик в отчетах Хайли. Он слишком умен для этого.
Скотт спрашивал про ребенка Беркли.
— Доктор, вы знаете, что у миссис Элизабет Беркли родился зеленоглазый ребенок. Разве с медицинской точки зрения такое возможно, если у родителей и всех бабушек и дедушек глаза карие?
— В общем, невозможно, но, видимо, мистер Беркли не является отцом этого ребенка.
Ни Скотт, ни Ричард и не ожидали признания.
— Это не значит, что я знаю, кто отец, — спокойно продолжал Эдгар Хайли. — Но я сильно сомневаюсь, что дело акушера — вмешиваться в такие вещи. Если моя пациентка желает сказать мне, что ее муж — отец ребенка, значит, так тому и быть.
Как обидно. Придется отложить мысли о славе еще на некоторое время. Теперь он никогда не сможет заявить о своем успехе, предъявив ребенка Беркли. Но будут и другие.
Скотт посмотрел на Ричарда, вздохнул и встал:
— Доктор Хайли, когда вы завтра придете в кабинет, то обнаружите, что мы конфисковали все ваши медицинские и деловые отчеты. Мы серьезно озабочены большим количеством смертей среди матерей в Вестлейкской клинике, и это дело находится под тщательным расследованием.
Он почувствовал твердую почву под ногами.
— Я приветствую самое тщательное изучение отчетов обо всех моих пациентках. Смею заверить, что уровень смертности среди матерей в нашей клинике крайне низкий, учитывая случаи, с которыми мы имеем дело.
По дому поплыл запах фондю. Он хотел съесть его. Он ужасно проголодался. Если фондю не помешать, оно пригорит. Еще несколько минут. Зазвонил телефон.
— Пусть ответит моя телефонная служба, — сказал он, но тут же понял, что не может так поступить. Конечно, звонят из больницы, чтобы сообщить ему, что миссис Демайо все еще не вернулась домой, и ее сестра обезумела. Это может стать отличным поводом сообщить прокурору и доктору Кэрроллу об исчезновении Кэти. Он взял трубку.
— Доктор Хайли.
— Доктор, это лейтенант Вейнгарден из 17-го участка в Нью-Йорке. Мы только что арестовали человека, подходящего под описание преступника, вчера вечером укравшего саквояж из багажника вашей машины.
Саквояж.
— Его нашли? — Что-то в голосе выдало его. Прокурор и доктор Кэрролл пристально наблюдали за ним. Прокурор подошел к столу и открыто взял трубку параллельного телефона.
— Да, мы нашли ваш саквояж, доктор. В том-то все и дело. Несколько предметов, находящихся в нем, могут привести к гораздо более серьезным обвинениям, чем обвинение в воровстве. Доктор, вы не опишете содержимое вашего саквояжа?
— Лекарства, несколько основных препаратов, аптечка первой помощи.
— Как насчет медицинской карты пациентки доктора Эммета Салема, окровавленного пресс-папье и старого башмака?
Он почувствовал тяжелый, подозрительный взгляд прокурора. Закрыл глаза. И совершенно спокойно поинтересовался:
— Это шутка?
— Я знал, что вы так ответите, сэр. Мы сотрудничаем с прокуратурой округа Вэлли по делу о подозрительной смерти доктора Эммета Салема. Я сейчас позвоню прокурору. Похоже, что наш подозреваемый мог убить доктора Салема при ограблении. Спасибо, сэр.
Он услышал, как Скотт Майерсон приказал полицейскому:
— Не вешайте трубку.
Он медленно опустил трубку на рычаг. Все кончено. Теперь, когда саквояж у них, все кончено. Как бы ни пытался он блефовать, расследование закончилось.
Пресс-папье, липкое от крови Эммета Салема. Медицинская карта Венджи Льюис, противоречащая тому, что записано в его отчетах. Этот убогий, грязный мокасин. Если башмак впору…
Он посмотрел на свои ноги, беспристрастно оглядывая патину на красивых английских туфлях из кордовской кожи. Они не остановятся, пока не найдут подлинные медицинские карты. Если башмак впору, носи его.
Мокасины не были впору Венджи Льюис. Высшая ирония заключалась в том, что они были впору ему. Так же очевидно, как если бы он в них ходил, они привязали его к смертям Венджи Льюис, Эдны Берне, Эммета Салема.
Истерический смех сотряс его крепкое тело. Прокурор закончил говорить по телефону.
— Доктор Хайли, — официальным тоном заявил Скотт Майерсон, — вы арестованы за убийство доктора Эммета Салема.
Полицейский, сидевший за столом, быстро поднялся. До этого момента не осознавал, что следователь делал записи. Он смотрел, как следователь достал из кармана наручники.
Наручники. Тюрьма. Суд. Человеческие ничтожества будут судить его. Он, победивший первый акт жизни, рождение, станет обычным заключенным.
Он вскочил. Необузданная сила вернулась. Он провел операцию. Несмотря на его талант, операция не удалась. Пациент мертв. Остается только выключить системы поддержания жизни.
Доктор Кэрролл с любопытством смотрел на него. С момента их встречи в среду вечером, Кэрролл проявлял враждебность. Каким-то образом Эдгар Хайли был уверен, что именно Ричард Кэрролл начал его подозревать. Но он отомстит. Смерть Кэти Демайо станет его местью Ричарду Кэрроллу.
Следователь приближался. Отблеск огня сверкнул на наручниках.
Доктор Хайли вежливо улыбнулся.
— Я вспомнил, что у меня действительно есть некоторые медицинские отчеты, которые могут вас заинтересовать.
Он подошел к стене, отпустил пружину, которая удерживала панель. Панель отодвинулась. Он открыл сейф.
Он мог бы собрать все отчеты и броситься к камину. Огонь, разведенный Хильдой, теперь жарко пылал. Прежде чем они смогут ему помешать, он избавится от самых важных отчетов. Нет. Пусть они узнают о его гении. Пусть скорбят о нем.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики