ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Роско Майк
Яблоко с червоточиной
Майк Роско
Яблоко с червоточиной
Глава I
Клянусь, как говорится, головой, что буду с вами искренен до конца и поведаю одну лишь суровую правду.
Должен вам сказать, что по роду своей деятельности мне довелось немало в этой жизни повидать.
Однажды в мое частное сыскное агентство обратился некий состоятельный сумасброд, чтобы я приглядел за его фамильными драгоценностями, а в итоге оказалось, что речь шла о поддельных сокровищах.
В другой раз, нанявшись в телохранители, я провел целых три ночи с рыжеволосой красавицей, отказавшейся затем оплатить мои услуги наличными (правда, ей все же удалось убедить меня не поднимать скандал).
Однажды мне даже пришлось выслеживать кладбищенских воришек, которых я накрыл на месте преступления у только что вырытого ими покойника.
Когда я говорю, что мне пришлось немало повидать, будьте добры поверить мне на слово!
Значит, что же я хочу сказать?
Только одно: наш брат, частный детектив, приступая к новому делу, более или менее знает, с чего начать расследование; однако, как правило, никто из нас не в состоянии предвидеть, чем все это кончится.
Вот, судите сами.
В тот день с самого утра лило, как из ведра.
В довершение всех бед я в пух и прах разругался со своей секретаршей.
- Ради Бога, Синди! Сколько раз я тебе твердил, чтобы ты больше не подкладывала мне такую свинью! Готов поспорить, что речь снова идет о какой-нибудь болтливой старой карге! Где, по-твоему, ты работаешь? В благотворительном обществе по оказанию помощи выжившим из ума старухам?
Лицо Синди побледнело, как полотно. Она обернулась ко мне с такой яростью, словно игрушечный чертик на пружинке выпрыгнул из коробки.
- Неужели хотя бы раз в жизни ты не можешь обойтись без своего сарказма? К нам обратилась за помощью почтенная пожилая дама! Если ты мне не веришь, можешь пойти к ней, чтобы самому в этом убедиться.
- Еще чего! Может, я должен идти к ней по той лишь причине, что её скрутил ревматизм? Если она нуждается в наших услугах, пусть приходит в наш офис. Наши двери открыты для клиентов двадцать четыре часа в сутки! Ты, надеюсь, сообщила ей, во что ей обойдется наша помощь?
Синди отвела глаза в сторону, стараясь не встречаться со мной взглядом.
- Ну вот! Так я и знал! Этой чертовой старухе удалось по телефону тебя разжалобить, и ты пообещала, что мистер Эйприл сочтет за честь навестить её, а потом с радостью будет выполнять все её бредовые поручения! Ну и дура! Мне часто приходит на ум, что ты напрасно теряешь время на этой работе. Лучше бы ты поискала место в отделе социальной защиты. Там ты целый день напролет в свое удовольствие будешь помогать всем сирым и убогим.
Надо признаться, что Синди даже не пыталась возражать, ибо в глубине души знала, что я прав. Она стояла перед моим письменным столом, словно пережидая, когда утихнет буря. Вскоре из-за её покорного молчания я почувствовал себя неловко, так как понимал, что дело кончится тем, что она, как всегда, добьется своего. Какова штучка, а?
- Ну и где она обитает, твоя бабуля?
Синди потянулась к своему столу за блокнотом. Оторвав на ходу листок, она положила его передо мной. Я прочитал адрес. Так я и думал!
- Неужели ты считаешь, что толстосумы вдруг сговорились переехать в этот район? Или твоя сумасбродная старушенция предпочитает романтику бедных кварталов? Ладно, так и быть, на этот раз я пойду тебе навстречу. Но, прошу тебя, чтобы впредь ничего подобного не повторилось! Ты можешь не стесняться сообщать всем возможным клиентам наши расценки. Однако, самое главное, не подставляй меня так, как сегодня, кроме тех исключительных случаев, когда к нам вдруг обратится страж закона или денежный мешок. Усвоила?
В ответ она едва заметно кивнула.
- Ну, скажи же хотя бы слово! Ты надулась, как мышь на крупу.
На губах Синди промелькнула робкая улыбка.
- Джонни, мне очень жаль, что так получилось. У этой старушки был такой грустный голос. И мне показалось, что она совсем одинока. Я понимаю, что виновата перед тобой, но я не могла поступить иначе. Тебе вполне хватит времени, чтобы навестить её и вернуться до прихода мистера Макмартена.
- Ладно. Так и быть, я к ней пойду, но сразу назад. Он обещал зайти в четверть четвертого?
- Точно.
Я встал, взял шляпу и направился к выходу.
Синди проводила меня до самой двери, и когда я уже намеревался переступить через порог, она легонько коснулась моего плеча. Я тотчас обернулся.
- Я больше не сержусь на тебя, малышка. Прошу простить меня за грубость.
- И я тоже уже не сержусь. Джонни, будь осторожен.
Выйдя на улицу, я направился к машине, оставленной на ближайшей к нашему дому стоянке.
Пока я потел в машине, направляясь к миссис Вуд, мои мысли все время крутились вокруг Синди. Я размышлял о том, что она питает слабость ко всем престарелым людям и пасует перед их нытьем, по крайней мере два раза в месяц устраивая мне неприятности вроде сегодняшних. Я долго и тщетно надеялся, что со временем её характер закалится. Ничего подобного. Она умеет быть непреклонной в чем угодно, но стоит ей увидеть седину или услышать в трубке жалобный старческий голос, как её сердце не выдерживает. Ну и что? У меня ведь тоже есть свои слабости.
Я остановился перед домом, где проживала госпожа Вуд. Стоило лишь бросить взгляд на облезлый фасад, как сразу стало ясно, с кем придется иметь дело.
Пришлось проявить незаурядную сноровку, чтобы припарковаться между грудами мусора, увенчанными горой винных бутылок. Синди придется раскошелиться, если по её вине я проколю на этой свалке шины.
Я вошел в трехэтажную лачугу. И, как и следовало ожидать, госпожа Вуд жила на верхнем этаже. В довершении всего мне пришлось карабкаться вверх по шаткой лестнице!
Вот с таким настроением я подошел к её двери. Ни звонка, ни молоточка. Мне пришлось постучать в дверь костяшками пальцев, после чего, прождав минуты две, я так и не услышал в ответ ни единого звука. Затем послышались чьи-то шаги. Дверная ручка повернулась, и дверь чуть-чуть приоткрылась.
Я уже открыл, было, рот, чтобы представиться... и остолбенел.
Передо мной стояла женщина редкой красоты. Безупречно очерченный овал лица пожилой дамы обрамляли белые как снег волосы, а глаза её были той небесной голубизны, вроде бы и существующей в природе, но отнюдь не часто встречающейся. Прожитые годы легкой тенью легли на тонкие черты её прелестного лица, нисколько не обезобразив его. Она ничуть не сутулилась, а на прямые плечи была накинута широкая черная шаль. В одной руке, как мне показалось, она сжимала лупу, а другой придерживала шаль, словно боялась, что та слетит от неожиданного порыва ледяного ветра.
- С кем имею честь?
В этой устаревшей формулировке чувствовалось воспитание и высокая культура, что по нашим дням встречается совсем нечасто. Собственно, прежде всего я имею в виду самого себя.
- Моя фамилия - Эйприл. А вы, если не ошибаюсь, миссис Вуд?
Ее лицо просветлело.
- Ах, да! У вас такая любезная секретарша! Входите, мистер Эйприл.
Я вошел, держа шляпу в руке, и остановился на пороге.
- Следуйте за мной.
- Спасибо.
Она провела меня в тесную гостиную, обставленную довольно ветхой мебелью, но тщательно прибранную. Похоже, что мебель в этой комнате была ровесницей хозяйки дома.
Она пригласила меня присесть. Я не спешил садиться, пока старая дама не опустилась в кресло-качалку, стоявшее у окна, за что заслужил благодарный взгляд миссис Вуд.
Устроившись в кресле, пожилая женщина сначала посмотрела в окно, а затем перевела взгляд на меня.
- У стариков есть одна общая причуда. Они любят сидеть у окон, чтобы наблюдать за тем, что происходит на улице. И хотя мы, старики, и чужие на этом празднике жизни, все же мы ещё не утратили интерес к происходящему за окном и способны мечтать.
Попробуйте найти ответ на подобные слова!
Перебрав складки своей шали, она вытянула конверт.
- Вы не будете так любезны прочитать это письмо?
- Да, миссис.
Письмо пришло из полиции города Сан-Франциско и было подписано лейтенантом Дугласом из криминальной бригады. В нем сообщалось, что некая миссис Марианна Эдвард скончалась в результате падения в собственной комнате. Среди вещей покойницы полиция нашла множество писем от миссис Вуд. Похоже, у неё не осталось никого из родственников и друзей, кроме миссис Вуд, и полиция интересовалась, какие распоряжения сделает последняя относительно похорон и так далее... Кроме всего прочего, миссис Эдвард оставляла подруге в наследство все свое имущество. Затем прилагался перечень её скромного имущества, что представлялось совсем не самым важным.
Оторвав глаза от письма, я увидел, что по лицу миссис Вуд текли слезы.
- Мистер Эйприл, на всем белом свете у меня оставалась одна единственная подруга! Прошло немало лет с тех пор, как мы познакомились в Сан-Франциско. Мы встретились во время моего первого и последнего в жизни путешествия. Ах! Как же я тогда была счастлива! Наконец-то я увидела океан, о котором столько слышала и мечтала!
Она замолчала и бросила взгляд за окно.
- Вот теперь она покинула этот мир, оставив меня в полном одиночестве. Мистер Эйприл, у меня не осталось ничего, кроме наших писем.
Я решил поскорее перейти к делу.
- Миссис Вуд, чем, собственно, я могу быть полезен?
- Я хотела бы, чтобы вы выехали на место и выполнили за меня все необходимые формальности, а затем привезли мне её вещи, а также...
По её щекам снова потекли слезы.
- Простите, миссис Вуд, но может быть лучше вам лично отправиться в Сан-Франциско? Мне кажется, такая поездка обошлась бы вам не так дорого...
Она лишь пожала плечами.
- Мистер Эйприл, я слишком стара, чтобы путешествовать, да к тому же мне будет слишком тяжело воочию убедиться в её кончине. Я заплачу вам пятьдесят долларов, но сейчас у меня нет такой суммы, есть только десятка. Ведь все свои сбережения я отослала в Сан-Франциско. Мне хотелось, чтобы у Марианны были достойные похороны.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики