ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  прогноз для России на 2020-е годы 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

.. - ее
лицо под толстым слоем пудры тронул легкий румянец. - Не знаю, зачем
рассказываю все это вам, мистер. Я дала себе слово, что унесу все это с
собой в могилу...
- Вы не знаете, что подтолкнуло их к отъезду?
- Думаю, все это становилось слишком тягостным. Сил не хватало даже у
меня. Думаю, если бы они не сбежали, я не смолчала бы.
- Куда они поехали?
- В Сан-Франциско, по крайней мере, так говорилось. Во всяком случае,
никто из них уже не вернулся. Я не знаю, на что они жили. У капитана не
было ни занятия, ни состояния. Зная их, я допускаю, что это именно она
достала себе место и кормит их обоих до сегодняшнего дня. Капитана трудно
было бы назвать человеком практичным...
- А ее?
- О, она артистического типа. Но на самом деле она была намного
практичнее, чем старалась показать. Она делала вид, что витает в облаках,
а на самом деле твердо стояла обеими ногами на земле. Иногда мне было
искренне жаль ее - она следила за ним глазами, как собака за своим
хозяином. Я часто думала об этом позднее. Как женщина, у которой есть муж
и сын, может так сохнуть по чужому мужу?..
- Судя по фотографии, капитан был весьма красивым мужчиной...
- Да, так оно и было. А где вы видели его фотографию?
Я показал ей объявление Стенли. Она его узнала.
- Эта газета была у Элберта Свитнера. Он хотел увериться, что это
капитан Броудхаст, я подтвердила.
- А о женщине он не спрашивал?
- Это не было нужно, он давно уже знал миссис Килпатрик. Она была его
учительницей, когда он жил у нас, - протерев очки, она вновь склонилась
над фотографией. - Кто дал это объявление в газету?
- Стенли Броудхаст.
- Откуда он взял тысячу долларов награды? У него же цента за душой не
было...
- У матери, во всяком случае, так он планировал.
- Понятно... - она подняла на меня глаза, в которых стояло прошлое. -
Бедный маленький Стенли! До конца хотел понять, что происходило в
охотничьем домике...
Интуиция этой женщины не переставала меня удивлять. Годы хлопот и
защиты Фрица заострили ее ум необычайно. Я понимал, что она рассказывает
мне все это не без умысла, словно престарелая Шахерезада, возводя стену из
слов между мной и своим сыном. Я глянул на часы, было без четверти час.
- Вы должны идти? - быстро спросила миссис Сноу.
- Если бы я мог поговорить с Фредериком...
- Это невозможно. Я этого не позволю. Он всегда винит себя в том,
чего не делал.
- Я буду иметь это в виду...
Она покачала головой.
- Вы не должны просить меня об этом. Я вам рассказала даже больше,
чем вы узнали бы у Фредерика, - помолчав немного, она прибавила с
раздражением: - Спросите у меня, если вы хотите знать еще что-то!
- Только одно. Вы вспомнили о рождественской открытке, которую Марта
Никерсон прислала Фредерику...
- Собственно, это не была рождественская открытка, обыкновенная
почтовая карточка с поздравлением... - она поднялась. - Постараюсь найти
ее, если это для вас так важно.
Она исчезла в дверях кухни, я слышал, как открылись и закрылись
другие двери. Потом сквозь тонкие стены до меня долетел шум голосов,
истерический - Фредерика и успокаивающий - его матери.
Через минуту миссис Сноу вернулась с открыткой в руке. На цветной
фотографии был изображен фасад одноэтажного отеля с надписью: "Юкка Три
Мотор Инн". На штемпеле значилось: "Петролеум-Сити, 22 декабря 1959г.".
Текст был написан выцветшими зелеными чернилами:
"Дорогой Фриц!
Мы не виделись так давно! Что слышно в нашей старой доброй
Санта-Терезе? У меня маленькая дочурка, она родилась под самое Рождество,
15 декабря, и весила почти три с половиной килограмма! Настоящая куколка,
скажу тебе! Мы решили назвать ее Сьюзан. Я очень счастлива и надеюсь, что
ты тоже счастлив. Передай мои наилучшие рождественские пожелания своей
маме.
Марта (Никерсон) Крендалл".
Едва я окончил чтение, в кухне зазвонил телефон. Миссис Сноу
подскочила, словно при звуке пожарной сирены, но прежде, чем поднять
трубку, аккуратно прикрыла за собой дверь. Через минуту дверь снова
распахнулась:
- Это вас. Мистер Килси, - заявила она, кривя губы, словно у этого
имени был горький привкус.
Она отошла в сторону, пропуская меня, а потом застыла в дверном
проеме, прислушиваясь. У Килси был встревоженный голос:
- Пилот береговой охраны выследил "Ариадну". Она села на мель в
Заливе Дюн.
- А что с пассажирами?
- Дело темное, и выглядит все это не слишком розово. Судя по моим
сведениям, прибой в любую минуту может разбить яхту.
- Обрисуйте точнее, где это?
- Сразу за национальным парком, чуть пониже. Вам знакомо это место?
- Да. Где вы находитесь? Я могу подхватить вас по дороге.
- К сожалению, в данный момент я не могу покидать город. Я вышел на
один след в деле об убийстве Стенли Броудхаста. Да и район пожара я не
должен оставлять...
- Какой след?
- Вчера в окрестностях видели этого вашего типа в парике. Он ехал в
старом белом автомобиле по Дороге Грешников. Его видела студентка,
гулявшая там незадолго до пожара.
- Она могла бы опознать его?
- Пока не знаю. Как раз еду поговорить с ней.
Килси повесил трубку. Отвернувшись от телефона, я заметил, что дверь
в комнату Фрица приоткрыта. В щелке блестел его влажный глаз, словно глаз
рыбы между подводных камней. Мать следила за ним, словно акула, из
противоположных кухонных дверей.
- Как себя чувствуешь, Фриц? - спросил я.
- Отвратительно...
Он приоткрыл дверь пошире. В мятой пижаме он был больше похож на
неаккуратного мальчишку, чем на взрослого мужчину.
- Возвращайся к себе и сиди тихо! - рявкнула на него мать.
Он покачал всклокоченной головой.
- Не хочу сидеть! Меня мучают видения!
- Какие видения, Фриц? - спросил я.
- Мистер Броудхаст в могиле...
- Это ты похоронил его?
Он кивнул и расплакался. Так он и стоял, кивая и заливаясь слезами,
пока мать не встала между нами. Она всем своим маленьким весом налегла на
его безвольное тело и втолкнула его обратно в комнату. Потом закрыла
дверь, повернула в замке ключ и, держа его, словно оружие, повернулась ко
мне.
- Я прошу вас выйти отсюда! Вы опять выбили его из равновесия!
- Если это он вчера закопал Стенли Броудхаста, вам не удастся этого
скрыть, миссис. Нужно быть сумасшедшей, чтобы пытаться...
Она выдавила звук, долженствовавший символизировать смех, но
прозвучавший как тявканье терьера:
- Это не я сумасшедшая. Он имеет такое же отношение к смерти Стенли,
как и я. Вы все так напугали его, так все перепутали в его бедной голове,
что он уже сам не знает, где был и что делал! Но я абсолютно уверена в
том, что ничего плохого он не сделал! Я хорошо знаю своего сына...
Она говорила это с такой уверенностью, что я почти поверил ей.
- Однако, я уверен, что он знает больше, чем говорит...
- Вы хотели сказать "знает меньше", не так ли? Он сам не знает, что
он знает. И не стыдно вам преследовать бедную вдову и ее единственного
ребенка?! Если доктор увидит его в таком состоянии, он захочет поместить
его в сумасшедший дом.
- Он уже бывал там когда-нибудь?
- Нет, но чуть не попал туда. Если бы миссис Броудхаст не заплатила
за лечение...
- Это было в 1955 году?
- Да. А теперь я прошу вас покинуть мою кухню. Я не приглашала вас
сюда и прошу выйти!
Я поблагодарил ее и вышел. Возле дома стоял желтый спортивный
автомобиль, из которого вышел не первой молодости мужчина в тренировочном
костюме. Он достал из багажника докторскую сумку и двинулся в мою сторону.
Седые волосы и голубые глаза резко контрастировали с его загаром.
- Доктор Жером?
- Да.
Он окинул меня вопросительным взглядом, я сообщил, кто я и чем
занимаюсь.
- Меня пригласила Джин Броудхаст. Кстати, как себя чувствует Элизабет
Броудхаст?
- Она измучена и потрясена, это привело к сердечному приступу. В
целом, все не слишком серьезно.
- Я мог бы поговорить с ней?
- Не сегодня. Быть может, завтра. Но я бы не советовал говорить с ней
о сыне. Да и о внуке тоже, - доктор глубоко вздохнул и произнес с
неожиданным глубоким сочувствием:
- Я осмотрел в морге тело Стенли. Печально, когда умирает такой юный
человек!
- Причиной смерти была колотая рана?
- Вероятно.
- Вы были его врачом?
- Большую часть его жизни. Пока он жил дома, я осматривал его
достаточно регулярно. Потом он временами наведывался ко мне. Он любил
спросить моего совета, когда его что-то тревожило.
- Что именно его тревожило?
- У него были скорее эмоциональные, семейные тревоги. Я не считаю это
темой для беседы с посторонними лицами.
- Стенли это уже не повредит. Он мертв.
- Бог его знает... - не без горечи произнес доктор. - Дорого я дал
бы, чтобы узнать, кто убил и закопал его.
- Ваш пациент, Фриц Сноу, утверждает, что закопал его он.
Я следил за его реакцией, он не отвел взгляда своих спокойных глаз и
его загорелое здоровое лицо оставалось все таким же. Он даже слегка
усмехнулся:
- На вашем месте я бы в это не верил. Фриц во всем признается.
- Откуда вы знаете, что это не так?
- Он является моим пациентом вот уже двадцать лет.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   принципы идеальной Конституциисхема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииполная теория гражданских войн и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики