ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  полная теория гражданских войн
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ее голова в профиль
напоминала классический медальон на фоне залитого дождем города.
- К сожалению, не могу помочь вам. Ведь я там не была...
- Там был ваш муж.
Мышцы ее шеи напряглись. Она резко повернула ко мне голову.
- Откуда вы можете это знать?!
- Ваш муж не вернулся оттуда. Он был застрелен и похоронен
поблизости. Сегодня мы его откопали.
- Понимаю... - она не сказала, что именно понимает, но ее глаза
сузились и потемнели от этого известия, а скулы заострились. Выражение ее
лица напомнило мне вырытый череп. - Это конец.
- Не совсем.
- Для меня это так. Вы сказали, что обоих мужчин нет в живых. Мужа и
сына. Я потеряла все, что любила.
Она постаралась принять трагическую позу, но в этом была какая-то
фальшь, лишавшая ее слова смысла, они прозвучали пусто и неприятно. А
перед моими глазами встали неровные строчки ее записок и неоднозначная
характеристика отца, написанная ею.
- Вы уже пятнадцать лет знаете, что ваш муж мертв и похоронен в
каньоне, миссис.
- Это ложь, - но ее голос все так же был лишен убедительности, словно
она отвечала затверженный урок, в то же время прислушиваясь к его
звучанию. - Предупреждаю вас, если вы выступите с этим заявлением
публично...
- Мы говорим как нельзя более приватно, миссис. Вам нечего скрывать
от меня. Я знаю, что в тот вечер вы поссорились с мужем и отправились
следом за ним в охотничий домик.
- Откуда вам может быть это известно, если это ложь?! - это была
обычная игра человека виновного, допрос допрашивающего, долгое
перебрасывание мячика правды, пока он вовсе не затеряется. - Откуда вы
получили эти драгоценные сведения? От Сьюзан Крендалл?
- Частично.
- Это не слишком надежный свидетель. Из ваших же слов видно, что она
психически неуравновешенна. Кроме того, ей в то время было не больше
трех-четырех лет. Все это - плод ее воображения!
- Трехлетки могут видеть и слышать. И помнить. У меня есть достаточно
доказательств того, что она была в охотничьем домике и видела или слышала
выстрел. Ее показания подтверждаются показаниями других людей. Кроме того,
ее неадекватное поведение вполне объяснимо.
- Значит, вы признаете, что она неуравновешенна?
- Все это потрясло ее. Кстати о потрясениях: а Стенли случайно не был
свидетелем выстрела?
- Нет это не возможно!
Она громко втянула воздух, словно для того, чтобы проглотить
неосторожные слова.
- Откуда вы знаете, если вы там не были, миссис?
- Я была дома со Стенли.
- А вы не ошиблись? Я знаю, что он побежал за вами в каньон и слышал
выстрел, от которого погиб его отец. Всю свою последующую жизнь он пытался
изгнать это из памяти и искал доказательства того, что это было лишь
дурным сном.
До сих пор она говорила со мной, как адвокат, не вполне уверенный в
невиновности своего подзащитного. Но теперь я выиграл.
- Чего вы хотите от меня?! Денег? Но я окончательно ограблена, - она
остановилась и растерянно глянула на меня. - Но только не говорите моей
невестке, что у меня нет ничего. Тогда я больше не увижу Ронни...
Я был уверен, что она ошибается, но не хотел спорить с нею. Вместо
этого я спросил:
- Кто же вас ограбил, миссис?
- Я не желаю говорить об этом!
Я взял с туалетного столика карточку Килпатрика так, чтобы она видела
это.
- Если кто-то шантажирует вас, миссис, вы имеете возможность
покончить с этим...
- Я же сказала, что не хочу говорить об этом! Я никому не могу
доверять! После смерти отца - никому!
- Вы хотите, чтобы так продолжалось?
Она взглянула на меня горьким недобрым взглядом.
- Я не хочу, чтобы продолжалось что бы то ни было. В том числе и
жизнь. А меньше всего - этот разговор, этот инквизиторский допрос!
- Я тоже не получаю от этого никакого удовольствия.
- Ну, уходите же! Я больше не вынесу!
Она стиснула поручни кресла с такой силой, что побелели костяшки
пальцев, и тяжело встала. Мне не оставалось ничего иного, как выйти из
палаты.
Прежде чем вернуться в прозекторскую, мне необходимо было
восстановить силы. Я отыскал дверь на узкую запасную лестницу и принялся
не спеша спускаться. Бетонные ступени с серыми металлическими перилами,
замкнутые в бетонном коробе без окон, напоминали тюрьму своим унынием и
непоколебимостью. На половине спуска я приостановился, пытаясь представить
себе миссис Броудхаст в тюрьме.
Собственно говоря, свое задание я выполнил в тот момент, когда вернул
Ронни его матери. Все, что я мог сделать дальше, было неизменно
отвратительно и болезненно. Я не ощущал необходимости доказывать любой
ценой, что миссис Броудхаст убила своего мужа. Жажда справедливости
остывала в моей груди по мере того, как я старел. Теперь для меня был
внятен голос защиты ценностей, более заслуживавших того. Несомненно,
человеческая жизнь принадлежала к ним. Но Лео Броудхаст был убит в
состоянии аффекта много лет назад, и я очень сомневался, что какой бы то
ни было суд присяжных признает его вдову виновной в чем-то более тяжком,
чем убийство в состоянии частичной вменяемости.
Что же касается остальных убийств, то весьма неправдоподобно, что
миссис Броудхаст имела причины убивать сына и физическую возможность
убийства Элберта Свитнера. Я убеждал себя, что мне абсолютно все равно,
кто их убил. Но мне было не все равно. Все в этом деле раскручивалось по
спирали, которая, словно эта лестница, неуклонно выводила в светло-зеленый
коридор, где за дверями с предостерегающей надписью доктор Силкокс
допрашивал своих молчаливых свидетелей.
Я пересек кабинет и открыл стальные дери секционной. На цинковом
столе, в свете рефлекторов лежало то, что осталось от Лео Броудхаста.
Силкокс осматривал череп, классические линии которого были единственным
свидетельством того, что когда-то Лео был красавцем. В полутьме, у стены,
стояли Килси и помощник коронера Пурвис. Я подошел к столу, пройдя мимо
них.
- Следы выстрела есть?
Силкокс поднял глаза от своей работы.
- Да, я нашел вот это.
Он взял со стола свинцовую пулю и протянул ее мне на ладони. Похоже
было, что она выпущена из ствола 22 калибра.
- В каком месте пробит череп?
- А он не пробит. Я нашел лишь небольшое поверхностное повреждение,
которое не могло стать причиной смерти.
Блестящим кончиком пинцета он указал на небольшую бороздку от пули на
черепе.
- А что же стало ее причиной?
- Вот это.
Он подтолкнул в мою сторону бесцветный треугольничек, звякнувший о
поверхность стола. В первое мгновение мне показалось, что это наконечник
индейской стрелы. Но взяв его в руку, я понял, что это кончик кухонного
ножа.
- Он застрял в ребрах, - пояснил доктор. - Несомненно, сломался,
когда нож вытаскивали.
- Броудхаста ударили спереди или сзади?
- Вероятно, спереди.
- Это могла сделать женщина?
- Почему бы и нет? Как вам кажется, Пурвис?
Юный помощник коронера выступил из тени и влез между мной и
Силкоксом.
- Мы поговорим об этом без свидетелей, - заявил он доктору, после
чего обернулся ко мне: - Мне очень жаль мешать вашим развлечениям, мистер
Арчер, но вы не имеете права присутствовать в прозекторской. Вы видели
надпись на двери: "Посторонним вход запрещен"? Так вот вы - посторонний.
Я подумал, что это всего-навсего юношеское служебное рвение.
- Ну, так наделите меня соответствующими полномочиями. И я буду не
посторонний.
- Я не могу этого сделать.
- Кто это говорит?
- Я получил инструкции от шефа-коронера.
- А от кого он получил инструкции?
Кровь ударила в голову юному функционеру, его лицо в ярком свете
сделалось пурпурным и рыхлым.
- Убирайтесь отсюда, мистер!
Я глянул на Килси, стоявшего у стены с серьезной миной и обратился к
ним обоим.
- Но, господа, это ведь я нашел убитого!
- Это еще не дает вам права находиться здесь, мистер.
Пурвис положил руку на рукоятку пистолета. Я недостаточно знал его,
чтобы быть уверенным в том что он меня не пристрелит, а потому вышел из
секционной. Злость и обида стучали в мои виски горькими жаркими волнами.
Килси вышел в коридор вслед за мной.
- Мне очень жаль, Арчер...
- Но вы не поспешили мне помочь...
Его серые глаза блеснули, в них появилось твердое выражение. Однако
улыбка с губ не сползла.
- В отношении вас пришли инструкции сверху. Мне велели строже
придерживаться предписаний.
- И что же говорят предписания?
- Вы знаете это не хуже, чем я. Если дело находится в ведении местных
властей, я вынужден им подчиняться.
- Что они крутят? Хотят похоронить эту историю еще лет на
пятнадцать?!
- Я сделаю все, чтобы не допустить этого. Но лично моим заданием
является установление причины пожара...
- Убийства и пожар связаны между собой! Вы же сами это знаете!
- Вот и не говорите мне о том, что я сам знаю!
Он резко развернулся и возвратился к останкам и непосторонним лицам.

34
Когда я вышел из больницы, дождь лил еще сильней. Улицей текла вода,
унося в океан слои летней пыли. Чем выше я поднимался, тем больше было
воды. Поднимаясь по каньону миссис Броудхаст, я словно плыл против течения
по быстрой реке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   схема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииэтническая структура Русского мира и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики